Меню
Лучшие авторы и критики
  1. 明死ん (Город А.)
  2. Mr.Horror (Из Ада)
  3. Silent Death (Голландские туманы)
  4. Артем (Крипипаста)
  5. Арти (Крипипаста)
  6. Теневой Демон (Везде и нигде)
  7. Federico the Purple Guy (Где, где, - в Караганде! )
  8. Практика Хаоса ¯\_(ツ)_/¯ (Завихрения Логруса)
  9. Jeff the Killer (Крипипаста)
  10. Вик Смол (Сычевальня)

Я - одна из них. Часть 5

Мне не хотелось тщательно осматривать труп ребёнка, поэтому я просто развернулась и пошла по направлению своей комнаты. Но кое-что остановило меня, заставив замереть на месте, как вкопанная. До моих ушей донёсся звук, который я, чёрт возьми, вряд ли смогу перепутать с каким-либо другим звуком. Так рычит этот поганый пёс Джеффа. Нет, это даже не пёс! Это демон! Адское отродье! Кажется, сам Цербер выглядит симпатичнее, чем это существо с взъерошенной колючей шерстью красного цвета.
Он аккуратно выглянул из-за угла и стал окидывать взглядом весь коридор, в котором в данный момент находилась я и всё ещё не двигающийся труп Салли. Сейчас и мне не хотелось особо двигаться, так как привлекать к себе особого внимания адского пса я не горела желанием.
Ублюдок рычал, сверкая голодными глазами хищника. Уродец слегка открыл пасть и облизнулся. Я видела даже, как закапала слюна. Здесь довольно темно, ведь света в доме нет и, кажется, никогда и не было, но мне всё равно удаётся привыкать к этой тьме, и глаза начинают видеть или ощущать обстановку. Возможно, многие вещи, которые я не вижу, мозг просто додумывает, а я начинаю верить, что так оно и было. Чёрт возьми... и когда же я докатилась до этого? Раньше мне казалось, что поднять руку на человека я не смогу, но сейчас вижу, что без этого не смогу выбраться отсюда. Не смотря на свой облик, мне всё равно хочется жить, а не существовать в этом проклятом лесу.
Смайли разинул пасть ещё шире и медленно стал передвигать огромные лапы по направлению ко мне. Он постукивал острыми когтями по деревянному полу, а прогнившие деревяшки под тяжёлой тушей пса просто ходили ходуном и, казалось, вот-вот могли не выдержать и сломаться напополам. Хм... тогда Смайли провалился бы вниз. И, наверное, только этого я сейчас и могла желать всем сердцем.
Демон гордо вышагивал и рычал, оскалившись. Он смотрел мне прямо в глаза, не отрывая взгляда охотника от своей добычи. Но добычей в данной ситуации вполне могу оказаться и не я, если, конечно, повезёт.
Прямо передо мной лежит Салли с гвоздём в затылке.
- Ты хочешь есть. - прошептала я. - Зачем осложнять нам двоим жизнь? Я не стану убегать и вопить, а тебе не придётся делать пару лишних прыжков в мою сторону (больше же ведь тебе не надо).
Я слегка подтолкнула ногой девочку поближе к псу. Тот лишь на мгновение опустил на неё глаза, а потом снова стал пронзать взглядом меня. Мне ничего не оставалось делать, как просто стоять и ждать реакции пса. Убегать? Нет, не вариант. Как я уже сказала, ему понадобиться подпрыгнуть лишь два раза, чтобы догнать меня. Просто нужно ждать... и надеяться.
Смайли подошёл совсем близко, но всё-таки остановился возле Салли. Он, не спуская с меня горящих в темноте глаз, опустил голову и обнюхал ребёнка, после чего аккуратно закусил её голову, поднял и только тогда развернулся и ушёл. Мне удалось вздохнуть спокойно после его ухода. Пёс исчез за углом вместе с девочкой. Надеюсь, закуска придёт ему по вкусу. Она всё равно ведь вернётся. Через день, через два... но Салли вновь будет бегать по этому дому и требовать, чтобы с ней поиграли. А я снова и снова буду убивать её, пока моё везение не закончится. Рано или поздно кто-нибудь из этих тварей меня убьёт, поэтому нужно валить из леса. Куда угодно, но больше никогда не возвращаться ни в свой родной город, ни уж тем более в этот поганый лес.
Слендер везде сможет меня найти, так что скорее всего я вскроюсь или же всажу пулю себе в висок. Но пока я умирать не собираюсь. Пока есть во мне эта уверенность, которая с каждым днём становится всё крепче, мне удастся прожить.

