Кенди Поп: Самая темная правда

4 декабря 2010 г.

Всю жизнь я страдал от ночных кошмаров. Эти галлюцинации, которые обитают глубоко в пустоте моего разума, существуют только для того, чтобы выйти и мучить меня в самые уязвимые часы. В основном, когда я сплю. Некоторые люди говорят, что слепые не могу мечтать, но я могу. Я часто задаюсь вопросом, о чем мечтают другие, потому что когда ты слеп, нет ничего, кроме тьмы. Другие говорят, что из-за этой инвалидности я вижу только черное, но то, что я вижу, - является ярким. Я вижу схемы цвета и видения, которые могут описать только те, у кого есть зрение. Мои мечты никогда не бывают такими приятными, как люди думают. То, что я не вижу, не означает, что я не знаю зла. Каждую ночь один и тот же ненавистный сон преследует меня. Кажется, что изображение всегда воспроизводится в моем разуме, показывая мне пропасть моего безумия. Вся особенность всего этого в том, что я всегда боюсь спать, и недостаток сна сказывается на моем теле. Мои собственные страдания от бессонницы привели к тому, что стал часто ворочаться во время сна. Время идет, и прежде чем я это узнаю, оно ускользает от меня. Когда начинаются кошмары, я никогда не могу спокойно спать. Я пытаюсь, но как только мои глаза закрываются, начинается шоу.

Я сражаюсь. Борюсь, чтобы не заснуть, борюсь, чтобы держать кошмар подальше. Сон начинается всегда с того, что я иду в моей пижаме по открытому лугу снега и льда. Холодный ветерок бьет меня по телу, как тысяча ножей. Гипотермия начинает охватывать меня. Я обнимаю себя, стараясь сохранить тепло тела. Я останавливаюсь, когда накатывает чувство страха. Посреди снежного поля стоит высокая черная фигура. Кажется, с каждым мгновением все становится тише. Фигура наклоняется ко мне и поворачивается. Фон за черной фигурой горит и начинает разбиваться, как зеркало, когда тьма разъедает пейзаж. Затем пол начинает трескаться и разваливаться. Я вижу, как трещина становится больше. Здесь кошмар начал усиливается. Мое сердце начинало биться быстрее, я убегал от тьмы, которая теперь, казалось, следовала за мной, куда бы я ни шел. Мои мольбы о помощи остались без ответа, когда черная масса преследовала меня до самых концов моего разума.

Эмоции нарастали, и мое единственное спасение состояло в том, чтобы проснуться, но это было невозможно. Когда я быстро развернулся, там, позади меня, стояла высокая черная масса. Он нависал надо мной так близко, что я чувствовал его холодное дыхание на своей шее. Ощущение было слишком реальным даже для кошмара. Мои глаза замерли на месте, смотря, как на меня движется черная масса. Моя решимость проснуться стала только сильнее. В панике, я стал кричать из-за всех сил.

"ЭТО ТОЛЬКО СОН! ЭТО НЕРЕАЛЬНО!!!"

Но страх был реальным, и я должен был найти способ проснуться. Темнота следовала за черной фигурой, вытекающей из ее формы, чтобы окружить меня. Я оступился, споткнувшись о камень и упав на сломанную, потрескавшуюся землю. Мне казалось, что я погружаюсь в бесконечную темную пропасть. Я кричал, увидев, как свет угасает. Но меня спасает от кошмара падение с кровати. Холодный пот стекает по меня, а сердцебиение не сбавлял свой темп.

На мгновение я закрыл лицо руками, все еще дрожа от страха. Я позвал единственного человека из своей семьи.

"БАБУШКА!"

С этим единственным криком я услышал шаги своей пожилой бабушки, спешащей по лестнице. Потом я услышал, как она идет по коридору и очень грубо открывает мою дверь. Я мог сказать, что моя бабушка была раздражена, по ее не сдержанному дыханию.

«Что на этот раз?! Это уже вторая неделя подряд, ты будишь меня из-за глупых снов» - сказала она с раздражением.

Я знал, что она ненавидела меня со дня моего рождения и всегда говорила мне, что я всего лишь бремя для семьи. Я точно знал, что с тех пор, как я родился, со мной не происходило ничего хорошего. Я слышу ее легкое рычание сквозь зубы. Бабушка вошла в ванную, где я хранила лекарства. Хоть мои отказы принимать их рос, кошмары становились все интенсивнее с каждым днем. Прибывая в своих мыслях, я чувствовал, как моя бабушка швыряет таблетки в мою руку.

«Вот твои глупые таблетки, Адриан. Теперь, глотай их и ложись спать. Хватит будить меня из-за жалких кошмаров, которые тебе беспокоят! »

Я чувствовал, как вибрируют ее шаги, движущиеся к двери, а затем она хлопает ею, удаляясь в свою спальню. Комната погрузилась в тишину. Это дало время собраться со своими мыслями. Придя в себя, я стал ощупывать стакан воды, чтобы принять таблетки. Они нужны, чтобы успокоить мои тревоги и помочь с моей бессонницей. Я продолжал искать и, наконец, глубоко вздохнул, я понял, что бабушка забыла дать воды, чтобы запить их. В любом случае, это не имело значения, она всегда так ко мне относилась. По какой причине? Она была не из тех женщин, что дарила заботу. Бабушка была холодной, задумчивой женщиной, а также была очень религиозной и считала, что мои ночные кошмары были просто попытками привлечь внимание. Ей думалось, что я притворяюсь, чтобы раздражать ее.

