Меню
Лучшие авторы и критики
  1. 明死ん (Город А.)
  2. Mr.Horror (Из Ада)
  3. Silent Death (Голландские туманы)
  4. Артем (Крипипаста)
  5. Арти (Крипипаста)
  6. Теневой Демон (Везде и нигде)
  7. Federico the Purple Guy (Где, где, - в Караганде! )
  8. Практика Хаоса ¯\_(ツ)_/¯ (Завихрения Логруса)
  9. Jeff the Killer (Крипипаста)
  10. Вик Смол (Сычевальня)

Объект 117 (ЧАСТЬ 2)

- Порядок Ник, давай мне плату, я ей займусь.
Он достал из металлического шкафчика коробку и протянул её мне.
- О`кей парни, через пару часов будет готова, - произнёс я и добавил, - кстати, ужин сегодня в шесть, там отбивное мясо, опаздывать не советую.
- Так вот от кого жареным мясом пахнет, а я уж подумал, что показалось, - произнёс Кристоф и они с Ником весело рассмеялись.
- Да, да, давайте, смейтесь, - буркнул я и направился в командный пункт.
Вернувшись в командный пункт, я подсоединил системную плату к компьютеру и запустил программу калибровки. Найдя несколько несерьёзных расхождений, программа вывела данные на принтер и принялась настраивать плату. Мне лишь оставалось ввести несколько команд, а остальное компьютер выполнил сам.
Решив не ждать конца операции, я направился в энергоблок, чтобы проверить состояние батарей и генератора. В коридоре мне встретились Рихард и Сэм, которые шли с левой рабочей площадки.
- Гас, ты - то мне и нужен! - воскликнул Рихард.
- Если ты насчёт системной платы, то я уже занят этим, - лаконично произнёс я.
- Знаешь, приятно работать с профессионалами, - удивленно улыбнулся Рихард, - ты куда сейчас?
- В энергоблок, надо проверить кое-что.
- Хорошо, мы будем на буровой. Когда плата будет готова, свяжись с нами.
- О`кей! Да, кстати, ребята, ужин в шесть.
- А ты - то откуда знаешь? – удивлённо спросил Сэм.
- Я же профессионал, - улыбнувшись, ответил я, и зашагал дальше.
Энергоблок размещался в восточном крыле станции. Мне пришлось обогнуть всё здание, прежде чем я добрался до двери с предостерегающей надписью. Батареи и генератор были стандартными и, судя по показаниям приборов, работали стабильно. Немного осмотревшись, я решил вернуться и проверить, как продвигаются дела в командном пункте.
Компьютер находился в завершающей стадии операции, и я, сняв трубку внутренней связи, доложил об этом Рихарду. Минут через пятнадцать зашёл Ник и мы, вместе дождавшись окончания калибровки, направились в буровую.
- Ну что, принесли? – обратился к нам Сэм.
- Да, вот она, - ответил я и протянул ему плату.
Последующие два часа мы занимались установкой и настройкой стержней. Когда всё было закончено, стрелки моих часов показывали половину шестого.
- Попробуем запустить? – обратился ко всем Рихард.
- К запуску готовы, - хором ответили Сэм и Ник.
- У меня тоже всё готово, - проговорил Кристоф.
Рихард подошёл к основному пульту управления, я занял место возле блока энергоподачи.
Дождавшись сигнала, я повернул рубильники, Рихард набрал код запуска, и мы почувствовали, как дрогнула под ногами земля. Стержни задрожали и начали медленно вращаться. Щит нагнетательной системы сменил красные лампы на зелёные. Кристоф повернул ручку давления, и мы увидели, как огромные стержни бура начали медленно подниматься вверх.
- О`кей! – крикнул он, - у меня порядок.
- Все системы в норме и готовы к работе, - доложил Сэм.
- Хорошо, ребята, сейчас уже поздно, глушите бур. Завтра приступим к работе, - проговорил Рихард, - А сейчас – все в столовую.
За ужином мы внесли поправки в план рабочего процесса и распределили смены. Все были довольны началом рабочего месяца. Потому что каждый из нас любил и ценил свою работу, и мы выполняли свои обязанности с чувством глубокого удовлетворения. Никто из нас никогда ни на что не жаловался. Мы были настоящей командой. Командой профессионалов, чётко знающих своё дело…
После ужина мы ещё немного поболтали о всяких пустяках и, выпив чай, отправились спать.
Утром, после завтрака, все отправились на запуск буровой. Я, Мишлен и Софи несколько минут с замиранием сердца наблюдали, как мощные стержни буровой установки врезаются в лёд. Осколки ледяной корки разлетались во все стороны и разбивались об ограждение. Разработка источника начиналась.
Проводив Софи и Мишлен до столовой, я направился в командный пункт. Усевшись поудобнее в кресло за мониторами, я принялся настраивать видеосигнал камер наружного наблюдения. Когда объективы камер начали давать приемлемое изображение, я поставил их на автоматическое оповещение персонала. Провозившись около двух часов и приведя в порядок все компьютеризированные системы станции, я решил вернуться на буровую и узнать, всё ли в порядке у ребят.
