Следствие по делу номер 53, часть 1

Мы прожили чудесные пять лет вместе, я и моя белокурая Сью. Я влюбился в нее еще в институте, в мисс популярность, в отличницу, в самую чудную девушку на всем белом свете, я любил ее неистово и безутешно, а теперь вспоминаю ее бледное тело, которое в отчаянных попытках сопротивляться лежало передо мной на полу, захлебываясь собственной кровью.

Ее расширенные зрачки и большие карие глаза больше не смотрели на меня с любовью — скорее со страхом, а пухлые губы, так часто говорившие мне
"Я люблю тебя", выпускали красную липкую жижу на белый паркет, который я сменил прошлым летом.

Я был поражен ее танцем смерти, конвульсиями хрупкого тела, которому оставалось не больше минуты, но ничего не чувствовал. Моя Сью, моя милая маленькая Сью, которой я носил эклеры на работу, когда ей было грустно, у постели которой я сидел в моменты ее болезни, которая должна была родить мне ребенка, лишь грустно хрипела на нашем полу. 

Да, мы ждали ребенка: всего день до этого я был еще будущим отцом и любящим мужем, а в тот роковой день, пока я чинил микроволновку, она стремительно и безотлагательно сообщила мне, что отец ребенка — не я. Пока я приходил в себя, моя, но уже другая Сью, собрала свои вещи и собиралась сбежать, но получила отверткой в живот…

…потом в грудь…

Я не знаю, сколько конкретно ударов я нанес, может два, а может десять, я сейчас не могу сконцентрироваться на этом моменте и вспомнить.

Ее последняя минута длилась для меня вечность, хотя, я бы стоял и смотрел на нее куда дольше, если бы не услышал чьи-то шаги. Кто-то очень тихо, почти не издавая звуков, шел ко мне. Холодная мужская рука коснулась моего плеча ровно в последний миг моей жены, и я не вольно вздрогнул.
— Что будешь делать?
— С телом?
— Верно.
— Не придумал.

Человек вышел из-за моей спины и дотронулся до тела моей жены, затем развернулся ко мне, и я увидел его лицо: это было чудовищное лицо с огромными зияющими дырами вместо глаз, широким ртом, впалыми щеками, и оно смотрело сквозь меня. Казалось бы, отсутствие глаз должно было сделать его слепым, но я чувствовал этот "взгляд" на себе. Из дыр текла черная жижа, стекая по впалым щекам в уголки широкого рта, которые расползлись в лягушачьей улыбке.

— Я заберу его, ладно?

Я молча кивнул. Моя жизнь была разрушена ровно настолько, что я уже не думал, что будет когда-нибудь потом. 

Я проспал после этого почти сутки и спал бы куда дольше, если бы существо не начало меня будить. Когда я открыл глаза, оно дышало мне в лицо, а черная жижа из глаз капала мне на грудь. Мне не было страшно, я нуждался в нем, как в друге, помощнике или напарнике. Оно или может ОН протянул мне пульт от телевизора.

— Включи.

Я включил. Медленно перебирая каналы, я пытался угадать, что же конкретно хотел увидеть этот страшный человек, который в неописуемом трепете сидел на краешке моей кровати и слегка похлопывал в ладошки в предвкушении чего-то.
Это были новости, верно. Новости, в которых меня уже искали. Дальнобойщики заметили труп в кустах у дороги, остановились и вызвали полицию и за те сутки, пока я спал, уже началось расследование зверского преступления. На остальных городских каналах передавали тоже самое, а по кабельному мне удалось получить чуть больше подробностей. В таких новостях уже освещали жизнь убитой, говорили про меня, показывали ее труп. Но он не выглядел таким, каким я его оставил: на ее лице появился разрез от уголков губ и почти до ушей, выглядело жутко.

— Зачем ты сделал это?
— Чтобы она улыбалась мне.

И почему-то именно тут мне стало плохо: осознание содеянного, страх галлюцинаций, все это разом навалилось на меня с такой силой, что я не в силах был терпеть.

Когда полиция ворвалась в мой дом, я уже был готов уйти, я висел в петле, медленно теряя разум, но меня вытащили и я вот я здесь. Рассказываю свою историю.
Что-то еще хотите узнать, господин следователь?

*Продолжение следует*

Обсуждаемые крипипасты