Я перестал чувствовать головокружение и встал с пола. Затем я остановился, ощутив, как зловещее чувство нависло надо мной. Стряхнув это чувство, не обращая на него внимание, я схватил свою трость. Я стал постукивать ей, чтобы понять, куда я иду. Вскоре, с большим трудом мне удалось добраться до кухни. Чувства тревоги не покидали меня, и с этим я ничего не мог поделать. Когда подошел к раковине, я ощутил, как холодная плитка на полу кухни соприкасалась с моими ногами. Отставив трость, прислонившись к стене, я стал нащупывать стакан. Я продолжал искать, пока один из них, каким-то чудом не оказался у меня в руке. На мгновение я замер, подумал, может бабушка подала мне стакан.

"Бабушка?" - прошептал я, надеясь на ответ.

Ничего. Не было никакого ответа. Я спросил снова, но немного громче.

"Бабушка?!"

Все еще нет ответа. Я решил пощупать ее, но безрезультатно. Я не чувствовал ни тепла ее тела, ни кого-либо еще. Глубокое зловещее чувство снова нахлынуло на меня. Затем я почувствовал, как чье-то дыхание коснулось моей шеи.

"Бабушка? Серьезно, прекрати, ладно? Это не смешно. Ты ведь знаешь, что «я» тебя не вижу! »

Я полагал, что моя бабушка делала это нарочно, потому что она считает, что я ответственен за смерть моей матери. Моя мама умерла от осложнений после родов, и я остался один. Единственный человек, который мог взять меня, была моя бабушка. Хотя, она неуважительно ко мне относилась, я все еще благодарен ей, что она не бросила меня. Она говорила, что единственная причина, по которой она взяла меня, это последняя воля моей мамы. Я всегда слышал, как она говорила, что я «ублюдочный сын самого дьявола», но я никогда не задумывался о том, кем на самом деле был мой отец. Меня это не волновало.

Быстро обернувшись, я стал ощупывать руками пространство, ища постороннего на кухне. Никого. Я схватил стакан, наполнил его водой из под крана и пошел так быстро, как только мог, в свою комнату. В спешке я оставил свою трость, хотя понял это слишком поздно. Глубокое чувство страха внутри меня боялось вернуться на кухню, хотя она была в нескольких шагах от меня. Я направился назад, ощупывая стенку, где именно оставил свою трость. Только в том месте, где я ее оставил, ее не было. Тихо выругавшись, я начал рыться в поисках трости.

"Она была тут. Прямо тут!" – тихо прошептал про себя.

Проходили минуты или может, прошло не меньше часа? Казалось, что время остановилось, пока я не почувствовал, что коснулся одной из стен кухни. Она всегда была так близко? Я не обратил на это внимания, повернулся и пошел вперед, пока не врезался в другую стену.

«Проклятье!» - тихо сказав это, я стал потирать лоб.

Стены словно двигались. Я положил свою правую руку на стену, а затем левой рукой стал ощупывать пространство вокруг, и нащупал еще одну стену слишком близко для стен кухни. Мое сердце ускорилось, и я чувствовал, как стены всё приближаются. Я взывал о помощи.

"БАБУШКА!!!!"

На этот раз все было иначе, я не спал. Я знал, что находился в сознании. Этот сон был более реалистичным, чем любой другой, который я когда-либо видел. Как это возможно?! Я не мог пошевелиться. Мое сердце, мой разум - все било тревогу. Я чувствовал, как моя душа сгорает изнутри моего тела. Как будто кто-то вырывал мое сердце. Боль была невыносимой и нереальной. Такого не случалось со мной, пока я был в сознание. Как мой кошмар, мог стать реальным?! Я пытался двигаться, но ничего не получалось. Проходили минуты, я изо всех сил пытался сдвинуться с места. Всплеск холодной воды сильно ударил меня по лицу, и вскоре я выпал из своего кошмара. Вкус дистиллированной воды и уксуса попал мне в рот, и тогда я понял, что моя бабушка бросила в меня свою святую воду. По всему телу побежали мурашки от холодного ощущения воды, стекающего по моему лицу. Мои руки дрожали. Я почувствовал, что моя бабушка ударила меня, чтобы вывести из транса. Сила ее удара заставила меня потерять равновесие и упасть. Я чувствовал острую боль, в районе затылка. Задыхаясь схватившись за голову, я почувствовал теплую жидкость на месте удара. Густая жидкость стекала по моему лбу на лицо. Я понял, что у меня сильное кровотечение из-за того, что ударился головой об угол раковины.

«М - Моя голова!» - закричал я от боли.

Моя бабушка стала издеваться надо мной.

«Когда ты перестанешь плакать, наведи здесь порядок и помолись! Молись и надейся, что Бог простит тебя за ложь о том, что ты слеп и болен этими дурными кошмарами! Ты жалкий ребенок».

Кажется, бабушка никогда не воспринимала меня в серьез. Я знал, что она говорила обо мне с соседями, о том, что я притворяюсь слепым и страдаю бессонницей только ради внимания. Но это не было ложью. Зачем мне лгать о чем-то столь серьезном? Да кого это волнует. Я устал и остался один наводить порядок, который не мог видеть. Я вздохнул и просто нащупал ткань, чтобы очистить кровь. Холодная поверхность раковины была покрыта моей кровью. Внезапно я почувствовал острую боль в руке, когда порезался о разбитый стеклянный стакана. Моя рука дрожала от боли. Кусок стекла все больше проникал в мою плоть. Я должен был вытащить его. В жуткой агонии, я набрался смелости и очень осторожно начал вытаскивать осколок из ладони. Осколок стекла вышел быстро, а за те отбросив его в сторону, я услышал, как он с лязгом упал на землю.

