Меню
Лучшие авторы и критики
  1. 明死ん (Город А.)
  2. Mr.Horror (Из Ада)
  3. Silent Death (Голландские туманы)
  4. Артем (Крипипаста)
  5. Арти (Крипипаста)
  6. Теневой Демон (Везде и нигде)
  7. Federico the Purple Guy (Где, где, - в Караганде! )
  8. Практика Хаоса ¯\_(ツ)_/¯ (Завихрения Логруса)
  9. Jeff the Killer (Крипипаста)
  10. Вик Смол (Сычевальня)

Прости меня часть 3 заключительная

Подождав некоторое время я убрал оружие и усадил парня на свой байк. Сам сев сзади завёл мотор и погнал в восточный город. Там меня уже ждали друзья.
Восточный город выстроили совсем недавно, тут уже не были частные домики, здесь уже стояли вполне себе современные жилые дома и кварталы. Здесь жило большинство народа, от сюда же и можно было добраться до бывшей угольной станции, которая теперь превратилась в парк аттракционов. Здесь даже была своя радиостанция, вещавшая на весь город. Короче здесь ты уже не чувствовал себя как в какой – то глубинке.
Кинотеатр я нашёл практически сразу, прямо на против него стоял тот бар в который меня позвали, хорошо, что он был маленьким и посетителей в нём как правило было лишь пара человек. Сегодня там вообще никого не было кроме бармена и моих друзей.
Я припарковался возле четырёх байков своих друзей и удовлетворённо вдохнул местный воздух. Парень еле сполз с моего байка, с непривычки у него конкретно затекло тело. Что бы он не попробовал сбежать я решил его приковать к себе. Парень как раз носил на шее толстый кожаный ошейник. Словно предназначенный для моей цепи. Я пристегнул к его ошейнику цепь со своего байка и повёл за собой как собачку.
Бар был наполнен запахом свежего пива и сигарет. Прямо райский аромат для меня. Парень же похоже моё мнение не разделял, ну и фиг с ним. Главное, чтобы я смог сейчас расслабится. В центре маленького зала наши ребята сидели за столом и тихо выпивали. На их лицах не было радости, была лишь скорбь и страх. Атмосфера этого заведения была напрочь испорчена действиями Графа.
Я подошёл к столу и дернув цепью потянул к себе, взятого в плен парня. Все ребята тут же посмотрели на него и на меня. Парень был для них как совсем не желанный гость. Блондин Эмо, с рванными джинсами и чёрной курткой с мехом, такой гостем за нашим столом никогда не станет. Но он и не гость, он заложник.
- Что Баба, собачку завел себе? – спросил меня Бронки, отпивая из своей кружки пенное пиво – а почему не сучка? Нахрена тебе этот щенок?
Я уселся за стол и заставил парня сесть себе на колени. Парень молчал, но не боялся, в отличии от Графа этот нас открыто ненавидел. Но даже он не мог сопротивляться обстоятельствам и молча терпел всё то я с ним делал. А я как назло старался делать как можно более неприятные вещи. Я скинул с молодого его куртку, что бы все смогли его лучше рассмотреть. На нём была надета чёрная футболка, с нарисованными розовыми крыльями на спине. На груди футболка менялась по центру шла не ткань, а сетка как на чулках. Под ней можно было отлично наблюдать грудь и живот мальчика. Я гладил рукой по этой сетке, заставляя парня морщиться от омерзения.
- Зачем мне этот щенок Бронки? – переспросил я – это не просто щенок, этот сучёнок брат Графа, его зовут Дейв, прошу его обижать и не жаловать.
- Брат Графа? – этот голос принадлежал Вартхогу он по старшинству был следующим после Живоглота – Дате я его своим байком перееду. Мужчина встал из - за стола и направился к парню. Тот как - то прижал к себе плечи и прищурился явно ожидая что его сейчас начнут бить.
- Остынь Вартхог – остановил я его – сначала пусть он нам всё расскажет, к тому же это не всё что я принёс.
Далее я извлек из сумки ноутбук найденный в комнате Графа.
- Парнишка ведь снимет пароль для нас, верно? - Я схватил волосы на затылке мальчишки и заставил его покачать головой – да, да я сделаю это дядя Баба – пробасил я издеваясь над мальчиком. За столом прошёлся смешок, наконец то парни улыбнулись. Правда совсем не смеялся Хурок, самый молодой из нас. Рыжий парень закинул на стол свои ноги со шпорами и смотрел в никуда. Последним кого я забыл вам представить это Брут, самый полный и старый из нас, но на лидерство он совсем не претендовал, не был он достаточно твёрд для этой роли, зато он был самым весёлым из нас. Вартхог продолжал стоять за столом и подняв свою кружку дал тост:
- За живых, и в память мёртвых!
- За живых и в память мёртвых! – ответили мы все хором и осушили свои кружки до дна. Я правда свою не полностью осушил, остатки я вылил на крашенную макушку Дейва, от чего прозвучал новый одобрительный смешок.
