Васюганская топь

"Однако, несмотря на то, что в сказки уж никто не верит, повсюду тишь и благодать, и вроде всё давно известно, ещё бывают те места, что нелюдимыми зовутся, где неизвестно что твориться и люди продолжают пропадать."

Болото... Огромная территория, где под каждой кочкой может таиться неимоверная глубина, затягивающая неосторожных путников, беглых преступников и жадных грибников. Трясине всё равно, кто попадает в мягкие силки ила и травы — все становятся её добычей, лишь самых упорных и хладнокровных она с неудовольствием отпускает. Зачастую, именно те, кто сам выбрался из объятий трясины, знают способы спасения. Но иногда и эти способы не помогают. И сейчас я расскажу, почему.

Произошла эта история ранней осенью шесть лет назад. В сентябре, кажется, или в первых днях октября. Погода стояла по-летнему тёплой и только желтеющие кроны деревьев намекали на грядущее похолодание. Артём и Виктор, молодые охотники из Ханты-Мансийска, посовещавшись, решили устроить своим девушкам проводы лета. Где ж это сделать, если не на природе? Всё необходимое для пикника у них было: хороший кусок лосятины на шашлык, огурчики-помидорчики и прочая зелень, коньячок, привезённый Артёмом из Франции, гитары были и было средство от комаров, а также внедорожники, на которых можно добраться до живописнейших мест ближайшего заказника. Оля и Наташа одобрили развлекательную программу, так что субботним утром состоялся выезд.
Оля с Артёмом в своей машине ехали впереди, так как Артём от старого охотника узнал о нехоженом ещё озёрном перешейке, живописно украшенном скалами и камышами. В дороге переговаривались по рации: "Первый, первый, пшшш, как меня слышишь, пшшш, приём?" — старательно имитируя помехи Виктор вышел на связь. "Слышу хорошо. Случилось чего?" — Артём сосредоточился на дороге, опасаясь пропустить поворот. "Пшшш, нет, проверка связи", — усмехнулся в рацию друг. ""Тогда не засоряй канал, а то приедем к чёрту на куличики. Конец связи!".
— Бубубу, какой серьёзный! — засмеялась Наташа, она уже успела открыть бутылку пива, и настроение у неё было игривое.
— Ты ж его знаешь, это он сейчас из себя опытного проводника строит, а как приедем, будет больше всех удивляться, что туда попали, — ответил Виктор.
Так, за шутками и весёлой болтовнёй, пары скрашивали дорогу. Но вот ведущая машина свернула с асфальта на неприметную грунтовку, вторая — за ней. "Тёмыч, ты уверен, что сюда?" — снова зазвучала рация. "Он ответить не может, руки рулём заняты. Но говорит, что всё верно", — на сей раз из рации послышался голос Ольги.
Ещё через час дороги машины остановились. Перед ними раскинулось небольшое, но красивое озерцо. Солнце только начинало клониться от зенита к горизонту.
— Ну, санаторий, - потянулся Виктор, выходя из машины. — Не соврал твой дед.
— Ещё бы он попробовал соврать. Кстати, никто не заметил, что мы, вроде как, по одним и тем же местам проезжали несколько раз?
Виктор и Наташа, переглянувшись, прыснули от смеха — как они и говорили, Артём выглядел обескураженно.
— Тёмыч, это ж ты Сусаниным работал, тебе видней. Ладно, давайте раскладываться, надо ещё отдохнуть успеть. Девчонки, выноси чемоданы! — поступила команда от Виктора.
— Вить, а что это за место? — спросила Наташа, расстилая покрывало на траву.
— Васюганский заповедник. Самая его окраина. На этом участке, говорят, егеря даже не появляются, потому что зверя нет.
Виктор уже намазался репеллентом и передал эстафету:
— Ясно, ружья не достаём. А рыба есть? Удочки я с прошлого раза не выкладывал.
Артём только пожал плечами, дескать, пробуй.
— Мальчики, а мне бабушка в детстве про эти места столько страшных сказок рассказывала. Васюганкие болота — это же... Бррр, кошмар. До сих пор страшно вспомнить... — у Оли задрожали плечи.
— Мне тоже в детстве страшилки про эти места рассказывали, — ответил Виктор. — Да я и сам девчонок во дворе пугал. Нечисть типа тут живёт, навки, кикиморы и анчутки. А за главного у них — болотник, царь местной нечисти. И похож он на кучу коряг и тины, вместо глаз светящиеся гнилушки, а в рот "запорожец" въезжает. Живёт он типа под болотом и наверх почти не вылезает, челядь ему всё приносит.