Кровь текла по моей ладони. Боль усилилась там, где был порез. Я медленно поднялся и потянулся к раковине. Почувствовав включенную холодную воду, мое дыхание стало тяжелее. Удары воды жалили мою руку. Вода постепенно стала нагреваться, и на мгновение я задремал, но вскоре проснулся. Вода стала вытекать из раковины на кафельный пол. Я понял, что происходит, и отключил воду. Потерев глаза от изнеможения, не понимая с чего начать, я открыл глаза и смог видеть. Я быстро обернулся и впервые увидел детали кухни. Свет луны, мягко проникающий через окно, казалось, проецировал только тень от предметов. Затем я посмотрел на свою тень. Свет заставил мой силуэт безмерно растянуться, пока голова моей тени не упала на потолок. Я наблюдал за тенью, видя очертания множества оттенков, которые она создает в темной яме монохромных цветов.

Чем больше я смотрел на свою тень, тем больше она двигалась. Потом я понял, что она все еще растет. Я не мог о таком и подумать. Кошмары теперь проявились в моей собственной реальности подобно галлюцинациям из моего разума. Тень увеличивалась в размерах. В то же время она искривлялась и искажалась в форму, которая казалась нереальной. Тень испустила ужасный пронзительный крик. Крик проецировал множество других голосов. Стена позади меня застигла меня врасплох. Тень растянулась, и попыталась схватить меня своими когтями.

«Почему ты продолжаешь преследовать меня?! Пожалуйста, просто оставь меня в покое!»

Я повторял это снова и снова, держась за волосы, дрожа, как беспомощный младенец.

Я пытался нащупать предмет, чтобы отогнать тень. Схватив тарелку, лежащую в раковине позади меня, я бросил ее в тень, как оказалось безрезультатно. Тарелка только ударилась о стену и разбилась, она прошла сквозь тень.

Мои ноги дрожали, я почувствовал, что застрял на месте. Тень все ближе и ближе подходила ко мне. Атаки из тени становились сильнее с каждым разом, поглощая разум. Мои глаза расширились, когда я увидел, как теневая фигура подняла свои руку, и в его руках тень стала формировать гигантский молоток. Тень колотушки поднялась надо мной, и я увидел, как руки теневого человека стали опускаться со всей силы. Я увернулся, чудом не врезавшись в стену кухни. Дрожа, я заикался, мой голос пытался высвободить слова, необходимые для того, чтобы позвать на помощь, но ни как не получалось. Мой язык застрял в горле. Я схватился за ручку двери и повернул ее. Дверь распахнулась, и я выбежал из дома так быстро, как только мог. Адреналин бежал по моим венам. Моим единственным инстинктом было бежать. Бежать как можно быстрее и спрятаться. Я оглянулся и ничего не увидел.

Я остановился, чтобы отдышаться и огляделся вокруг. Неужели я каким-то образом забежал так далеко в лес за домом моей бабушки и сбился с пути? Я вздрогнул, когда почувствовал, как холодный воздух скользнул по моей спине. От завывания ветра сквозь деревья, я мог поклясться, что услышал, как они шепчут мое имя. Паранойя охватила меня, и я услышал, как шепот усиливался, произносящего мое имя со всех уголков леса. Осознание того, что я не смогу избежать этого кошмара, было еще более пугающим. Это была отвратительная реальность и страх, от которого в любой момент могу сойти с ума. Я знаю, что эти видения - больше, чем просто мечты. Это «живые» кошмары, от которых я не могу убежать. Страх и боль здесь более реальны, чем все, что я когда-либо испытывал.

Вскоре ветер смолк, звуки леса затихли, и я бросил взгляд на местность. Пристальный взгляд слежки упал на меня. Звук шуршащих листьев эхом разносился по всем направлениям леса. Каждый хруст становился все громче и громче. Я отступал, надеясь не встретить то, что приближалось ко мне. Шум приближался. С каждым ударом мое беспокойство росло. С каждым шагом я прибывал в глубоком страхе, надеясь, что то, что там находится, уйдет. Затем звуки прекратились. Я оглянулся и как только обернулся, что-то толкнуло меня с невероятной силой. Я упал на несколько футов от того места, где стоял. Хруст опавших листьев продолжился, но на этот раз он стал гораздо чаще. Я попытался встать, но меня снова толкнули, моя голова коснулась холодной твердой почвы. Я почувствовал, как две руки обвились вокруг моих плеч, ногти впились в мою кожу. Я закричал хриплым голосом:

"Бабушка!" - , но мои мольбы не были услышаны.

Меня подняли с земли за плечи, мои ноги болтались в воздухе, пытаясь достать до чего-то твердого, чтобы стоять, но там ничего не было. Черная масса крепко удерживала меня. Я чувствовал, как кровь стекает по моим плечам от его когтей, все глубже проникающих в мою плоть. Черная масса стала трясти меня, заставляя мое тело раскачиваться взад-вперед, как тряпичная кукла.

Я закрыла глаза, плача, крича: «БОГ! Пожалуйста, я тебя умоляю! Путь все это закончится!»
Боль усиливалась, пока я не почувствовал, как тень схватила меня за лицо обеими когтистыми руками, крепко сжав мое лицо. Язык тени лизнуло мое ухо и прошептал в него симфонию многочисленных искаженных голосов.