- Дони - мальчугана мы не ждём – продолжил Вартхог приканчивая своё пиво. Он вскрыл себе вены три часа назад. Всегда был слабаком. Мы не видели этого, вероятно потому что это сделал не Граф.
- Так, теперь что будем делать? – Бронки был как всегда самым горячим из нас.
- Как я и говорил, мальчишка откроет нам комп Графа, посмотрим с кем он общался в последнее время, а завтра снова съездим к нему домой, я на шестьдесят процентов уверен, что Граф там тусуется. И ещё надо бы посмотреть тюрьму «Талука» Мальчишка там работает уборщиком, наверняка Граф может и там себе логово устроить. Сейчас он как никак монстр – мой план меня вполне устраивал.
- Так слушайте, всё можно сделать проще – Вартхог уже мнил себя лидером – теперь по одному ездить нельзя, он нас хочет вылавливать по одному не будем давать ему такого шанса, все поняли?
- Гнида и Суицид были вместе, он убил всех разом. Сдаётся мне что ему всё равно убить нас всех разом или убивать по одному – Хурок похоже был самым разумным из нас – но ему хочется нас запугать, заставить паниковать. Вот этого ему нельзя давать делать. Однако ребята задумайтесь, как ему удаётся посылать нам видения своих убийств?
- А это важно? – спросил я – послушай Хурок, сколько бы мы не задавались этим вопросом, ответа мы неполучим. Я был в церкви, знаешь, что мне сказали? Что я должен найти его тело и принести к ним. Как тебе такой план?
- Ммм… - Хурок задумался – и где мы можем его найти?
- Как я и сказал либо дома, либо в тюрьме.
- Ты же был у него дома, ты не нашёл его там?
- Я провёл там совсем немного времени, возможно папаша держит его в подвале.
- А этот малолетка не может нам сказать?
А ведь и правда, что – то я забыл, что нужно бы мальчишку уже разговорить. Я ссадил парня со своих колен и хлопнул его по заду.
- Ну давай вишенка, начинай травить байки о братце.
Парень молчал. Он стоял и пялился на нас всех и молчал. Первым не выдержал конечно же Бронки.
- Что ты маргалами хлопаешь?! Ты что не понял?! Где Граф?!
Парень молчал, блин с таким в разведку можно ходить.
- Слышь я тебя сейчас ударю! Бо-бо сделаю, понимаешь?
Парень прямо по партизанский молчал. Бронки конечно три раза повторять не стал. Он сорвался с места и налетел на пацана. Схватил парня за грудки и повалил на стол. Вслед за этим он стал молотить парня кулаками по животу. Бронки как всегда всё делал всерьёз, он собирался кишки парня в кашу превратить. Я сначала сидел рядом и даже не смотрел на это, сейчас мне этого парня совсем не было жаль. Но когда я увидел краем глаза что парень начинает задыхаться. То вмешался и оттащил Бронки от пацана. Парень сполз на пол и согнувшись по полам пытался восстановить дыхание. Бронки пытался отбиться от меня и кричал:
- Я его сейчас убью, как брата его убью!
- Да? Прямо как его брата?! Тоже срежем ему лицо и кожу на теле в фарш превратим так? Потащим его на своих байках пока он не сточиться под ноль? – теперь уже я орал на Бронки стараясь привести его в чувство – а ты не забыл, что четверо из наших уже умерли потому что мы так сделали?!
Бронки вырвался от меня, но к парню больше не полез.
- Оставьте меня наедине с этим мелким засранцем, я из него душу вытрясу и узнаю о Графе всё!
- Да ну, и как ты его будешь пытать? – Я даже рассмеялся и стал толкать Бронки обратно к его месту.
- Ладно, парень крепкий орешек, мы его позже разговорим, а сейчас всем спать, завтра с утра разделимся, я и Хурок поедем в Дом Графа, а Баба и Бронки поедут в тюрьму. Брут останется охранять здесь пацана. Как это не странно, но Вартхог дал дельный приказ, лично я с ним согласился.
- А если мы ничего не найдём? – спросил Хурок
- Там по ситуации – ответил Вартхог и направился к бармену. Бармен был свой человек и был не против всего увиденного.