— Витя! — девушки вскрикнули хором. — Хватит жуть нагонять! Лучше, вон, на гитаре сыграй. Только не армейские свои трынделки.
— Яволь, барышни. Ну всё, братан, шашлык на тебе, меня уже запрягли, — подмигнул он Артёму.
Над озером потянулись, сплетаясь, мелодия романса и дым от мангала. Камыш тихонько шумел на ветру, издалека доносились голоса перелётных птиц.
День сменялся вечером, и вскоре над озером потянулись рваные клочья холодного осеннего тумана. Компания, допивая французский коньяк и тихонько переговариваясь, наблюдала, как солнце опускается за еловые верхушки.
Почувствовав, что дневное тепло сменяется вечерней прохладой, Артём взглянул на часы.
— Ну что, дамы и господа, пора и честь знать, сказал он. — Не хочу я по этой дороге в потёмках ехать, её и днём-то фиг разглядишь.
— Когда теперь ещё так посидим... — вздохнула Наташа.
— Никогда! — ответил, вставая Виктор. — Вы слышали командира, рота, подъём!
Девушки засмеялись.
— Ох уж эти твои армейские шуточки, — улыбаясь произнесла Наташа.
Со стороны дороги, откуда они приехали, послышался отдалённый смех.
Оля насторожилась:
— Артём, а твой дед ещё кому-то про это место рассказывал?
— Без понятия, — он нахмурился. — Может туристы забрели? Они ведь вроде автобуса, появляются внезапно и не в том месте, где нужно.
— А чего они пешком? Двигателя я не слышала.
— Наташ, — Виктор скорчил гримасу, — ты что, туристов не знаешь? Едут, небось, на пижонском "прадике", окна открыты и они в них ржут. Поехали уже, пока не пришлось их из колеи вытаскивать.
Машины завелись одновременно, артёмова, как и прошлый раз, ехала впереди. Ехали молча. В голове крутился хмель, странный смех и детские страшилки, помянутые так некстати.
Через полтора часа пути в первой машине оживилась рация. "Артём, мы, вроде, когда сюда ехали, за это время уже от шоссе до места добрались. Ты там плутаешь или что?" — зазвучал голос Виктора. "Сам не пойму. Да тут и отворотов не было нигде, я смотрел", — голос Артёма звучал обеспокоенно. Ещё полчаса провели в молчании.
— Зай... — начала Оля.
— Помолчи, пожалуйста! — перебил её Артём. — Не отвлекай меня, пока я не потерял наши следы.
Ещё пятнадцать минут.
Виктор не выдержал: "Стой, Сусанин хренов! Едем обратно и начнём от озера. Только в этот раз я буду впереди!" — крикнул он в рацию.
Сумерки уже спустились на лес, и машины ехали с включёнными фарами. В их свете все увидели, что примятая колёсами трава уже распрямилась, сделав след практически неразличимым. Доехали до озера. Туман теперь был плотным и растекался от него далеко на берег. Машины снова развернулись, и в свете фар внезапно промелькнул человеческий силуэт.
— Туристы! — вскрикнула Наташа. — Давай у них дорогу спросим!
— Вот ещё, местные у туристов дорогу спрашивать будут, — пробурчал Виктор, но остановился и вылез из машины. Вытащив из дверцы фонарик, он направился к фигуре в тумане.
— Эй, мужики! Вы местные? А то мы тут заблудились немного. На пальцах дорогу объясните?
В ответ молчание. "В наушниках, козёл", — подумал он и подошёл ближе. Луч фонаря упал на фигуру и Виктор замер. Тощее тело грязно-коричневого цвета предстало перед ним. Определённо, это был человек, но кожа, будто прилипшая к костям, рваная одежда, бурым цветом неотличимая от кожи и тусклые глаза неправильной формы говорили против этого. Человек стоял неподвижно, но неправильно, несуразно. А ещё Виктор разглядел верёвку, обматывающую шею человека и спускающуюся на грудь — петлю висельника.
— Дорогу... Мне... — сдавленно промычал Виктор по инерции. В голове его что-то натянулось и лопнуло, тело обдало жаром, а ноги одеревенели. Спотыкаясь, он попятился в сторону машины, но через пару шагов развернулся и бросился к ней с единственной мыслью: "Валить отсюда!"