«Сссшххххххххххх», затихла тень.

В этот момент я закричал из-за всех сил. Он отпустил меня, но теневая фигура не ушла. Мои чувства страха накалились, и я стал быстро исткать, хоть что-нибудь, что помогло бы мне дать отпор моему демоническому угнетателю. Я крепко ухватился за камень и отчаянно попытался ударить черную массу. В тот момент я почувствовал, что оно отступило. Это дало мне достаточно времени, чтобы встать на ноги и начать бежать обратно в дом. Мое лицо было полно слез. Я давился собственной слюной. Кровь текла по моей спине от того места, где тень цеплялась за мои плечи.

Я побежал обратно к дому моей бабушки и открыл заднюю дверь. Неуклюже, почти споткнувшись об осколки тарелки, которую я бросил ранее в тень, я схватил дверь и запер ее. Спеша по коридорам к спальне моей бабушки, я открыл ее дверь, хромая к ее кровати, уронив камень на ее кровать. Мои слезы не переставали течь, когда я умолял бабушку проснуться. Кто бы мог подумать, что в этот единственный момент мое зрение начало стираться. Я моргнул один раз, два раза и затем тьма. Я больше не мог видеть. В этот момент я понял, что, должно быть, спал, гуляя, только чтобы проснуться здесь. Я вздрогнул, чувствуя, что моя бабушка все еще в постели. Мои руки дрожали, пока я звал ее на помощь.

«Б-бабушка, я боюсь. Мне нужно мое лекарство, пожалуйста. Я думаю, мне становится хуже, и мне страшно, б-бабушка?» - заикаясь, пробормотал я.

Почувствовав, где она лежит, я медленно потянулся и стал нащупывать ее руки, наконец-то нашел их. Я почувствовал холод, и продолжил ощупывать, пока не коснулся ее лица, тогда мое сердце дрогнуло. Вся ее голова была расплющена тяжелым тупым предметом. Как будто кто-то вошел и ударил ее чем-то тяжелым, разбив ей голову, словно это было ничто. Я чувствовал ее мягкую плоть по всей подушке, ее кровь текла по моим рукам и сквозь пальцы, как будто это было желе.

«Б-БАБУШКА!» - в панике закричал я.

Неожиданно я услышал звук бегущих людей. Я слышал, как меня звал по имени один из моих соседей по имени Джейсон. Я услышал стук во входную дверь, а затем громкий удар. Тяжелые шаги Джейсона неслись по лестнице, все ближе и ближе. Они становились все сильнее, его голос становился все более интенсивным с большей властью. Я быстро повернулся, услышав, как он еще раз назовет мое имя, затем замолчал. Тяжелое дыхание Джейсона, замерло в неверия увиденного. Он отступил на несколько шагов, и я понял, что кровь бабушки на мне. Я не мог видеть, где был Джейсон, но слышал его так же ясно, как днем. Мои глаза наполнились слезами от опыта, который омрачал меня всю ночь. Я тихо встал на колени, умоляя Джейсона, убеждая его, что не я убил свою бабушку.

«Пожалуйста, это не то, на что это похоже. ЭТО СДЕЛАЛ ОН! Я бы НИКОГДА не сделал этого! Пожалуйста, поверь мне, Джейсон!»

Я почувствовал руку на своей щеке, сирены полицейских машин приближались все ближе и ближе. Рука Джейсона покинула мою щеку. Я схватился за волосы, раскачиваясь взад-вперед, повторяя, что я не убивал своего единственного члена семьи. Шаги полицейских были тяжелыми. Я слышал, как несколько офицеров оттеснили Джейсона в сторону, а затем почувствовал, как один из них быстро схватил меня за руку и прижал к полу. Когда я стал кричать, к моей голове приставили пистолет. Я изо всех сил пытался убедить их, что этого не делал.

"Я ЭТОГО НЕ ДЕЛАЛ!!! ЭТО БЫЛ ОН! ЭТО БЫЛА ТЕНЬ! ВЫ ДОЛЖНЫ МНЕ ПОВЕРИТЬ!" – кричал я из-за всех сил.

"У вас есть право хранить молчание. Все, что вы говорите или делаете, будет предъявлено вам в суде », - крикнул мне офицер.

Я дрожал под давлением и на мгновение почувствовал себя по-настоящему одиноким. Полицейский надел мне наручники, затем поднял меня из-под моей руки. Слезы текли из моих красных, опухших глаз очень медленно. Меня отстранили и посадили в заднюю часть полицейской машины. Я слышал сирены и бормотание других офицеров. Один офицер запустил двигатель, который громко завибрировал. Я прислонился к окну, не слыша ничего, кроме общих разговоров двух офицеров, решавших, что делать со мной. Тюрьма, скорее всего. Время шло, и мы наконец добрались до полицейского участка. Я почувствовал, как полицейский с силой схватил меня и вытащил из машины, а затем повел в участок. Все, что я мог слышать в своем окружении, - это звонки телефонов в полицейском участке среди болтовни офицеров. Мои слепые глаза оставались раздраженными и покалывавшими от всего того плача, который они перенесли, и последуют только новые страдания. Затем меня отвели в тюремную камеру и бросили внутрь, как какого-то проклятого уличного пса. Я сидел на холодном твердом поло, ощутил бетонную стену за моей спиной. Вот тогда я наконец расслабился. Я начал плакать, вспоминая все то, что пережил за эту ночь. Мои ночные кошмары, тень, нависшая надо мной, и безвременная смерть моей бабушки. Я лежал, по моему лицу текли слезы. Как я собирался объяснить это кому-нибудь? Они будут считать меня клиническим больным. Мои страхи станут реальностью на следующее утро.

