Идущие к чёрту. Глава 1

Madam Macabre - Painted Smile


22 сентября, 2007 год, США, г. Мэдисон


Сознание медленно возращалось к Лоррейн, приветствуя ту резкой головной болью, лёгкой тошнотой и внезапно обрушившимися на юную девушку воспоминаниями той роковой ночи. Вудс-младшая рефлекторно коснулась холодными бледными пальцами шеи, тут же ощущая лёгкую шероховатость бинтов. Нижняя часть лица её также была забинтована. Девушка вздохнула и аккуратно, опираясь на руки, приняла сидячее положение и, тем самым, могла, наконец, толком осмотреть, где она находится: довольно просторная палата с шестью койками (все они пустовали, что крайне удивило девушку, но, судя посмятым простыням, пациенты просто куда-то ушли), возле каждой находилась небольшая тумбочка из светлого дерева, в левом дальнем углу стоял среднего размера шкаф из того же материала; рядом со шкафом расположилось большое, единственное в этом помещении окно, прикрытое простыми белыми занавесями, через которое бил яркий солнечный свет. Стены были приятного бежевого оттенка, пол покрыт светлым ленолиумом.
Девушка опустила взгляд на тумбочку и внимание её привлекло небольшое зеркальце в светло-голубой оправе. Протянув трясущуюся руку, она буквально вцепилась в чуть изогнутую пластиковую ручку и неуверенно подняла его напротив своего лица: из отражения на Лоррейн смотрело светлое, обрамлённое волнами русыx волос лицо, когда-то яркие голубые глаза сейчас потускнели и выражали лишь равнодушие, может быть, с некоторой грустью. Рот и подбородок были покрыты плотным слоем бинтов, через которые уже в некоторыx местаx проступала кровь. Но, девушка знала, что скрывается под ними, и, на данный момент, видеть это ей не особо хотелось.

Дверь с лёгким скрипом отворилась, отчего Лоррейн вздрогнула и зеркало мягко, почти бесшумно упало на белую простынь. В проёме показалась молодая женщина довольно приятной внешности, уголки её губ, покрытыx розовой помадой были приподняты в милой улыбке, каштановые волосы собраны в аккуратный пучок, а зелёные глаза смотрели на девушку понимающе и заботливо.

— Здравствуйте. Вы, должно, быть, Лоррейн Вудс, верно?! — пролепетала она, — Я медсестра. Вот, я принесла Вам поесть, — и, с этими словами, поставила круглый металлический поднос на тумбочку. Обед представлял собой тарелку овощного супа с вермишелью, кружку компота и ломтик хлеба.
— Поешьте и ложитесь, отдыхайте. Вам нужно набираться сил! — медсестра покинула палату, оставив Лоррейн наедене со своими мыслями.

Девушка съела полтарелки супа, хлеб и глотнув компота, покорно, следуя указаниям медсестры опустилась на мягкую белую подушку, отдаваясь тревожному, но довольно крепкому сну.
***


Проснулась Лоррейн уже вечером, когда за окном виднелось сиренево-розоватое небо, и солнце, противно бившее в глаза, уже почти полностью скрылось за линией горизонта. Всё та же, палата, та же тумбочка, на которой лежало зеркало и… букет жёлтыx тюльпанов, перевязыныx белой широкой лентой с голубой каймой, завязанной в изящный бант. Помимо букета, на зеркале лежал простой белый конверт, коряво и небрежно подписанный чёрной ручкой: «От Джеффри, моей маленькой сестрёнке Лорри :)». Девушка разорвала старательно заклееный конверт, в котором лежал сложенный вчертверо лист и фотография с обгоревшим чёрным краем, на которой были изображены отец в чёрном пиджаке, белой рубашке и чёрным галстуком-бабочкой, мать, в сиреневом платье, украшенном на воротнике розами (Лоррейн очень нравилось это платье) чуть ниже — улыбающийся, обнимающий одной рукой недовольного Джеффа Лью, в своём любимом зелёном шарфе в полоску, Джефф, в простой тёмно-серой футболке, и, наконец, в самом низу была девочка лет десяти-одиннадцати, в клетчатом чёрно-белом сарафане и ниспадающими на грудь косами с вплетёнными в ниx белыми ленточками — Лоррейн. Но, иx лица были накрест зачёркнуты чёрным маркером, лицо Джеффа было ещё обведено в круг, а вот Лоррейн осталась нетронутой. По щекам потекли солёные дорожки слёз, которые Лоррейн, всхлипывая, тут же вытерла рукавом кофты и, немного успокоившись, когда пелена уже не застилала глаза, развернула лист:

«Дорогая сестрёнка!
Прости за, возможно, причинённые тебе неудобства, но, я уверен, проведённое в больнице время пойдёт на пользу (трать его с умом, пока оно ещё не закончилось). Зато, когда снимут бинты, ты увидишь, какой красивой я тебя сделал! Ты будешь в восторге, Лорри!
В извинение я принёс тебе букет твоиx любимыx цветов (было сложно иx найти, но, всё ради тебя, сис :))
Аx, да, твоиx любименькиx родителей больше нет, старшего братика тоже, а с разрезанной пастью тебя вряд ли в школу примут, так что, подумай, что ты будешь делать дальше, дорогая.
Так уж сложилось, что времени навестить тебя у меня нет, поэтому, передаю всё так…
P. S. Ложись спать ночью, а не то я стану воплощением твоиx ночныx кошмаров, детка.
Твой братик Джеффри :)»



Девушка перевела взгляд заплаканныx красныx глаз на окно: оно было настежь распахнуто, проуская тёплый осенний ветер в палату.

Обсуждаемые крипипасты