Автомобиль рванул в сторону леса, откуда они выехали. Смятение Виктора передалось его подруге.
— Вить, что такое?! — вскрикнула она, — Что произошло?!
— Это не... турист, — процедил тот. Хотелось сказать "не человек", но фраза звучала насколько абсурдно, настолько и жутко. Критическое мышление подыскало наиболее убедительное объяснение произошедшему.
Затрещала рация: "Витёк, ты с ..ма ..шёл? ..да помч..лся?" — на этот раз помехи были настоящие. Виктор понял, что сильно разорвал дистанцию между машинами и крикнул в ответ: "Гони за мной, быстрее! Вопросы потом!".
Хоть адреналин ещё командовал телом, он сумел совладать с собой и сбавил скорость. Позади замаячили фары второй машины. Виктор поехал ещё медленнее и, когда автомобили поравнялись, открыл окно. Ольга открыла со своей стороны.
— Артём, едем как можно быстрее! Объясню, когда до трассы доедем. Я впереди, жми! — крикнул он другу.
Внезапно между машинами пролетело что-то тёмное, ударило по зеркалам и взмыло вверх, не попав в огни фар. Ольга завизжала, Виктор отшатнулся от окна и выжал педаль газа в пол. "Хоть бы сова, хоть бы сова..." — повторял он про себя. Машина друга не отставала и Виктор сосредоточился на дороге. Дорожная колея еле угадывалась в прыгающем свете, и водитель чуть не пропустил поворот. Ему пришлось резко вильнуть, чтобы не врезаться в дерево, но вдруг машина резко накренилась вперёд и его с Наташей бросило вперёд. Через лобовое стекло они увидели слой мха, на который текла вода.
— Выходи сейчас же! — скомандовал парень. — Мы попали в трясину.
Когда они выбрались, Артём и Ольга подъехали практически вплотную, но им повезло вовремя остановиться. Машина, увязшая в трясине, погрузилась по нижний срез ветрового стекла и остановилась. Впереди простиралась топь, разбавленная жиденькими деревцами, тут и там над ней загорались зеленоватые огни, медленно клубился туман и квакали последние в этом году лягушки.
Артём выскочил из авто, лицо его выглядело серым и блестело от пота.
— Мы чуть не убились из-за тебя, так гнали! Олю напугал до чёртиков, а теперь ещё тачку твою вытаскивать? Скажи на милость, что это за херня там произошла?!
— Я там увидел... Кое-кого или кое-что, не знаю...
— Что? Медведя или крокодила? — Артём постепенно остывал. Он уже развернулся, чтобы достать из багажника трос, когда Виктор собрался с мыслями.
— Я видел живой труп. Ходячего мертвеца. У него петля была на шее, — он сказал это с такой холодной уверенностью, что Артём обернулся на сто восемьдесят градусов, не дойдя до машины.
— Витя, не городи чушь. Ты устал за рулём, потом выпил, фонарик у тебя слабый. Наташка сказала по рации, что ты к туристу пошёл. Кстати, Наташ, иди к Оле в машину, мы сейчас всё решим. — он проводил её взглядом. — Ты уже туристов с мертвецами путаешь?
— Слушай, я понимаю, звучит дебильно, но я видел то, что видел. Глаза у него были совсем не живые. Тёмные и... бесформенные что ли.
— Бухой он был в сопли, вот и всё. У таких глаз иногда вообще не видно. — отрезал Артём, — Давай твою машину вытащим уже.
Стоило им двинуться с места, как снова послышался смех. Гораздо более близкий и отчётливый, он уже мало напоминал человеческий. Скрипучий, визжащий, похожий на звон пилы, он звучал позади машины Артёма. Его источник находился на повороте, который чуть не стоил жизни Виктору и Наташе. С болота ему ответил другой хохот, но был он клокочущим и булькающим. Так могла смеяться лягушка, будь она побольше и... умей она летать — хохот доносился сверху.
— Знаешь, — Виктор повернулся к другу и облизнул пересохшие губы, — я думал, что тогда между машинами сова пролетела, а теперь сомневаюсь.
— Это и есть совы, дебил! Филины так же хохочут. — ответил Артём, но было слышно, как у него стучат зубы.