Работа шла полным ходом. Взглянув на датчик подачи напряжения, я увидел, что буровая запущена на полную мощность. Предохранители главного щита трещали от напряжения. Проверив все системы, и исключив возможность перегрузки, я зашагал в кабину левого стержня.
Поздоровавшись с Рихардом и Сэмом и узнав, что у них всё в порядке, я решил немного понаблюдать за процессом бурения через смотровое окно. Стержни медленно, но неумолимо разрывали толщу голубого льда. Резьба ввинчивалась в пласты, прорезая слой за слоем. Мелкие крошки льда превращались в пыль и образовывали некое подобие тумана. Свет прожекторов играл и переливался в безумном танце ледяной пыли. Ледяной монолит стонал перед ещё большей силой, чем он сам, силой человеческих технологий. Человеческий разум со своими возможностями поставил на колени гордую и неприступную природу.
Я наблюдал, как крупные трещины, похожие на открытые раны, расползаются как паутина по беспомощному ледяному телу. Стержни буровой установки казались какими - то безжалостными паразитами, которые врезаются в тело земли и стремятся сожрать все внутренности не оставив ничего живого. «Интересно сколько же ещё таких же стальных паразитов, как эти стержни, сверлят нашу планету в данный момент?»
- Эй, парень, хватит глазеть! Зайди лучше к Кристофу и узнай, всё ли у них в порядке, - обратился ко мне Рихард, выводя меня из состояния задумчивости.
- Да, шеф, - буркнул я и направился в кабину правого стержня.
Там, перекинувшись парой слов с ребятами, я решил вернуться в командный пункт и приготовиться к очередному сеансу связи.
Все системы связи работали стабильно. Я ещё раз проверил наружное наблюдение и, откинувшись в кресле, закурил. Через полчаса зашёл Рихард, он доложил центру о количестве выполненных работ, и мы вместе отправились на обед.
Когда мы вошли, Софи и Мишлен уже расставляли тарелки на стол и раскладывали хлеб.
- Привет, ребята, проголодались? – спросила Софи и улыбнулась своей сногсшибательной улыбкой. «Интересно, она делает это специально, чтобы все сошли от неё с ума?» - подумал я, занимая свободный стул.
- Как волки, - ответил Рихард и уселся за стол.
- Что у нас сегодня? – спросил я, отрезая хлеб.
- Мясное рагу с кукурузой, - ответила Софи.
- И тёртым сыром, - добавила Мишлен, вынося из кухни кастрюлю.
Обед как всегда был изумительным. Всё приготовленное было съедено до последней крошки. Это никого не удивляло, потому что до того, как устроиться в компанию и попасть в нашу команду, Софи работала шеф-поваром в одном из лучших бельгийских ресторанов. Никто из нас никогда не спрашивал, почему она отказалась от столь привлекательной работы. А сама Софи предпочитала не распространяться на эту тему. Она просто молча делала своё дело, так же как и все мы. Поблагодарив девушек за обед, все разошлись по своим рабочим местам.
Ещё раз проверив энергоблок, я решил посмотреть на конденсаторы нагнетателя. Так как они находились снаружи, мне пришлось как следует утеплиться, прежде чем выйти.
Выйдя за ворота станции, я надел солнцезащитные очки и зашагал к рабочей площадке. Снег приятно хрустел под ногами. В ослепительно голубом небе ярко сияло Солнце, ветра почти не было. Добравшись до щита, мне пришлось несколько минут провозиться с предохранительной крышкой. Конденсаторы были в порядке и выглядели абсолютно новыми. Я записал их серийные номера и, вернув крышку на место, зашагал обратно к жилому корпусу.
Вечером, как и вчера, ровно в шесть, мы снова собрались за ужином, который, на сей раз, состоял из печёного картофеля и отварной рыбы. Закончив с едой, мы отправились в комнату отдыха. Я, Ник, Кристоф и Сэм уселись за столом, чтобы перекинуться парой партий в клеридж. Мишлен и Софи листали журналы, а Рихард, устроившись в кресле, погрузился в чтение книги, которую он захватил с собой. По-моему она называлась «Рассеянные сомнения» или что-то в этом роде.
Так мы просидели около трёх часов. Сэм проиграл все спички и, заявив, что больше никогда не сядет с нами играть, отправился спать. Допив уже давно остывший чай, мы все решили последовать его примеру.
Утром мне снова довелось дышать свежим воздухом. Одна из батарей конденсаторов вышла из строя. Из-за сильной бури, которая началась ночью, мне пришлось потратить два часа, чтобы её заменить. Вернувшись в командный пункт, я, промёрзший до самых костей, стал отпиваться горячим кофе, любезно приготовленным для меня Софи. Почувствовав, что прихожу в порядок, я решил заглянуть к девушкам. Однако, прежде чем я успел подняться с кресла, раздался глухой звук, а затем, через мгновение, ещё один, более громкий и отчётливый. Пол под ногами дрогнул, и мне пришлось схватиться за стену, чтобы не упасть.