На улице начал идти сильный ливень, хорошо, что отель был здесь же при баре. Мы разошлись по комнатам. Хурок взял с собой ноут и решил покопаться в нём. Он уверил что может сам снять пароль. Вполне возможно, в компах он разбирался не плохо. На эту ночь решили Деви оставить у меня. Я был с ним один на один, по соседству парни спали парами. Моя комната была самой пустой. Была лишь одна кровать. Я уложил на неё парня, так как сам спать совсем не хотел. Я расположился в кресле напротив окна и смотрел в окно, залитое каплями дождя. Я думал о Графе, я ведь хотел выпросить у него прощение, а вместо этого похитил его брата. Не похоже, что бы мне было жаль да? Я твёрдо знал, что единственным способом прекратить убийства было выпросить прощение у Графа, но как? Одного прости мало. Револьвер? Одетта сказала, что я должен покончить с собой что бы всё это прекратилось, но что если это не так? Я хочу получить прощение, но ведь я даже пальцем Графа не тронул. Истинный виновник сейчас едет на горящем байке по дорогам ада, почему именно я должен просить прощения? Потому что я попросил его тогда? Потому что, как говорила Алина я похитил душу Графа? Это объясняло бы те видения. Но их то видят все. Что говорить, понятно, что Граф не успокоиться пока мы все не передохнем, может это и есть его прощение? Может мне убить всех, и тогда Граф исчезнет? Но чёрт возьми Хурок прав кто он такой? Кто такой Граф? Призрак? Человек? Монстр? Ежу понятно, что только узнав ответ на этот вопрос мы сможем выжить.
В тишине я услышал, как дверь в мою комнату с тихим скрипом открылась. Я медленно, немного дрожа повернул голову. Слава богу это всего лишь Бронки. Байкер вошёл в мою комнату и направился к кровати где лежал Дейв. Что сейчас на уме этого отмороженного? Ответ на этот вопрос стал очевиден после того как я увидел, что Бронки начинает расстёгивать свои брюки.
- Эй – шепнул я ему боясь разбудить пацана – Бронки, когда это ты геем стал?
- Да ладно – ответил мне шёпотом Бронки – он даже против не будет, а у меня такого ещё никогда не было. Эй не смотри на меня так, мы его всё равно убьём, так почему же не попробовать?
- Ну ка застегни брюки, Бронки.
Звук разбивающегося стекла показался мне от чего – то глухим. Я только и успел упасть на пол. Бронки даже не попытался лечь. Зря. Четыре колючие проволоки влетели в окно. Два конца воткнулись как гвозди в щёки байкера, остальные две воткнулись в его живот. Бронки громко закричал, как мне показалось ни сколько от боли сколько от ужаса. Он понял, что попал и что ему теперь уже ничего не поможет. В комнату через разбитое окно влезла пятая проволока. Она в отличие от первых четырёх вползла медленно, не спеша, тянулась к лицу Бронки. Я валяясь на полу повернулся и с ужасом наблюдал воочию как проволока, буд - то щупальце спрута извиваясь тянется к жертве. Бронки с ужасом смотрел на колючку и пытался вырвать из себя остальные. Но те походу шевелились внутри него наматывая его мясо на себя.
Парень на кровати зашевелился и начал стонать. Он не проснулся, но ему начал сниться кошмар. Он что тоже получает видения? Кто ещё это видит? Парни? Они тоже сейчас видят это всё во сне, а я нет потому что для меня всё это явь! Значит я могу хоть что – то сделать. Я вскочил на ноги и хотел было подбежать к Бронки, но пятая проволока хлестнула меня по щеке как хлыст, и я повалился снова на пол. Бронки не прекращая кричал от ужаса, то тех пор пока пятая не обвилась вокруг его шеи и стянулась, превратив крик человека в хрип. Секунда и тело байкера влетело в окно. Я успел схватить его за ноги и потянуть на себя. Я упёрся ногами в края подоконника и стал тянуть ноги Бронки к себе. Сам я кричал отчаянно.
- Граф! Граф! Прости нас, прости Бронки, прости мня Граф, не делай этого прошу. Граф! Прости!
Меня отбросило на пол. Ноги Бронки стали удивительно лёгкими. На меня упал не весь Бронки, а только его ноги и часть его живота. Его разорвало на двое и на меня вывалились кишки бедняги. Граф разорвал Бронки на двое чёртовой колючей проволокой. И опять я на месте смерти!
Я откинул от себя обрубок и поднялся на ноги. В окно лез Граф. Я видел его лицо, видел его глаза. Он как всегда был лишён каких-либо чувств. Как машина. Его руки, обтянутые колючкой царапали стену, пустые глаза смотрели прямо на меня. Его рот был открыт и с его разрезанной пасти стекала кровь и гной. Я не мог пошевелиться. Я так никогда не боялся. Сейчас мне Граф казался ростом не меньше двух метров. От него исходило что – то, что - то ужасное. Я своим телом чувствовал его силу, дыхание перехватило, и я упал на колени. Вероятно, я сейчас чувствовал то же самое что чувствовал Бронки. Но я не чувствовал приближение смерти. Смерть мне сейчас показалась бы избавлением. Я чувствовал дикий холодный ужас, я видел, как Граф тянется в разбитое окно. Я видел его, Граф существовал.
Позади меня в дверь ворвался Вартхог. У него в руках был обрез, который он даже не целясь пустил в ход. Он сделал два выстрела и оба мимо. Чёрт картечью дуплетом, промахнуться мимо этого гиганта? Это возможно? Вартхог стал спешно перезаряжаться. Он старался не смотреть Графу в лицо, очевидно он так защищал себя от того страха, что источал Граф. Вартхог смог засунуть один патрон, а второй выпал из его дрожащих рук.