5 декабря 2010 г. - День суда.

Я должен был пойти в суд и предстать перед судом за убийство моей бабушки. Там я сидел в одиночестве на скамье зала суда. Я был напуган, быть судимым за то, что не сделал. Боль была почти слишком реальной, когда я рассказывал свою историю, умоляя судью, что это был не я. Я не был тем, кто совершил убийство, что это был теневой человек в моем доме. Та самая тень, которая преследовала меня во сне, превращая мои кошмары в реальность. Затем судья долго и пристально смотрел на меня. Прокурор представил доказательства, обвиняющие меня в случившимся, посчитав меня невменяемым и негодным для того, чтобы идти в обычную тюрьму. Доказательства, которые он представил, утверждали, что у меня был критический случай бессонницы. Антисоциальное поведение привело к тому, что я стал шизофреником и слышал голоса, вязавшие галлюцинации, которые заставили меня убить мою бабушку. Вскоре присяжные определились с вердиктом, и я был признан виновным в убийстве третьей степени.

Решение было вынесено, и суд закончился, как только он начался. Меня увезли, под конвоем офицеров, которые затем перевели меня в учреждение для душевно больных. Я был помещен в комнату, где стены и пол были смягчены со всех четырех сторон. Это был настоящий кошмар, но в то же время утешением. Я устал и в первый раз не хотел ничего делать, кроме как уснуть. Больше ничего нельзя было сделать. Я оказался здесь, меня судили, и был признан виновен. Может быть, я убил свою бабушку, может быть, это то, где я действительно должен находиться. Это был мой мир, это была моя реальность, мой собственный кошмар, в который я погрузился. Все, о чем я могу думать, это то, что есть другой мир. Что есть лучший мир. Но, должно быть, я попаду туда только после своей смерти.

7 января 2015 г.

Прошло пять лет, и я остался в своей тюрьме с мягкими стенами. Мои кошмары прекратились с того дня, как моя бабушка была убита темным человеком. Мне тогда было 14 лет, сейчас мне 19. Я услышал звук открывающейся двери и голос одного из охранников учреждения. Сонный и смущенный, я проснулся и поднял голову со стены, на которую опирался. Я узнал сильные руки некоторых охранников, которые подняли меня с земли и подняли на ноги. Я медленно стал выходить из комнаты, чувствуя прохладный ветерок из прихожей, ударяющий меня по лицу. Ошеломленный, меня повели по коридору. Я слышал, как люди разговаривают, а затем меня поместили в другую комнату, в которой я был вынужден сидеть. Стул из холодного металла вызывал дрожь по всему телу. Я услышал, как открылась дверь, и кто-то вошел в комнату, которую я занимал. С того места, где я сидел, я чувствовал, как охранники отвязывают меня от моих ограничений со смирительной рубашки. Я почувствовал. Впервые за долгое время свобода. Мои руки мягко коснулись стола, который был передо мной. Я чувствовал, что человек, сидящий на другой стороне, говорит со мной строгим голосом.

«Ну, мистер Мэллори. Вы хорошо выглядите. Как ты себя чувствуешь?" Человек спросил меня.

Я молчал и не был уверен, что мне следует отвечать этому незнакомцу или даже пообщаться с ним, но что-то глубоко внутри заставило меня заговорить.

«ОПРЕДЕЛИТЬ, чувство. Я был здесь в этой дыре целых пять лет, и никто мне не верит», - саркастически ответив ему, я пытался разобраться, о причине прихода этого постукивающего ногтем мужчины.

«Ну, мистер Мэллори, вот для чего я здесь. Ваш случай много раз игнорировался, и я с гордостью могу сказать, что вы не смогли бы сделать это. Как мог слепой ребенок 14 лет даже думать о совершении такого убийства? Мы потянули за ниточки, и нашли одного свидетеля, мистера Джейсона. Я полагаю, он видел, как вы кричали в лесу позади вашего дома. Ваша бабушка была найдена умершей до того, как вы вошли в комнату. Она была убита огромным предметом, который нанес тупую травму голове. Камень, который был найден на месте преступления, был проверен и в результате, его силы достаточно только на то, чтобы просто сломать ей нос. Орудие убийства, которое мы исследовали нашей командой криминалистов, должно быть каким-то гигантским молотом ».

Я молчал. Человек описал все, что я пытался рассказать этим людям все время. В глубине души я чувствовал как мои эмоции, которую я не чувствовал так долго проснулись. Мои глаза наполнились слезами, я знал, что это все реально. Я был признан невиновным после моего долгого заключения. Мой кошмар, наконец закончился. Я вытер слезы и почувствовал, как мужчина положил руку мне на плечо и крепко сжал. Человек наклонился к моему лицу, я слышал его хриплое дыхание через его голос.

«Поздравляю, вы можете идти домой. А из-за ваших проблем с глазами, наш специалист хотел бы увидеться с вами и помочь вам исправить зрение. Небольшая компенсация за все, через что вы прошли », - пояснил мужчина.

Я молчал и сжимал свою рубашку, смущенный этим человеком.

«Но почему? Почему вы мне помогаете?»

"Почему?" – спросил мужчина: «Потому что это единственное правильное, что нужно сделать, чтобы компенсировать всю твою боль и печали. Судьи решили, что это хороший способ начать все заново».