Стемнело. Я выбралась из дома и пошла на псарню. Я знаю, что здесь, совсем недалеко, есть отличная тюрьма для собак. Там держат особо крупных и злых. Они там отбывают свой собачий срок и ждут усыпления. Таких псов отлавливают и убивают, если они причинили кому-нибудь вред. Например, укусили ребёнка, играющего на детской площадке... всё в таком роде. Ну не пропадать же добру, чёрт возьми.
Охранников тут не бывает. Нет, конечно, формально они тут есть, но не по факту. Люди не желают приглядывать за сворой голодных и очень злых псов всю ночь. А зря.
Я без труда перелезла через забор и направилась к небольшому зданию. Возможно, это место вполне могло бы сойти за крохотный приют для животных. Хотя... это и есть крохотный приют для животных, которых уже никто не заберёт домой.
Замок на двери оказался настолько ржавым и старым, что слетел уже после двух ударов битой, которую я прихватила с собой. Псы сразу же среагировали на шум и стали лаять. В помещении было темно. Снаружи был щиток с рубильником, который я благополучно повернула, и тогда включился свет.
Боже мой... Тут множество собак, которые озлобились на то, что я потревожила их сон в столь поздний час. Каждая из них сидела в клетке и пыталась вырваться, но на мою удачу псы не могли этого сделать. Им мешали на удивление крепкие замки.
Цель моего визита? Я хочу приобрести себе друга. Или даже не одного. Бешеные собаки могут быть весьма полезны. Например, если я хочу убить кого-нибудь и не закопать, и даже не сжечь, а скормить бродячим псам. В своих лучших снах мне часто удаётся видеть, как Джеффа обгладывают собаки, а он при этом вопит так, что даже в самом конце, казалось, бескрайнего Оуксайдского парка с деревьев взлетают птицы от испуга.
Я не могу допустить, чтобы их всех усыпили, поэтому должна забрать животных и отвести в другое место, где их не найдут люди. Для начала придётся покормить их, чтобы псы не сожрали меня, поэтому я принесла голодным хищникам мясца. Тут маловато, но тоже сойдёт (куски Салли, которые не пожелал доедать Смайли).
Будем надеяться, что меня собаки всё-таки грызть не станут, а послушно поплетутся следом. Вроде бы, дав им еды, я стану для них другом... будем надеяться... опять же.
Пока псы обгладывали кости ребёнка, выйдя из клеток, я надевала на них ошейники и приковывала собак цепями, чтобы можно было вести их за собой. Я вполне могла бы сойти за "даму с собачкой". Только не с одной. Они все разной породы и отличающегося нрава, но всеми ими (и доберманами, и овчарками, и питбулями...) движет голод. И они будут рады скушать гниющего в уголках рта сукиного сына. Я им это устрою.

