Блаженны плачущие

Это была типичная ночь в Ашаффенбурге. Ливень постепенно утихал, засыпая под скорбную песню мёртвого ветра. Осенние листья градом сыпались с деревьев, покрывая раздробленную дорогу разноцветным ковром. Где-то вдали пожарные отчаянно тушили пожар. Где-то наркоман огромным тесаком кромсал на части маленькую девочку, превращая в кашу её внутренности. Грабежи, убийства, теракты. Это было обыденностью в проклятом городе. Людям отрубали головы среди белого дня, не говоря уже о том, что происходило по ночам. Прекрасный парк Фазанари превратился в кладбище младенцев, которые висят на деревьях на собственных кишках, превратившись в гниющий роддом для мух и других тварей.

Круговорот мыслей вертелся в голове нашего главного героя, стоящего посреди тёмной улицы. Назовём его Антоном. Он казался высоким, но лишь по сравнению с другими обитателями этого города. Одежда на нём была непримечательной и никак не выделялась. Лицо было плохо видно под капюшоном. Нет, это не очередной маньяк и не убийца, не понятый обществом и всеми нелюбимый. Почти точно не знал, кто он такой. Личность, покрытая тайной, которую вряд-ли мог кто-то разгадать.

Со стороны церкви раздались громкие хлопки и едва уловимый треск. Стрельба. Это было обычным делом, но только не сегодня. Антон быстрым шагом направился в ту сторону. Ветер на улице разбушевался, стремясь смести всё и вся. С деревьев градом посыпалась разноцветная листва, мгновенно подхватываемая и уносимая ветром. Кусты недовольно зашелестели и закачались. Вот Антон уже стоял на огромной площади, посреди которой огромной громадой высилась церковь. В её тенях затаилось зло, пристально наблюдавшее за ним. Антон снял серую куртку, бросив её на мокрую землю. То же самое он сделал и с футболкой.

Зрелище было воистину ужасно. Всю его спину и грудь покрывали огромные и ужасные воспаления, рубцы и шрамы, вызванные золотистым стафилококком. Глаза были мутные, как у мёртвой рыбы, и смотрели в никуда. На щеке образовался огромный чирей размером с перепелиное яйцо. Редкие волосы на его голове были настолько грязные и жирные, что одного чирка зажигалки хватало, чтобы они моментально вспыхнули. Зубы практически полностью почернели и обломались, некоторые из них выпали. Давно не стриженные ногти затвердели как камень и заострились. Позвоночник искривился как только можно. Сквозь мощный аромат сырости пробивался запах пота и гноя.

Тот, кто всё это время наблюдал за Антоном, вышел из тени, представ во всей красе. Копыта громко стучали об разбитую каменную плитку, покрывавшую площадь. Огромное чудовище выпрямилось во весь свой огромный рост, выхватывая взглядом слабые места жертвы. Антон смотрел совсем не в сторону монстра, будто не замечая угрозы. Это усыпило бдительность чудовища. В какой-то момент монстр понял - жертва слепа. Одним громадным прыжком чудовище преодолело приличное расстояние, разделявшее его и добычу.
Однако Антон услышал чудовище и ловко увернулся в другую сторону. Всё его тело в этом миг отдалось ужасной болью. Воспаления ужасно заныли, отдаваясь жаром по всему телу. На лбу выступил пот, ноги ослабли, но он сумел удержаться и не упасть. Монстр недовольно зарычал, замахнувшись огромной лапой, но так и не вонзил своих когтей в Антона. Что-то мешало чудовищу убить его. Вот он, больной, беспомощный и буквально гниющий заживо человечек. Что мешает чудовищу просто разорвать его на части? Упырь не знал этого, и это начало его раздражать. Он рычал, колотил каменную плитку, превращая её в пыль, оглушительно ревел, а потом заговорил прознающим низким голосом