Я почувствовал, как его рука отодвинулась, и ахнул от новостей. Вскоре меня вывели из комнаты и дали одежду, оттуда меня посадили в машину и отвезли к окулисту. Все произошло так быстро, одно изменение в моей жизни оказалось больше, чем я мог надеяться. Я наконец прибыл в больницу, где ожидал окулист. Меня поместили в кабинет для осмотра, где выявили наличие проблемы, вызвавшей мою слепоту. После того, как меня проверили, доктор дал разрешение на лазерную операцию, которая поможет исправить мои глаза. Прошел месяц после процедуры, и наконец, настал день снятия бинтов. Я сидел на кровати, все еще дрожа от предвкушения, задаваясь вопросом, сработала ли операция. Я услышал, как открылась дверь в мою комнату, а затем раздался голос доктора.

«Ну, мистер Мэллори. Кажется, у тебя сегодня все отлично. У вас хорошее здоровье, так что давайте снимем эти повязки?

Доктор медленно схватил за край повязки и начал медленно распутывать ее с моей головы. Все прошло чисто, и в этот момент я медленно открыл глаза. Проблеск света и ярких цветов просочился в мой взгляд, когда мое зрение попыталось сфокусироваться. Моим глазам потребовалось время, чтобы привыкнуть. Когда я потер их, мое зрение наконец-то сфокусировалось, я уставился на доктора, улыбающегося мне. Я осмотрел окружающую среду и видел каждый пигмент, который могла предложить комната. Доктор смотрел на меня. Я смотрел на него со слезами на глазах.

"Спасибо" - высказался я на грани плача.

Доктор уставился на меня и только улыбнулся.

«Мы собираемся выписать вас сегодня из больницы. У нас есть такси, которое ждет вас, чтобы он мог отвезти вас куда угодно. Ему уже заплатили, не волнуйтесь».

Я видел, как доктор вышел из моей комнаты, а затем вошла медсестра и проверила меня еще раз, прежде чем освободить меня. Наступила ночь вскоре после того, как меня выписали из больницы, я сел в желтую машину и улыбнулась водителю, рассказав ему, куда я хочу поехать. Водитель такси посмотрел на меня через зеркало заднего вида и молча кивнул, прежде чем машина поехала по длинной оживленной дороге, ведущей в тихий пригородный район. Я наблюдал от одного здания до другого и видел, как такси замедлялось перед старым двухэтажным домом. Его окна заколочены, так как стекло были разбиты. Я медленно вышел из машины и огляделся вокруг, впитывая атмосферу. Двор был завален мусором и сорняками высотой с мою талию. Старые деревья производили на него какое-то унылое впечатление. Я медленно схватился за старые деревянные ворота, их сколы и выцветшие краски придали дому депрессивный вид. Я сунул руки в куртку и пошел к усадьбе. Я схватился за ручку двери, медленно поворачивая ее, а затем она открылась.

Оглядываясь в старом доме, я не увидел ничего, кроме мебели с белыми простынями и листьями, разбросанными по кафельному полу. Я на цыпочках прокрался внутрь, и посмотрев на кухню я ахнул на то, что увидел на полу. У дверной рамы лежала сломанная тарелка, оставленная после того, как я бросил ее в тень, которая преследовала меня так долго. Мое сердцебиение участилось, и я быстро прошел по коридору в комнату, где спала моя бабушка. Хотя я был слеп в то время, я все еще помнил, в каком направлении идти теперь, когда у меня было зрение. Я неуверенно шагнул вперед к сломанной двери, оторванной от того места, где полицейские врезались в нее, чтобы заглянуть внутрь. Кровать моей бабушки была пуста, но простыни все еще были смяты с того места, где когда-то лежало ее тело.

Я осмотрел комнату, обыскивая весь дом в поисках подсказок о том, что заставило события той ночи сговориться много лет назад. Я закончил обыскивать весь дом, все было чисто, кроме чердака. Я подошел к нему и увидел дверь лестницы. Я крепко схватился за ручку двери и открыл ее. С другой стороны была небольшая лестница, ведущая на чердак. Я посмотрел в щель в двери и услышал, как что-то упало с лестницы. Я отпрыгнул, только чтобы увидеть, как серебряный колокольчик скатился с лестницы и ударил меня по ноге. Я медленно опустился на колени и осмотрел колокольчик, поднимаясь по лестнице наверх. Когда я смотрел на серебряную безделушку, я встряхнул ее, чтобы услышать сладкий звон изнутри. Я моргнул и снова прищурился, подумав, что вижу силуэт кого-то позади меня, но, когда я снова посмотрел, там никого не было.

Я быстро обернулся и ахнул, отпрыгнув назад. Кукла с розовыми волосами сидела на полке, ее янтарные глаза смотрели пустым, полупрозрачным взглядом, который навсегда заставил вас врасплох. Я поднял куклу с полки и увидел, что она держит в руке кассету. Встревоженный, я выхватил кассету из ее маленькой руки и осмотрел ее. На нем было написано имя, которое явно выцарапали. Я положил куклу обратно на полку и отступил, садясь на старое кресло-качалку, покрытое пылью. Рядом со мной я увидел старый магнитофон, стоящий на верхней части тумбочки. Я наклонился вперед, схватил магнитофон и уставился на кассету, прежде чем вставить картридж в проигрыватель. Не зная, что будет на ней, я нажал кнопку воспроизведения.