Ещё в детстве приют для детей приучил меня, что в мире нет того, кому на тебя не всё равно. Возможно, совершенно иное мнение имеют те дети, которых любящие родители смогли окружить лаской и заботой, но малыши, выживающие в стенах детского дома, считают, что ты можешь положиться лишь на себя самого, никто не подаст тебе руку помощи, потому что уж если родителям ты не был нужен, то не будешь нужен никому. Мои родители погибли очень давно, из-за чего я и попала в детский дом. И их я не могу винить ни в чём.
Я это всё к тому, что жизнь в гниющем доме с не менее гниющими монстрами почти ничем не отличается от жизни в приюте. Здесь то же правило: выживает сильнейший. Мне придётся стать гораздо сильнее, чтобы хотя бы начать качать свои права, ведь пока что меня воспринимают лишь как игрушку Слендера, у которой нет своей воли. Но я всем смогу отчётливо показать, что и у меня есть яйца. Не долго осталось терпеть издевательств и насмешек. Наверное, по большей части всё это достаётся мне именно от улыбающегося сучоныша. И я это так не оставлю. Никогда.
Я не перестала бояться всех их, нет, но теперь рядом с этим гнетущим страхом встала и злоба. Они как пугают меня, так и бесят. Мы все собраны и живём здесь только потому, что Слендер так решил. Ни у одного из нас нет своего мнения, пока безликий монстр жив, а убить его никто не осмелиться... и не сможет. Чудовища, живущие со мной по соседству, лишь притворяются, что пришли сюда добровольно. На самом деле мы являемся не более, чем коллекция уродцев, помещённых в чёртов инкубатор. Мне всё больше и больше кажется, что Слендеру нравится наблюдать за нами (его присутствие в доме я чувствую постоянно, ведь головная боль почти никогда не проходит), смотреть на то, как каждый из здесь присутствующих пытается выжить, остаться на своей территории. Я думаю, он ждёт, пока не останется сильнейший. Зачем ему это? Потому что Слендер просто вожделеет, видя, как мы страдаем. Морально, физически... ему это нравится. И монстр притащит сюда гораздо больше таких, как только все мы сгниём, как только у безликого не останется игрушек. И будет наблюдать за мучениями снова и снова, пока не насмотрится на подобные картины, чтобы хватило на века. Конечно, Слендер ненасытен, но хоть на какой-то срок его жажда сможет утолиться.
Поэтому мне и страшно. Далеко не внешний облик уродов отталкивает меня, ведь к этому привыкнешь, даже если не желаешь. Страшно делается от мысли, что мы всего лишь догниваем свой век, развлекая тем самым древнее зло. Уроды, собранные в доме, действительно играют здесь свою одинаковую роль - марионеток в ледяных руках безликого. У него свой театр кукол. Тики Тоби говорил мне, что Слендер играет... Да, верно, Тоби, он играет. С жизнями сломленных людей. Вряд ли это понимают остальные, а если и понимают, то их вполне устраивает такой расклад, потому что... потому что выбора-то больше никакого и нету. Получается, меня тоже устраивает это. И, чёрт возьми, это жестокая правда.
А из всего этого можно сделать вывод, что у Слендера есть и свои особые, любимые куклы, которым он дал простое и не такое уж замысловатое название - прокси. Чем мы отличились, что заняли более высокие чины? Ответ сразу нагрянул в мой мозг. Его привлекло наше послушание. Тоби слишком безумен, чтобы вполне осознанно действовать самому; Кейт можно сравнивать с надрессированной собачкой, которая и шагу без хозяина ступить не может; Тим и Худи будто бы волю свою ему продали, как душу дьяволу, и я сомневаюсь, что добровольно; я же попросту его боюсь. Именно страх не позволяет мне ослушаться. Вот почему мы его любимчики. Другие - Джефф, Натали, Джейн, Безглазый Джек... они не боятся и ещё не до конца выжили из ума. Пускай ими и движет безумие, но соображать и действовать умом человека они пока могут, потому-то их воля и не слаба перед Слендером. Что уж говорить про полосатого клоуна и маленькую дикую девочку, которые будто бы не существуют. Я слышала, что Салли он удочерил. Да, Слендер не считает девочку куклой, а удостоил её чести быть его доченькой. Нашёл малышке няньку - Смеющегося Джека, который только лишь больше давит на мозги и без того умалишённому ребёнку.
Я же сказала: каждый играет свою особую роль, но в то же время и не отличающуюся от ролей других марионеток.
Мне не убежать из дома умалишённых, а жить под одной крышей с кое-какими персонажами не удастся. Поэтому придётся убрать некоторых из них. Или же всех... если вдруг начнут докучать.

Вчера ночью я притащила свою свору собак в этот дом и заперла из в подвале, швырнув в их сторону ещё пару кусков мяса. Туда никто никогда не заходит, да и ключ есть теперь только у меня. На крики из подвала никто не станет сбегаться, чтобы помочь, поэтому ничто не помешает мне действовать. Только собственная самоуверенность. Нужно быть куда осторожнее, чем кажется мне самой.