- Хурок!
В комнату ворвался Хурок с зажжённым флаером. Он вбежав с размаху швырнул факел в лезущего Графа. Красный огонь и дым заполонили всё помещение. Когда дым немного рассеялся я увидел, что Граф пропал, похоже флаеры на него действовали. Я смог подняться на ноги и посмотреть назад. Последним в комнату вбежал Брут. Никто ничего не говорил, Вартхог дозарядил свой обрез и смог снова поставить его на изготовку.
Дейв как видно тоже проснулся и обхватив свои колени сидел напротив окна и дрожал как осиновый лист.
- Он вернётся, бежим! – воскликнул я и вскочив на ноги бросился к парням. Я оказался прав, из всех щелей в комнате стали выстреливать колючие проволоки. Они лезли из розеток, из-под картин из дыр в полу. Как стальной колючий плющ, они заполняли всю комнату. Парни не став со мной спорить бросились к выходу. Брут вовремя сообразил и перед тем как свалить схватил Дейва и вместе с ним побежал к выходу. В коридоре происходило тоже самое что и в моей комнате. Отовсюду лезли колючки. Они заполняли всё, мы было метнулись к лестнице, ведущей на первый этаж. К нам как раз наверх бежал бармен. Но не добежал. Прямо на лестнице появились колючки и в мгновение сплелись в решётку. Бармен оказался отрезан от нас, или мы от него. Выход на верх так же был перекрыт колючим плющом. Мы вообще оказались зажаты. Я снова стал вымаливать прощение у Графа. Но он похоже плевал на это. Я просто упал на колени и стал просить прощения словно молитву читая. Вартхог схватил меня за шкирку и потащил назад к себе. Пока он меня тащил, я увидел, как на лестнице позади бармена появился граф, он подходил к нашему другу, клацая открытой челюстью. Увидев Графа я потянул к нему руки и стал его молить о прощении. Бармен обернувшись на Графа встретился с его лицом. Одним ловким движением Граф обвил проволоку вокруг шеи бармена и потянул наверх. Даже с такого расстояния я услышал хруст шейных позвонков. Бармен даже не успел вскрикнуть. Все вокруг нас умирали, мы умирали, один за другим. Граф всё ещё был неумолим, сколько бы я не просил прощения, Граф оставался неумолим.
Вартхог дотащил меня до угла коридора, там было окно. А куда нам было деваться? Вартхог кивнул Хуроку и рыжий ногой раскрошил стекло. Первым выпрыгнул Брут, с Дейвом на руках. Толстяк грохнулся словно огромный мешок, но не пострадал. Судя по крикам Дейв тоже остался цел. Вторым выпрыгнул Хурок. Вартхог остался со мной, я всё ещё не поднимался на ноги, я тянул к графу руки и молил прощения. Вартхог кричал, чтобы я поднимался и взял сея в руки, но я не слушал. Мой взгляд был прикован к Графу. А Граф смотрел в меня. Мы с Вартхогом вместе видели, как Граф прошёл сквозь созданную решётку из колючей проволоки, он прошёл насквозь как призрак. Вартхог в отличии от меня среагировал правильно, он высунулся в окно и крикнул Хуроку, что бы тот подбросил ему флаер и канистру с бензином. Эту канистру Вартхог всегда брал с собой. Вон слишком много ездил и не редко оказывалось так, что заправки рядом не было. Пластиковый контейнер на десять литров прилетел первым, вторым была палочка дымного факела. Граф подходил к нам медленно, но неотвратимо, он словно был танком, которого было невозможно остановить. Вартхог открыл канистру и немного разлив на пол бросил её мне под ноги. Я посмотрел на Вартхога, он схватил меня за грудки и поднял на ноги.
- Да не нужны ему твои извинения.
После этих слов Вартхог вышвырнул меня в окно. Второй этаж, не очень опасное расстояние. Однако после падения я не мог подняться. Дыхание перехватило. Все смотрели в окно, даже я лёжа на мокром асфальте неотрывно смотрел в окно. Мы видели силуэт Вартхога с зажжённым флаером. Я смотрел, но ни мог ничего сказать, дыхание восстанавливалось медленно. Хурок и Брут наоборот кричали во всё горло, они кричали что бы Вартхог прыгал следом, но он не оборачивался. Он смотрел внутрь помещения, там к нему приближалась тень, она становилась всё ближе. Граф приближался. Я не мог говорить, поэтому я слушал. Я слышал, как Вартхог говорил приближающемуся монстру:
- За живых и в память мёртвым.