‘Моей маме, Сесилии Антуанетте,

Я не знаю, получишь или нет эту запись, но мне нужно, чтобы ты сделали мне одолжение. Боюсь, я не продержусь долго. Мой ребенок скоро родится, и, как только он родится, он будет отдан тебе. Ожидай, он прибудет в полдень. У меня осталось только неделя. Это настоящий кошмар; это мой грех. Ни я, ни ты не можем обвинить этого ребенка в этом, потому что это было мое личное дело. Я заключила сделку с самим дьяволом, и я должна винить в этом свой собственный эгоизм. Я только хотела иметь своего собственного ребенка. Я молилась Господу, чтобы он благословлял меня каждый вечер, но безрезультатно. В своем нетерпении я обратился к темным искусствам, надеясь на чью-либо помощь. Это «существо», которое услышало мои молитвы, называлось «Ночные ужасы». Он услышал мою просьбу и пообещал мне ребенка и многое другое. Я был ошеломлена, никто не удосужился помочь мне раньше. Мои долгие поиски закончились, и с того дня он сделал то, что, как он сказал, он сделает. После этого у меня начались проблемы со сном. Ночь за ночью становилось все хуже. От недосыпания у меня начались страшные кошмары. Они стали более интенсивными, и я поверила, что это мое наказание от Бога, но нет. Это было гораздо больше, чем кара. Я только хотела отдохнуть, но этот демон, Ночные Ужасы, никогда не дает мне спать. Он самого начало спланировал все, перед тем как появиться передо мной. Он сказал мне, что благословит меня чем то большим. Спросив, кто он такой, он исчез, и я слишком поздно осознала, что не послушалась одной из заповеди Бога. Ночные Ужасы поглотил все мое существо. Мою душу, мою жизнь. Все. Я молила Бога об искуплении, прося прощения, и это, в свою очередь, разозлило демона. Я пошла против его желания, и теперь я должна заплатить самую большую цену. Извините, я не сказала тебе об этом раньше, мама. Но я явно ошиблась. Я знаю, что ты меня возненавидишь и никогда не простишь, услышав это, но если я действительно исчезну или умру, пожалуйста, пойми, что это из-за моей ошибки. Я хочу, чтобы ты простила меня. Я так сильно люблю своего ребенка, я не хочу видеть его страдания. Так что, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты позаботилась о моем ребенке. Я облажалась, и мне очень жаль.’

Мое сердцебиение участилось, а кровь застыла. По всему телу образовался пот.

"Что это? Это шутка?! Как женщина с этой записи знала имя моей бабушки?! Зачем бабушке хранить эту запись при себе? Как долго она была тут?!» - спрашивал я себя.

Вся моя реальность рухнула, и мои мысли мчались, пытаясь смириться с тем, что было на пленке. Я не мог думать больше ни о чём. Мои ладони потели, а во рту пересохло. Пленка продолжала играть, но на нем был только статический звук, исходящий из динамиков магнитофона. Я не хотел больше слышать, что на этой пленке. Когда я собирался выключить магнитофон, из статического звука донесся искаженный и почти неслышимый мужской голос. Я слышал, как глубоким царственным тоном выкрикивали мое имя.

«Аааааадддддддрррррииииииииаааааааннннн».

Голос был искажен, захвачен воплями других криков, исходящих из динамиков. Мое сердце билось все быстрее и быстрее. Я схватил лампу, стоявшую на тумбочке рядом со мной, и стал разбивать магнитофон на куски. Кусочки его разлетелись по комнате, усыпав весь пол. Я остановился, сердце колотилось от беспокойства. Я дрожал. Обняв себя, я упал на кресло-качалку. Постепенно я успокоился и повернул голову к разбитой кассете, которая лежала на полу. На ней можно было разглядеть поблекшую этикетку.

Я задавался вопросами, а затем, наконец, понял, что женщина на этой кассете была моей «матерью».

Всю мою жизнь он преследовал меня. Все мои кошмары и мои страдания. Все пришло от «Него». Ночные Ужасы были источником всего. Я бросил оставшиеся кусочки магнитофона на пол и закричал от боли, слезы навернулись на моих глазах, когда правда, наконец, явила себя.

"О Боже. Я не могу поверить, он и моя мама. Просто чтобы я появился на свет. Она… О Боже, НЕТ !!! Пожалуйста, только не это!"

Я схватился за волосы, дрожа. Некоторое время я молчал, пока не услышал, как кто-то смеется надо мной сзади. Мои глаза медленно повернулись к направлению звука, я снова услышал смех сзади. Когда я повернулся, из угла чердака выкатился маленький серебряный колокольчик. Я наклонился, поднял его с пыльного пола и осмотрел колокольчик, чтобы увидеть нити голубых волос, все еще прикрепленные к нему. Я поднял колокольчик к лунному свету, и услышал, как позади меня снова раздается грохочущий смех. В ярости я тут же обернулся и ничего не увидел, кроме маленькой розоволосой куклы, у которой я взял кассету. Я посмотрел на нее с не довольствием и заметил, что она была не в том месте, где я ее оставил. Ее голова была повернута в самый темный угол чердака, а ее мягкие янтарные глаза смотрели в темный угол. Я повернул голову на влево, чтобы посмотреть, на что она смотрит. Там, в углу, стояла высокая тень, которая смотрела на меня, разноцветными глазами индиго и пурпурного цвета. Демон неотрывно смотрел на меня, и в темноте я мог видеть его гротескные черты. Он встал передо мной, рухнул вниз, улыбаясь ужасной искривленной улыбкой. Его спиральные рога торчали из его головы, где его грязные длинные черные волосы падали на его спину. Я отступил, когда он приблизился и тяжело дышал. Его черты лица были едва заметны в темноте, но лунный свет давал достаточное количество света, чтобы показать хотя бы часть его лица. Черты лица были похожи на череп, и я заметил, что у него на шее мерцали три глаза, а из плеч выступали шипы. Его затемненная кожа цвета индиго демонстрировала отпечатки человеческих лиц. На лицах были тяжелые выражения мучений, и я слышал их вопли осажденных криков. Его глаза смотрели на меня с такой злобой, что я быстро схватил лампу, которую использовал, чтобы разбить магнитофон, и угрожал демону не приближаться.