Он застал меня врасплох сегодня утром. Я как раз собиралась покормить собак, которых совсем недавно спрятала в подвале, но тут появился он.
Джефф стоял, облокотившись на стену, и постукивал блестящим лезвием своего ножа по косяку. Странно, парень кажется таким... отвратительным (так оно и есть), но лезвие своего оружия маньяк начищает так, чтобы в нём можно было видеть своё отражение. Ни одной засохшей капельки крови. Казалось, на ноже даже и малейшего повреждения нет, даже царапин. И что-то внутри меня подсказывает, что по большей части Джефф так начищает и затачивает свой нож конкретно для меня.
Я попыталась проскользнуть мимо улыбчивого, но ничего так просто в жизни не происходит. Он тут же схватил меня за рукав и вернул на своё место.
- Чего ты хочешь?! - возмущённо спросила я, вырывая свою руку из его хватки.
- Не я хочу. - ответил он, ухмыльнувшись. - А он. - парень указал на входящего в комнату безликого.
Это снова он. Не Слендер, а его брат. Чёртов Оффен. Извращенец улыбался, и улыбка его ни при каких условиях не могла сойти с лица.
Я сразу смекнула, что не смогу дать им двоим отпор. Однажды уже не получилось, но удача оказалась на моей стороне. А сейчас даже убежать не удастся. Позади меня есть разбитое окно, через которое пролезть не составит никакого труда. Нужно только вырваться.
Мне сразу стало ясно, что один из них меня убьёт прямо сейчас, а второй будет измываться над моим безжизненным телом.
В этом адском доме всё оказывает давление: насилие, безразличие, похоть. И это лишь малая часть, оказывающая давление.
Я и сообразить ничего не успела, как Джефф набросился на меня. Парень схватил за горло и пару раз вонзил в меня нож. Я успела лишь раз взвизгнуть, а потом полилась кровь. Её было совсем немного, больше всего было боли. Меня снова оставили лежать на полу и захлёбываться, хотя это не будет длиться вечность, как мне кажется обычно. На этот раз убийца привёл с собой насильника.