В следующею секунду его тело пронзило десятки проволок с острыми шипами. На меня стала капать горячая кровь Вартхога, она стекала с колючки прямо на моё лицо. Флаер выпал из рук Вартхога и его объяло пламя. Поразительно, но граф боялся огня. Даже его проволока рывком отпрянула и выскочила из тела горящего человека. Мы услышали крик, но то был крик не байкера, то был даже не человеческий крик. Это был крик того парня, которого мы привязав колючей проволокой к байкам, тащили по шершавому асфальту. Это был тот самый крик, но другой. Крик проникал не в уши, а в сердца, он сотрясал воздух и тела. Все, кто слышали этот крик схватились за головы и упали на колени. Крик был пронзительным как шило. Словно одновременно с криком Графа сотни гвоздей царапали стекло. Крик был продолжительным, как и тогда. И, как и тогда этот крик был наполнен отчаянием и ужасом, и все эти чувства передавались нам. Мы скорчились и кричали в ответ, кроме меня, я открывал и закрывал рот, чувствуя на своём лице кровь, некогда живого человека. Я пытался говорить, но даже не мог выдохнуть. Я мог только слушать и надеяться, что этот ад закончиться.
Огонь захватил всё здание. Мы сидели на мокром асфальте словно перед гигантским костром. Мы молчали, я наконец смог дышать, но легче от этого не становилось. Сейчас я видел опустошение в глазах Хурока и Брута. Мы понимали, что нам тоже не выжить. Граф не умер, мы лишь спугнули его, через некоторое время он вернётся за нами. Он убьёт нас всех и это неизбежно. Мы уже умерли, умерли в тот момент, когда убивали беззащитного паренька, теперь до нас это дошло.
- Его можно убить.
Впервые Дейв начал говорить с нами не как с врагами. Мы втроём посмотрели на мальчишку. Тот сидел на корточках и смотрел себе под ноги. В его глазах была такая же пустота, как и в наших, его слова, были словами надежды, но мы мертвецы, надежда для нас, всё равно что насмешка.
- Говорю вам, его можно убить.
Парень всё твердил своё, я смог подняться и подойти к мальчику, тот не смотрел на меня.
- Я помогу вам.
Хурок поднялся на ноги. Он подошёл к своему байку и начал стряхивать с него оседающий пепел, опадавший с горящего здания.
- Как? - спросил он стоя к Дейву спиной.
- Это я вызвал его. Я вернул его к жизни. Его тело у меня. В тюрьме «Талука». Если мы поспешим и уничтожим его тело, то спасёмся.
- С чего ты вдруг стал говорить «мы?!» – Брут был обозлён, он сидя смотрел на мальчика, но не двигался с места.
- Мне тоже приходят видения, после вас, он убьёт и меня, таков был уговор.
- Уговор? – Я подцепил двумя пальцами подбородок парня и заставил его посмотреть на себя.
- Я нашёл его, сразу после того как вы уехали – начал парень – Я знал, что нужно делать. Я перевёз его тело к себе на работу, спрятал в прачечной. Подключил к нему капельницу, он жив, но в коме. Это неудивительно, ведь у него нет души. Ты выпустил его душу на волю и теперь он мстит.
- Откуда ты знаешь, что я?.. Чёрт, вот почему он и тебе отомстит, ты был там! Ты смотрел как мы убиваем твоего брата, но не помог ему, ты ждал, когда мы уйдём. Ты знал, что я вызвал скорую, но всё равно забрал его сам и спрятал. Ты маленький кусок дерьма!
- Мы договорились с ним, он получит силу, чтобы убить вас, в замен, я даю ему себя как новую жизнь - Дейв задрал рукава своей футболки и показал изрезанные руки – я поил его своей кровью, и он получил силу.
Хурок усмехнулся.
- Ты хочешь сказать, что твой брат вампир?
- Может быть, я не знаю, как назвать то чем он стал.
Я схватил за руку Дейва и потащил к своему байку к своему байку.
- Ты покажешь мне где он.
Откуда во мне такая решимость возникла? Может потому что хоть мне и конец, но у меня теперь появился шанс, забрать с собой Графа.
Парень не особо сопротивлялся, он хотел жить, в отличии от нас он просто боялся, но не сдавался. Я посмотрел на Хурока, тот уже был в седле и заводил свой байк. Я посмотрел назад и увидел, как Брут усаживал к себе Дейва перед собой на свой байк.
- За живых? - спросил я ребят. Хурок вместе с Брутом и дейвом ответили мне хором:
- И в память о мёртвых!
****
Перед тем как войти в туннель Дейв, вызвавшийся стать нашим проводником, проинструктировал нас, как себя вести. Он отвёл нас к берегу озера, там мы и оставили байки. На берегу, возле самой воды был вход в туннель. Дейв шёл впереди, воспользовавшись, только фонариком мобильного телефона, мы же шли за ним ориентировались как мыши на лучик света в конце.
