Пора вернуть долги

-Проснулась?-послышался мужской ехидный смешок, раздающийся малым эхом.- Я счастлив, что ты очнулась, иначе мне пришлось бы использовать пару препаратов... ну, знаешь, что-то на подобии адреналина. Я на самом деле даже удивлен, удар достаточно был... хорошим, и тот факт, что ты осталась жива, поражает.
В помещение было темно, настолько темно, что даже не мог понять на чем ты лежишь или сидишь. Также в помещении было сыро. Достаточно, сыро, чтобы некоторым пришлось дышать через платок, который позволял хоть как-то дышать. Но по этой малой характеристике, основанная на ощущениях, можно было легко предположить, что это место называется подвалом.
Раздался щелчок, и темнота сменилась на яркий свет, который резал глаза. Ощущения были не из приятных, но это было терпимо и со временем можно было б легко привыкнуть, но не к такой яркой лампе.
-Прости, у тебя, наверно, вопрос, почему я сразу не включил свет, но ответ достаточно прост. Чтобы ты сосредоточилась на том, что я говорю, а не на окружении.
Очень трудно было разглядеть человека, когда свет слепил глаза.
-Знаю, что тебе достаточно трудно узнать человека по голосу, особенно, когда ты сосредоточена на том, чтобы избавиться от боли в глазах, но мне это и нужно. Это помогает усилить пару твоих рецепторов? Извини, я не биолог, я не разбираюсь как некоторые вещи называются.
Так и было, она отчаянно пыталась как-то отвернуть голову, отвести взгляд от света, но все было тщетно, в итоге ей пришлось сконцентрироваться на других вещах, в следствии чего обострился слух.
-Эмма же тебя зовут? Правильно?-можно было уже услышать, как он точит какой-то предмет. То ли нож, то ли скальпель, то ли ещё что,-Мне было так грустно, когда ты решила покинуть нас, но это уже позади. Ты обещала мне и многим, что ты обязательно расплатишься с нами, но не уточняла как... и... я решил за тебя, как ты будешь возвращать долги мне.
Её эта новость напугала, она подумала, что ей придется распрощаться с её невинностью, но, обратив внимание на точильный звук, она начала дергаться, пытаться вырвать с корнем ремни, что обвили её запястья, лишь бы выбраться из оков.
-Ох, не стоит так дергаться. Это все равно бесполезно, здесь все присобачено намертво, и максимум, что ты сделаешь то это повредишь свой позвоночник и натрешь свои прекрасные запястья,-незнакомец отодвинул лампу в сторону, и взору Эммы представилось его лицо. И как по иронии судьбы, оказалось, что это её друг. Друг, у которого она временно жила из-за некоторых обстоятельств. Он не был против того, что она находилась с ним рядом, но тот факт, что она занимала место, которое ему так нужно было, не мог отвергнуть. В последствии, Эмме пришлось сказать, что она обязательно его по-особому отблагодарит.
И по мнению друга этот день благодарности настал.
-Ты говорила, что ты меня отблагодаришь, но не говорила как и чем, и я решил сам за тебя. Сам решил, как тебе лучше меня отблагодарить,-он осматривал её тело, её тон кожи, особенности.
-Такая бледная, ни одного шрама или пятна. Идеальна для... некоторых людей, которые одержимы тем, чтобы овладеть каждой. Но мне нужны только твои нежные, ласковые руки,-он осторожно провел по кисти руки своими холодными пальцами.
Вся эта теплая и нежная нота прервалась, когда он освободил из оков одну из её рук и крепко держал. Этот псих взял топор, что лежал около точильного камня и прислонил лезвие к коже девушки. Она, конечно, пыталась как-то "вырвать", вернуть руку себе, но эти попытки прервались жуткой болью, которая раздалась по всему телу. Крик разносился по помещению.
Началась натуральная пытка, топор не отрубил руку, он застрял на половине пути, в кости. Пришлось удар снова нанести по руки, но на этот раз посильнее, чтоб уж точно. Крик не прекращал раздаваться, он становился громче. Удары по новым частям тела её медленно убивали.
Спустя больше часа, стало тихо. Конечности любимой Эммы были законсервированы в огромные стеклянные колбы, которые красовались, благодаря подсветки. А тому куску телу без конечностей досталась тяжелая ноша, его просто сожгли в печи.

Обсуждаемые крипипасты