Очнулась я всё так же на полу, где и была в последний раз. Никого не было рядом. Лишь пятна крови подо мной напоминали о том, что произошло. И дыры от ножа на одежде. Немного придя в себя, я стала аккуратно приподниматься на ноги, как вдруг услышала вопль. В дверном проёме показался Оффен. И мне не сразу удалось понять, что монстр подёргивается в конвульсиях с раскрытой клыкастой пастью, из которой вывалился длинный язык. Следом за ним в комнате показался Слендер. Тут-то я и увидела всю картину. Безликий крепко обвил одним из своих векторов шею брата и постоянно сжимал её так, что был слышен хруст. А потом Слендер отпустил, и тело Оффена послушно упало на пол, сразу же будто обмякнув. Я смотрела на него и не могла поверить своим глазам. Руки тряслись на пару с коленями, а к горлу подкатился комок. От ужаса мне хотелось зарыдать.
Тут Слендер схватил меня за горло и поднял так, что я оказалась на его уровне.
- Я снова защитил тебя, ничтожество! Снова! - рычал он. Его голос звучал очень громко и эхом отдавался у меня в голове. - Мне легче самому тебя убить, чем постоянно помогать. - его рука сжалась чуть сильнее, а я уже начала невольно закатывать глаза от давки и недостатка воздуха. Тут монстр швырнул меня на пол. Рядом со мной лежал труп Оффена. - Это был последний раз. Либо ты умрёшь от чьей-то руки, либо от моей.
И он ушёл, оставив меня сидеть и всхлипывать. Он прав. Слендер, чёрт возьми, прав! Он дал мне ещё один, последний шанс, или меня убьют.
От мысли, что я и вправду ничтожество, захотелось рыдать гораздо больше, чем от испытанного ужаса. Я должна уметь за себя постоять. Должна! Иначе путь для меня будет один.
На эмоциях я вскочила с пола и, забыв о том, что некоторым временем раньше меня пырнули ножом и попытались изнасиловать, сняла с двери в подвал замок, выпустив оттуда псов. Они всё ещё почти послушно сидели на цепях. Каждый из них был голоден, поэтому я просто отвела их на второй этаж и запустила в комнату Джеффа.
Через несколько секунд раздался крик, а следом чавканье и лай. Дверь снаружи была плотно закрыта, поэтому путь наружу пролегал лишь через окно. Именно под окном я и буду ждать покусанного Джеффа, чтобы там добить маньяка раз и навсегда.
Он выпрыгнул и оказался внизу. Сразу понял, что его ждёт. Я заметила, что предплечье Джеффа довольно сильно покусано, и парень крепко держался за него, скалясь от боли. На этот раз уродец был совершенно безоружен, а я взяла с собой свою биту, которую специально для такого случая (не поленилась) оборудовала гвоздями на конце, чтобы урона больше было.
Улыбчивый стоял на коленях в полусогнутом состоянии и следил за мной глазами. Голова опущена, и волосы свисают, закрывая обезображенное лицо, но я будто бы вновь додумала эту деталь. Не сомневаюсь, что он и вправду не сводит с меня взгляда.
Церемониться ни к чему. Я замахнулась битой и уже собиралась ударить убийцу по голове, как тот увернулся и сбил меня с ног, ударив по коленям. С одной рукой Джефф не так силён и ловок, но опыт всё равно дарит свои плоды - уроду действительно удаётся за себя постоять.
- В тебе проснулась месть, ничтожество? - ехидно произнёс он.
- Заткнись! - завопила я, роняя слёзы.
- Знаешь, - сказал он, встав на ноги. - Никто из нас уже давно не плачет, потому что из каждого эту дурь выбили. Твои слёзы с соплями лишь наталкивают меня поскорее тебя убить, нежели пожалеть.
- Мне не надо, чтобы меня жалели!
Я вскочила и вновь замахнулась, но Джефф схватил биту одной рукой и вскрикнул от того, что гвозди вонзились нему в ладонь. Парень отобрал моё оружие и выбросил в сторону, а потом тут же выхватил свой нож, который всё-таки оказался у него в кармане, и полоснул по мне. Эта рана не свалит меня с ног, да и его ориентировка, видимо, на какое-то время повреждена. Боль застилает ему глаза.
Я пнула парня по колену, что та хрустнула, а Джефф выронил нож. Я схватила его и с развороту попробовала ударить, но маньяк оказался очень близко ко мне. Удалось вонзить лезвие ему в плечо. И это выиграло мне время, чтобы добежать до биты и добить парня. Всё это время я плакала. Скольких усилий мне нужно приложить, чтобы хотя бы отогнать от себя убийцу, не говоря уже о том, чтобы расправиться с ним.
Тупая, тупая сука. - прохрипел Джефф, на трясущихся ногах пытаясь подобраться ко мне. - Я вытащу из тебя твою уверенность в себе и засуну куда-нибудь подальше. Ты слишком уж самоуверенная.
Я слышала его слова, но не могла осознать их. В голове не укладывалось, как это он сможет отобрать мою уверенность в себе.
- Это мы сожгли твой дом и семью. - вымолвил он, кряхтя от боли.
Я бросила на парня сомнительный взгляд, но его слова на некоторое время будто бы обездвижели меня. Заставили замереть.
- Твой папочка был очень влиятелен в городе... и в ещё нескольких городках, приближённых к этому. Он помогал бороться с криминалом на улицах, чтобы люди спали спокойно. Признаться, у мистера Эйбрамсона получилось на весьма долгий срок оттолкнуть нас от городов. И в будущем у него были огромные планы, касательно улучшения защиты. Твой уважаемый отец ни раз имел с нами дело, понимал, какую огромную опасность мы несём... А у нас никак не получалось подобраться к нему и его семье.
Маньяк прокашлялся и выплюнул кровавый комок, слизнув остатки крови с гнилых губ.
- И тогда безликий ублюдок с галстуком решил выйти в город и сжечь Эйбрамсона в собственном доме. Он послал туда меня, потому что пока что я... единственный не до конца потерявший разум в этом чёртовом доме. Он уже говорил тебе о том, что мы все ему подчиняемся? Так вот остальные - окончательно чокнутые - легко поддаются, потому что уже не имеют собственного мнения. А я оказал ему услугу, как и он оказал мне когда-то, приютив меня. Я не его кукла. Я лишь пешка.
Он натянуто улыбнулся, глядя на меня и на мой ошарашенный взгляд. Я была в смятении. В ужасе. Парень хрипло посмеялся, снова закашлявшись.
- Ты возвращалась домой со школы, и тем самым привела меня к твоему дому. Оставалось лишь дождаться ночи.
И тут в моей голове вспыхнули те кошмарные воспоминания, которые психика на протяжении многих лет старалась блокировать.
Я проснулась от крика старшего брата. Он ворвался в мою комнату и поднял с кровати. Дом горел.
А потом мы не смогли найти выход. Двери были заблокированы, как и все окна, которые только были в доме.
- Тебе чудом удалось выжить, Ада Эйбрамсон. - сказал Джефф.
- Ты был в доме вместе с нами... - прошептала я, устремив взгляд в никуда.
- Верно. И когда твой братец всё-таки сумел разбить окно, он пропустил тебя первой. Как только ты уже была в безопасности - на улице - я сразу же перерезал глотки твоей семье, чтобы они не смогли последовать за тобой. Всё выглядит, как несчастный случай и по сей день, да? А тела так обгорели, что никаких ножевых ранений найти на них нельзя. И, знаешь, спустя несколько лет, мы тебя нашли.
- Зачем вам я?.. - я сжала губы от рыданий. Слёзы катились из глаз, а глотку будто бы свело судорога.
- Слендер не любит оставлять дела незаконченными. Мы подарили тебе те ужасные ожоги, которые ты должна была получить в прошлом, но не убили. Точнее, ты умерла, но Слендер умеет воскрешать, заставляя мозг жить. Пусть другие твои органы спят, но самый главный механизм работает. А сердце? Да к чёрту это сердце. Оно в нашем мире стало давно бесполезным мусором. Ни у кого его больше нет.
- ЗАЧЕМ ВАМ Я?! - завопила я, упав на колени перед напыщенным сукиным сыном. - Ответь мне! Вы и так сделали всё, что только было можно! Вы испортили мне жизнь, так почему не дали дожить хотя бы так?..
Я заскулила от отчаяния.
- Потому что здорово видеть, во что в итоге превратилась дочь благодетеля.
Джефф разразился смехом. Это меня добило. Я разрыдалась ещё сильнее, но теперь уже это была истерика. Чёрт возьми, мне хотелось и смеяться и плакать. И я смеялась. Роняла горькие слёзы, но при этом не переставала хохотать так, будто бы меня щекочут.
- Добро пожаловать в дом умалишённых, Ада. - произнёс Джефф. - Дочка первого человека в городе.