Тюрьма «Талука, был неплохо охраняемым местом, но далеко не «Алькатрас». Но всё равно надеяться, что нас туда пропустят, было бы глупо. Однако всех выручил Дейв, он оказывается нередко захаживал на территорию тюрьмы, через старый подземный проход. Это было нечто вроде шахты, столетней давности. Эту шахту вырыли ещё в те годы, когда «Талука» было лагерь для военнопленных. Этот лагерь построили во время войны за независимость Америки от Великобритании. Этот туннель был с тех времён. Его деревянные укрепляющие балки, отвратно воняли сыростью. Я подумал, что ведь, всё равно умру, и когда умру моё тело будет вонять примерно так же. Да, я скоро буду гнить и разлагаться, моё гнилое мясо будет сползать с костей. Я буду похож на тухлый сыр, в моих глазах и во рту будут копошиться опарыши. От меня останутся только кости и эти кости будут каменеть в земле, до тех пор, пока не кончиться время. Смешно, кости, скелет, череп, символ смерти и этот символ я ношу внутри себя. Я ношу в себе свою смерть, и она останется после меня как напоминание всем, кто меня найдёт, напоминание о том, что я умер.
Туннель был прямым и долгим, только через двадцать минут мы вынырнули в канализации, над которой была душевая. Жаль, если бы мне удалось пожить дольше, я бы знал, как можно будет обрести свободу, если меня посадят. Интересно, а кто ни будь в тюрьме знает об этом проходе? А сколько бы мне заплатили зеки, что бы я им показал этот выход? Чёрт Дейв, ты тупоголовый Эмо, даже не знал, что имеешь золотую жилу.
- Ночью тут даже охранников нет, но всё равно старайтесь быть по тише.
Дейв как гид вёл нас по коридорам тюрьмы, внимательно оглядываясь по сторонам. Здесь было очень тихо, любой шум казался слишком громким. Наши шаги, казалось способны были привлечь даже тех, кто находился в другом конце тюрьмы, чёрт да даже стук моего сердца казался мне слишком громким. С каждым шагом всеобщее волнение становилось всё сильнее и сильнее. Мы приближались к Графу, уже скоро мы сможем покончить со всем, или попытаться. Я сжимал револьвер Одетты в руках. Никто не спрашивал меня от куда он. Да собственно вообще уже очень давно никто не задавал вопросов. Вопросы были не нужны. Мы хотели убить Графа, всё остальное уже было не важным, даже факт того выживем мы или нет был не важен. Мы может были и не правы в том, что собирались делать, но и Граф тоже был не прав. Не осталось правых и виноватых, а в таких случаях самое лучшее брать оружие и идти в атаку.
Наш отряд смертников выбрался из душевой и направился в бойлерную, прямо за ней была прачечная, в которой Дейв спрятал Графа. На лестнице в бойлерной было жарко, но мы не замечали жара, нам было плевать что наши тела и лица взмокли от пота. Мы упрямо двигались дальше вслед за Дейвом. В бойлерной горели тусклые фонари освещения. Они не могли дать нормального света, не могли освятить всё помещение, но хотя бы стало проще ориентироваться по островкам жёлтого света. Бойлеры издавали глухой шум, напоминающий тяжёлое дыхание. Я даже сперва подумал, что это Граф дышит во сне. Я был готов к встречи с ним, какой бы она не была. Я готов был покончить с ним. Вартхог скорее всего был прав, всё время я вымаливал прощения напрасно, Граф просто хочет нас убить. Это не наше наказание, это его желание. Граф был там, прямо за бойлерной, за тяжёлой стальной дверью. Я всё крепче сжимал револьвер. Я готов был всадить в него пулю, я был готов к нему. Меня больше ничего не пугало. Страха во мне просто не осталось. Почему – то я был уверен, что умру сегодня. Более того судя по молчанию парней и даже Дейва можно было сказать, что все тоже понимали, что сегодня никто не уйдёт от сюда живым. Если бы мы пришли сюда днём раньше, я бы сказал, что мы идём на бойню, но сегодня я так не могу сказать, мы все умрём, но пришли мы сюда что бы убивать.
Мы приблизились к двери. Она была похожа на судовой шлюз. Квадратная маленькая, без острых углов и с проржавевшим круглым рычагом по середине. Дейв остановился перед дверью и посмотрел на нас. Я, Хурок, Брут остановились, и мы молча стали смотреть на Дейва. Может мальчик и хотел, что – то сказать, может мы и хотели ему что – то ответить, но ни одного слова не срывалось с наших губ. Мы просто стояли с смотрели друг на друга.
Через минуту Дейв схватился за кольцо и с отвратительным скрипом стал его поворачивать. Он делал это медленно, не торопясь, словно давая нам шанс всё ещё раз обдумать и уйти. Но для нас для всех это было не возможно, не было для нас пути назад. Дейв отворил дверь, и стальная дверь со скрежетом стала открываться. Первым в полу мрак вошёл я, за мной зашёл Хурок, сжимая в руках Флаеры. Последним зашёл Брут, подталкивая вперёд себя Дейва. Как только мы оказались внутри Брут стал запирать дверь. Что бы не случилось никто от сюда не выйдет.