Не сговариваясь, парни бросились к стоящему авто, но Виктор снова заметил знакомый силуэт. В этот раз Артём тоже его разглядел. Более того, подсвеченный задними фонарями, тело мертвеца приобрело демонический цвет. Висельник стоял неподвижно, но из его приоткрытого рта звучал тот самый металлический скрип, принятый парнями за смех. В машине девушки, проследив за взглядом парней, обернулись и увидели оживший кошмар. Оля начала глотать ртом воздух, будто выброшенная на берег рыба, побледнела и скатилась без сознание под сиденье. Наташа закрыла глаза руками и завизжала.
Паника нарастала, как вдруг что-то с влажным шлепком упало позади парней. Ожидая новых ужасов, они резко обернулись и увидели на земле тварь. Размером она, и правда была с сову, на чём сходство заканчивалось. На коричневом теле, покрытом редкими грязными перьями, сидела голова младенца. Во рту, невероятно широком для обычного человека, виднелись похожие на иголки зубы, а между ними извивался червеобразный язык. Крылья за спиной больше всего походили на крылья летучей мыши, но и они украшались перьями, а по траве стелился длинный змеиный хвост. Перевернувшись после падения на землю, тварюшка встала на две ноги (или лапы), и когтям на них позавидовала бы любая сова.
— Что это? — прошептал Артём. Он пытался нащупать за спиной ружьё, которое осталось в машине.
— Анчутка. — совершенно спокойно ответил Виктор. Что-то снова лопнуло внутри головы и теперь он ощущал что-то лишь отдалённо напоминающее страх. — Мне про них бабушка рассказывала. Примерно такими я их и представлял.
Артём схватил друга за руку и потащил в машину. Там тихо подвывала Наташа, а Ольга до сих пор пребывала без сознания.
— Господи, если ты слышишь меня, спаси нас, грешных. Всё сделаю, что надо!, — взмолился Артём, глаза его бешено вращались, лишь изредка останавливаясь на чудовищах, окруживших машину.
Анчутка сидела в свете фонарей, периодически открывая пасть и издавая клокочущий смех. Мертвец сзади тоже не сдвинулся с места. Казалось, они чего-то ждали.
Между тем, Виталий, с безумным интересом глядя в окно, обнаруживал новых существ, появляющихся из тумана над болотом и из леса. Были среди них и анчутки, подобные первой, и ожившие кучи травы и веток со сверкающими глазами, и уродливые голые бабы, облепленные болотной травой, и разбухшие от воды и сухие трупы людей, и прозрачные тени, и наполовину обглоданная лошадь... Артём дико закричал и попытался развернуть автомобиль, но тот словно прирос к болотистой почве. Двигатель напрягался, но колёса даже не закрутились. Издав странный звук, машина заглохла.
— Выключи свет, не сажай аккумулятор. — посоветовал Виктор. В их ситуации эти слова прозвучали столь неправдоподобно, что Артём истерично засмеялся, но совету последовал. Сейчас всё выглядело нереальным, казалось, что скоро он проснётся и окажется в своей кровати субботним утром. Но на пикник ни он, ни Олечка не поедут, да и Витьку можно отговорить. Рассказать, например, про свой сон, и Витёк всё поймёт. Пойдём гулять по городу, купим пивка...
В свете поднявшейся луны нечисть всё собиралась вокруг машины. Скоро она образовала полный круг, разрывающийся только там, где застрял второй автомобиль. Виктор с изумлением наблюдал, как он начал раскачиваться, а затем резко ушёл в трясину. Кольцо тварей заволновалось, заметались глаза-огоньки, нестройный шум голосов вознёсся над болотом, которое пузырилось и дыбилось в разрыве.
Виктор осознал коварный план тварей: они не собирались их убивать или есть, только заманить в болото, а затем увидел холм поднимающийся над топью, где только что исчез автомобиль. Холм рос, и нечисть в страхе начала разбегаться подальше — они выполнили свою работу, но не хотели попасть под горячую руку своего повелителя, им придётся довольствоваться остатками его трапезы.
Куча коряг и тины нависла над автомобилем с четырьмя пленниками, проступили очертания мерзкой кошмарной хари: светящиеся глаза-гнилушки и чёрная трещина вместо рта, бездонная как само болото.
"А ведь врали сказки, — подумал Виктор в последний раз, — сюда не то, что "запорожец", внедорожник спокойно поместится".
Обсуждаемые крипипасты
Лучшие авторы и критики