–ТОГДА, У ТЕБЯ БЫЛ ШАНС. ШАНС ПОВЕСИТЬ СВОИХ УГНЕТАТЕЛЕЙ И ВРАГОВ, ШАНС БЫТЬ СВОБОДНЫМ. МЫ МОГЛИ ТЕБЕ ПОМОЧЬ, НО ТЫ ПРИМКНУЛ К ТОЙ ЖАЛКОЙ РЕЛИГИИ, А ТЕПЕРЬ ГНИЁШЬ ЖИВЬЁМ! ГДЕ БЫЛ ТВОЙ ПРОКЛЯТЫЙ БОГ, КОГДА ВСЕ ПОЛЬЗОВАЛИСЬ ТВОИМ ДОБРОДУШИЕМ? ГДЕ ОН БЫЛ, КОГДА ОТ БОЛИ ТЫ НЕ МОГ ПОШЕВЕЛИТЬСЯ? ЛИЦЕМЕРЫ, МРАКОБЕСЫ, ПРОКЛЯТЫЕ ПОПЫ. МЫ МОЖЕМ ДАТЬ ТЕБЕ ТО, ЧЕГО НЕ МОГЛИ ДАТЬ ОНИ. ВСЯ ТВОЯ ЖИЗНЬ БЫЛА СПЛОШНОЙ БОЛЬЮ И СТРАДАНИЕМ. ДАЙ НАМ ВОЛЮ, И МЫ ПОМОЖЕМ ТЕБЕ, КАК НЕ ПОМОГ БОГ. ОДУМАЙСЯ, СНИМИ С СЕБЯ КОЛЮЧИЙ ОШЕЙНИК НРАВСТВЕННОСТИ, ПОКА ОН ОКОНЧАТЕЛЬНО НЕ ВПИЛСЯ ТЕБЕ В ГЛОТКУ!

Внезапно в Антоне что-то изменилось. Вера, его Вера ослабла. Гигантский упырь в ту же секунду вцепился здоровенными зубами в Антона, одним махом откусив правую руку вместе с плечом и частью грудной клетки. Здорово он наелся гноя и тухлятины. Они оба упали на каменную плитку. Чудовище взвыло от ужасной боли в животе. Словно от проглотил не мясистый кусок человеческой плоти, а мешок горящих углей. Из ноздрей и пасти чудовища заструился огонь, нещадно пожиравший упыря изнутри. Через несколько секунд громадное чудовище с ужасными визгами упало навзничь, оставив на плитке огромную вмятину и окончательно испустив дух. Антон встал, по инерции оперевшись на правую руку… он посмотрел на неё, повертел в разные стороны. Рука как рука, ничего необычного. За исключением того, что лишь несколько секунд назад чудовище откусило её вместе с частью грудной клетки. А оно вдруг выросло обратно…

Вдруг Антон заплакал. Как маленький мальчик, потерявшийся в толпе. Он резко и прерывисто вдыхал холодный воздух, всё сильнее заливаясь горькими слезами. Он вспомнил, как оставил, предал и обидел своих друзей, своих родных и близких. Только сейчас он понимал, каким был идиотом, которому сам Бог был не указ. С тех самых пор, как он лишился всего, он ударился в религию, желая искупить вину и сбросить ношу. А совесть продолжала мучить Антона, и злая сила решила этим воспользоваться. Монстр до отвала напитался тёмной энергией, след которой всегда волочился за Антоном. Чудовище выросло до гигантских размеров, и начало охотиться на людей. Так бы оно и продолжало сеять смерть и хаос по всему городу, если бы не Антон. Он долго пытался найти способ искупить вину, и нашёл.

Небо разразилось страшной грозой. Где-то далеко раздался оглушительный раскат грома. Антон стоял на коленях, закрыв лицо руками и продолжая плакать. А к нему подходили его друзья, родственники, родные и близкие. Они поочерёдно прикасались к нему, и их прикосновения лечили шрамы и воспаления на его коже. Вот один из них прикоснулся к его глазам, и он вновь начал видеть. Но никого рядом уже не было. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Антон был прощён, и с тех пор проклятие над городом развеялось. Чудовища покинули это место, отправившись на Восток. Отныне город изменился в лучшую сторону. Если удасться здесь побывать, обязательно посетите замок Йоханнесбург!
Новые видеозаписи