Посреди комнаты стоял стол, залитый лучом света, от единственной лампы. По-моему, привезённый из операционной. На столе лежало тело, накрытое покрывалом. Оно было накрыто белой тканью, которое приподнималось и опускалось в районе головы. Что бы там не лежало, оно ещё было живо. Мы окружили стол, встав кругом. Дейв положил свою руку на голову, тела.
- Как ты брат? – спросил он. Ответа не последовало.
- Как его звали? – спросил я.
Ответить Дейв не успел. В комнате раздался оглушающий скрежет. Отовсюду, вокруг нас из темноты стали вылезать колючие проволоки. В мгновение ока мы оказались окружены. Хурок не растерялся, он зажёг один из флаеров и бросил его в темноту. Раздался вопль стены вспыхнули, как и проволоки. Они загорелись, словно облитые бензином. Вокруг нас заполыхало пламя. Мы развернулись спинами к телу Графа. С потолка, прямо из-за светильника обрушилось несколько колючих проволок. Они напали на Брута, обвились вокруг его головы, образовав шипастый кокон. Толстяк замычал от боли, его тело медленно потянуло вверх. Мы с Хуроком схватились за его ноги, но это не помогло. Голова с стальном коконе столкнулось с лапочкой. Прозвучал хлопок, а вслед за ним нас с Хуроком отшвырнуло от Брута. На током ударило, но нас то просто ударило, а вот Брут так и остался прикован к источнику энергии. Его тело задёргалось в конвульсиях, из-под шипов, вместо мычания донёсся дикий вой. Его било током не переставая. Мы ничего не смогли сделать. Хурок, упираясь о стол, с телом, стал подниматься и смотреть на меня.
- Стреляй в тело!
Света от лампочки конечно не стало, но огонь во круг нас не переставал гореть и давал свет. Я успел кивнуть другу как увидел, что тело за байкером стало подниматься. Граф стал подниматься со стола. С его головы сползла ткань, и я снова смог воочию увидеть его лишённое эмоций лицо. Он оной рукой схватил шею Хурока. С его рук стала сползать колючая проволока и тянуться к голове Хурока. Колючие змеи стали заползать под кожу, в ноздри, в глаза в уши, во все отверстия, даже в рот. Я видел, как шея Хурока стала утолщаться и синеть. Очевидно проволоки с руки Графа стали проникать ещё глубже, распространяясь по всему телу, через голову.
Я вскочил на ноги и стал целиться в лицо монстру. Тот смотрел на меня. Не живыми глазами. Его белёсые глаза смотрели прямо в глаза, раньше этот взгляд вызвал бы во мне дикий ужас и даже парализовал бы меня, но не сейчас. Сейчас я уже не боялся его, я не боялся умереть, я был к этому готов, всего, что я хотел это секунда что бы спустить курок. Монстр не дал мне этой секунды. Он выставил ко мне свою свободную руку и из его руки ко мне полетели колючие проволоки. Они повтыкались в моё телу куда попало. В грудь, в щёку, в плечо в ногу. Я упал на одно колено, вторая нога согнуться не смогла из-за проволоки. Я почувствовал, как ржавая колючая сталь, стала проникать в меня как черви. Я успел посмотреть на Дейва. Всё это время мальчишка сидел на корточки и смотрел на всё происходящее отрешённым взглядом. Он понимал, что я сейчас умру и сразу после этого придёт и его конец.
- Эй Дейв – спросил я его – ты сказал, что стал для Графа новой жизнью?
Не ожидая ответа я направил на парня револьвер и спустил курок. Раздался грохот, который оглушил меня. Яркая вспышка осветила лицо мальчика. Пуля вошла в его лоб и раздробила затылок. Мозги вперемешку с кровью фонтаном вырвались сзади головы Дейва, его глаза остекленели и его тело разложилось на полу. Я почувствовал, сто проволоки в моём теле остановились, оглушённый я уже не чувствовал боли, но чувствовал, как они выходят из меня не успев дойти дальше мышц. Вся проволока в комнате стала исчезать и обматываться вокруг рук Графа. Его лицо так и не изменившись в выражении потускнело и тело упало обратно на стол. Граф перестал дышать, он умер окончательно. Всё закончилось. Я был ранен и весь в крови. Вокруг меня были тела убитых друзей и брата того, кого мне было так жаль. Все умерли, и теперь тишина окутала меня.
Мне пора было уйти, я поднялся на ноги и посмотрел на тело Графа.
- Никому не нужно прощение, но всем нужна кровь.
Это было так, мир погряз в крови. Все хотят убивать друг друга, и причина им не нужна. Но все старательно это скрывают из страха перед смертью. И почему её так бояться люди?