«Держись от меня подальше!» - закричал я в отчаянии, но все, что он сделал, это был смех.

Демон презрительно ухмыльнулся, глядя на меня, держащего лампу и хлопающего в ладоши. Многие лица тогда заговорили с ним в унисон. Черный туман просачивался с каждым произнесенным им словом.

«Я - Ткач Снов, источник самого твоего существования. Я сердце всей Тьмы, источник всех Кошмаров и пожиратель Смерти! »

Извращенная улыбка Ночного тирана превратилась во что-то гораздо более бессердечное, чем то, что уже было, когда он говорил.

Его улыбка превратилась в гримасу, наполненную враждебностью, его глаза расширились от ярости. Я отступил и попытался бежать вниз по лестнице в панике, но я почувствовал, как сильно толкнули меня вниз. Задыхаясь и пытаясь вернуть воздух в мои легкие, все ухудшалось. Я повернул голову, чтобы посмотреть назад и увидел демона, идущего ко мне. Ставни стали греметь. Когда он подошел ко мне, его форма Ночного Ужаса стала меняться. Встав между тенями и светом из окон чердака, он принял форму человека. Затем женщины, а затем маленького ребенка при каждом спазме лунного света, пока, наконец, не закрылись ставни.

Я ничего не мог разглядеть, ползая по пыльному полу, пока лунный свет снова не залил комнату. Я остановился и глубоко вздрогнул, подняв глаза и обнаружив, что он нахмурился на меня. Его внешность теперь была другой, он, казалось, был одет как королевский придворный шут. Его дикие синие волосы были собраны в три хвостика, и когда он посмотрел на меня, я заметил, что на его щеках появились пурпурные круги по бокам. Черные линии простирались из-под обоих глаз, его одежда выцветала неоновыми цветами. Фиолетовый, черный, пурпурный и розовый. На нем был фиолетовый пояс с синей юбкой как у шута, украшенной колокольчиками на концах юбки. Когда он наклонился ко мне, его черные, похожие как у эльфов, сапоги до колен наступила мне на руку. Я кричал в агонии, а он хихикал, давя на меня и ухмыляясь от уха до уха. Его изощренный взгляд превратился в тот, который излучал его истинные цвета, сам по себе безумие. Его зубы, похожие как у акулы, показывали ужасную злобу, когда он подпирал ближе. Его холодное дыхание коснулось моего лица, я застыл в ужасе.

И в эту секунду весь чердак внезапно почернел, и я освободился от его хватки. Я снова потерял зрение. Но я привык к слепоте, я решил вытянуть руки и попытаться хотя бы почувствовать, куда я иду. Это было похоже на тот кошмар, который был у меня пять лет назад, однако я знал, что на этот раз все было еще хуже. Первое, что я заметил, было то, что под моими ногами я почувствовал лужу жидкости, возможно, воды. Потом что-то странное ползло по моей ноге. Я подпрыгнул, взволнованный, потому что чувствовал, как многоножка заползла на мою ногу. Затем последовало новое ощущение. Но у этого не было ног, оно скользило вокруг меня. Мои ноги начали дрожать от тревоги, когда я попытался бежать. Но оно так крепко обил мои ноги, что я упал. В панике я оттолкнул неизвестное существо, поднялся и побежал. Я не знал, куда бежать, и было ли куда идти. Я просто хотел уйти. Я чувствую, что жидкость все еще брызгает с каждым моим шагом, и я сомневалась, что это была вода, как я изначально думала, потому что она вызывала неприятный запах разложения. Пол подо мной был скользким, и я упал на мокрую землю. Пытаясь встать, мои руки прикоснулись к мокрому полу. Моя правая рука нашла что-то твердое.
Это было похоже на лицо. Как будто я пытался оттолкнуть кого-то с дороги, прижимаясь к его лицу. Пихая их. Но в этом случае лицо казалось маленьким, как у ребенка. Я почувствовал, как его рот прижался к моей ладони. Я услышал его дыхание, а затем из его пасти вырвался детский крик. Я отскочил назад и приземлился на дно, дрожа от шока. Крошечная рука слабо царапала мне локоть, и я резко отодвинулся, издавая небольшой спонтанный крик. Все больше и больше рук начали тянуть меня за конечности и одежду. Звук криков и криков боли отзывались эхом вокруг меня. Я неудержимо рыдал. Это буквально чувствовал, что я внезапно умер и попал в ад. Я просто хотел, чтобы этот кошмар закончился. Я был напуган, беспомощен и даже не знал, что делать дальше. Некуда бежать. Негде спрятаться. И в этот момент я смог увидеть единственный луч света от прожектора. Я побежал к нему.

Слепящий свет пронзил мои глаза, но я увидел, как он постепенно угасает. Я слышал, как демонический шут хохочет среди детей. Сломленный, я медленно погружался в потоки тьмы, и меня приветствовали только голоса детей.

"Добро пожаловать домой."

Автор оригинала:GrimaceJester
Обсуждаемые крипипасты