Не успев придти в себя, я услышал чьи - то торопливые шаги в коридоре. Открыв дверь, я увидел, как Мишлен и Софи со всех ног несутся к рабочей площадке. Я захлопнул дверь и побежал вслед за ними. Мы вбежали на площадку бурения почти одновременно и чуть не столкнулись с Рихардом и Николаем.
- Что случилось? – задыхаясь, спросил я.
- Вот, - ответил Рихард и показал в сторону заграждения.
Мы подошли к заграждению и заглянули через решётку. Там, внизу, прямо под буром зияла огромная дыра. Стержни по инерции ещё вращались и висели в воздухе. Я напряг зрение, силясь разглядеть дно, но тьма была настолько густой, что дальше двух - трёх метров ничего не было видно.
- Как это случилось? – спросил я.
- Всё произошло очень быстро, - начал отвечать Николай, - мы работали как обычно, пока не услышали какой то странный шум. Решив проверить стержни, мы заглушили бур. Как только нагнетатель заглох, лёд под стержнями заскрипел и рухнул вниз. Нас так тряхануло, что я чуть не выпал из кабины.
- Да, мы тоже почувствовали этот толчок, – кивнула головой Софи.
- Поднимите стержни, - скомандовал Рихард и подошёл к нам.
Сэм и Кристоф запустили бур и через мгновение стержни, окутанные ледяной крошкой, медленно поползли вверх.
- Что это? – изумлённо спросила Софи.
- Хрен его знает, - лаконично ответил Ник.
- Возможно, воздушный пузырь? - бросил Рихард и направился к двери ограждения.
- Такое когда - нибудь уже случалось? – не успокаивалась Софи.
- У нас такое впервые, но я слышал, что на других станциях тоже происходило нечто подобное, - ответил я и последовал за Рихардом.
Рихард открыл дверь, и мы собрались возле самого края дыры.
- Близко не подходите, лёд может обвалиться, - обратился ко всем Николай, и мы тут же сделали шаг назад.
- Что будем делать, шеф? – спросил я Рихарда.
- Надо связаться с центром и доложить о случившемся.
- А потом?
- Потом спуститься, и посмотреть, что там, на дне. Рисковать буровой мы не имеем права, - ответил он вглядываясь во тьму обвала.
Девушки переглянулись между собой, и по их взглядам было видно, что темнота дыры их пугает.
- Не волнуйтесь, вас никто не заставит туда лезть, - с улыбкой обратился я к ним.
- Вы очень великодушны, месье, - буркнула Мишлен.
Все вопросительно посмотрели на Рихарда, который достал сигарету, щёлкнул зажигалкой и, глубоко затянувшись, проговорил:
- Гаспар, ты со мной в командный пункт. Ник и Сэм осмотрите бур на наличие повреждений. Кристоф, приготовь лебёдку и страховочные ремни.
- А нам что делать? – нерешительно спросила Софи.
- Заниматься своими делами, - бросил Кристоф, и мы зашагали с ним в командный пункт.
Из-за бури сеанс связи мог быть нестабильным. Я предупредил об этом Рихарда и включил передатчик. Видеоизображение практически отсутствовало, силы передатчика хватало только на звуковую передачу. Рихард торопливо доложил о случившимся и попросил дальнейших инструкций, в ответ, сквозь шипение динамика, мы услышали несколько неразборчивых слов, после чего связь оборвалась.
- Проклятье, - выругался Рихард, - можешь настроить?
- Только когда закончится буря, сейчас антенну не закрепить.
- Ладно, разберёмся сами, - буркнул он.
После полудня все уже собрались возле дыры. Кристоф установил лебёдку и прикрепил к ней несколько тросов и страховочных ремней.
- Добровольцы есть? – с улыбкой обратился ко всем Рихард.
Вместо ответа все выразительно промолчали.
- Хорошо, тогда спускаемся я, Гас и Николай, остальные следят за лебёдкой и остаются на связи.
Мы опоясались ремнями, вооружились фонариками и рацией и, подойдя к краю обвала, начали медленно спускаться. Чтобы не спутать стропы, мы держались друг от друга на максимальном расстоянии. Лучи фонарей слабо освещали ледяной монолит стены. Я чувствовал, как с каждым метром понижалось давление и становилось холодней. Наши тени угрожающе плясали на ледяной поверхности, которая казалась абсолютно чёрной. Мне показалось, что прошла целая вечность перед тем, как мои ноги упёрлись в дно. Мы отцепили ремни и включили фонари на полную мощность…
Хорошая история! | Плохая история :(
3 | 0

Следующая крипипаста называется Объект 117 (ЧАСТЬ 3). Предыдущая: Объект 117 (ЧАСТЬ 1). Или попытайте удачу, выбрав случайную.

Мы приветствуем уместные, уважительные комментарии по теме. Пожалуйста, прочитайте правила нашего сайта перед тем, как оставить свой комментарий.

Всего 0 комментариев
comments powered by Disqus