Я вышел из прачечной и поднялся в бойлерную. Всё тело ужасно ныло, я шёл хромая, еле переставляя ноги, кровь не прекращала течь из ран. Боль была тупой и ноющей, она проходила по всему телу. Чёрт не думал, что могу так уставать. Я вышел в душевую, за мной тянулись кровавые следы, куда я шёл, не знаю, я даже не был уверен, что хочу идти, я просто шёл, шёл куда глаза глядят, шёл. Странно, вроде тюрьма, шумели мы не слабо, выстрел точно должны были услышать, но вокруг стояла гробовая тишина. Глаза привыкли к темноте, и я смог разглядеть окружающие меня стены. Они были старыми, очень старыми, как будто здесь уже не ходили десятилетиями. Я вышел в главный холл. Всё вокруг было заброшенным. Двери были открыты, в нос бил запах плесени. И темнота, десь было так темно. Я шёл к выходу. Я видел дверь. На выходе из главных дверей меня временно ослепил яркий белый свет. Он вспыхнул и заставил меня остановиться. Через пару секунд я смог разлепить глаза и увидеть двор тюрьмы. Всё было заброшенным, двор, дорога за воротами. Здесь всё было не так как должно было быть. И куда я попал? Где я? Я выронил пистолет наземлю, и постарался встать как можно ровнее. Вокруг стоял густой туман, или это был дым, я не знаю. Вся заброшенность тюрьмы была такой, словно это была тюрьма призрак. А город? С ним то же самое? Город опустел? Как называется этот город?
Не успел я собраться с мыслями, как был окружён десятками полицейских, они вынырнули со всех сторон, и остановили меня у самого выхода. Это были не местные копы, не охранники. Они направляли на меня своё оружие, преградив мне путь. Они что то кричали мне, я не слышал слов. Я просто обхватил голову руками и крепко сжал ладони. Я вспоминал всех, Одетту, Алину, Дейва, Брута, Хурока, Вартхога, Живоглота, Суицид, Гнида, Кандолини, Бронки, Дони – Мальчуган Баба, Зонети. Точно Баба, так меня звали.
Мои руки резко развернули мою голову и последнее что я услышал, как мои шейные позвонки с хрустом треснули, сходя со своего места.
****
«Из отчёта полиции штата Мэн, по делу о массовом самоубийстве.»
В период с 24 мая по 2 июня, в городе прекратила действовать секта самоубийц. Её основатель шестнадцатилетний Дейв Горлан распространял в своём блоге идеологию суицида. Как не странно у него появились поклонники. Банда байкеров, состоявшая из девяти человек заявили о своём желании покончить с собой вместе с мальчиком.
В условленный день они собрались вместе и отправились в заброшенный город (неразборчиво). Там, секта развернула. Настоящее безумие. Они тяжело ранили и изуродовали одного из своих. Клауд Морис, по прозвищу «Кандалини» был принесён в жертву. Его еле живого сектанты отвезли в заброшенный госпиталь «Брук Хейвен» Там «Кандолини и скончался от полученных травм. Далее группа разошлась. Трое покончили с собой самостоятельно. «Суицид» и «Гнида» расправились с собой особо жестоко. Натянули проволоку поперёк дороги разогнались на мотоциклах и перерезали себе шеи. Третий Дони Мальчуган выкрыл вены в ванне одного из заброшенных домов.
После этого группа снова собралась в заброшенном баре, где они устроили поджёг. В пожаре погибло двое. Остальные выжившие отправились в заброшенную Тюрьму «Талука», где лидера группы, малолетнего Дейва, последователи застрелили. Отряд полиции вышедший на след смогли обнаружить живым только последнего из группы самоубийц. Это был Баба Зонети. Увидев полицейских молодой человек свернул себе шею собственными руками.
В крови у всех участников самоубийства не было обнаружено следов наркотических веществ, причина столь безумных действий осталась неясной. Как и неясной осталась личность о которой говорилось почти в каждом сообщении Дейва в своих переписках с байкерами. Он постоянно упоминал некоего Графа, но кто это такой и существовал ли он так и осталось неясным.
Дело закрыто.
Хорошая история! | Плохая история :(
2 | 0

Следующая крипипаста называется Джинни. Предыдущая: Убили душевно. Или попытайте удачу, выбрав случайную.

Мы приветствуем уместные, уважительные комментарии по теме. Пожалуйста, прочитайте правила нашего сайта перед тем, как оставить свой комментарий.

2015-05-25T13:43:08
:

Вопрос для внимательных читателей:
В каком городе происходит действие?

2015-05-25T17:10:39
:

Не помню ^_^. Да кстати, напомнило:
"Прости, прости любимая прости, я шёл к тебе и оступился-а-а..."

2015-05-25T17:25:27
:

Ага... это как однажды сапёр сказал перед смертью
- Жалею лишь о том что взорвался...
А про город вспоминай... его все знают...

Всего 3 комментариев
comments powered by Disqus