На улице стояла ночь. Так ярко светила луна. И ветерок слегка покачивал ветви деревьев.
Я вдыхала дивный аромат ночной прохлады.
Дым валил в небо. Я смотрела на полыхающий дом умалишённых. Все двери заблокированы, но даже через окна никто не сможет выйти наружу. Они сгорают заживо. Никто из сумасшедших больше не сможет ничего сделать.
Каждого из них я зафиксировала так, что они не смогут добраться до окон. Каждого я обездвижела, приковав к кровати/батарее/ножке стола... чтобы эти суки чувствовали пламя на своих телах, а не умерли сразу, избавившись от страданий. Поэтому мне так хорошо слышны безумные вопли ужаса и боли.
Никто не сунется в Оуксайдский парк, только потому что отсюда доносятся крики о помощи. Это ведь уже давно обычное дело, верно? Люди боятся появляться тут, поэтому так никто и не появится, пока дом не превратится в обугленную свалку с множеством мусора, типа Джеффа.
Я закинула на плечо биту, оборудованную гвоздями, и решила, что буду ждать до утра. Смотреть на это и успокаивать себя мыслью, как им сейчас там хреново.
Рядом со мной появился Слендер. Я не слышала его голоса у себя в голове. Безликий молчал и тоже смотрел на горящий дом. А потом он уйдёт. И я тоже уйду.
Посмотри, папа, во что превратилась твоя маленькая девочка, которая мечтала стать полицейским, чтобы помогать людям. Видимо, это не моё. Не в этой жизни.
И я знаю, что теперь Слендер гордится мной. Поэтому он оставит меня. Я смогу о себе позаботиться, существуя чудовищем.
Ведь теперь я - одна из них.
Хорошая история! | Плохая история :(
3 | 0

Следующая крипипаста называется Как я стал маньяком. Предыдущая: Я - одна из них. Часть 4. Или попытайте удачу, выбрав случайную.

Мы приветствуем уместные, уважительные комментарии по теме. Пожалуйста, прочитайте правила нашего сайта перед тем, как оставить свой комментарий.

Всего 0 комментариев
comments powered by Disqus