Меню
Лучшие авторы и критики
  1. 明死ん (Город А.)
  2. Mr.Horror (Из Ада)
  3. Silent Death (Голландские туманы)
  4. Артем (Крипипаста)
  5. Арти (Крипипаста)
  6. Теневой Демон (Везде и нигде)
  7. Federico the Purple Guy (Где, где, - в Караганде! )
  8. Практика Хаоса ¯\_(ツ)_/¯ (Завихрения Логруса)
  9. Jeff the Killer (Крипипаста)
  10. Вик Смол (Сычевальня)

Toxic Kirsten

Жизнь Кирстен Эдмунс пошла наперекосяк сразу- с её появления на свет. У девочки была особенность – всё её тело через поры выделяло на кожу очень токсичный яд. Токсичный для всех, кроме девочки.
Когда в утробе у матери отошли околоплодные воды, яд на коже малышки стал разъедать бедную женщину изнутри. Она умерла в родах, не выдержав боли, что причиняла её ещё даже не родившаяся дочь. Но, так как девочка была ещё слишком маленькой, яда хватило только на то, чтобы, пусть и совсем не желая, убить мать. Об особенности Кирстен так и не узнали.
Яд не выделялся до трёх лет. Тогда девочка использовала его впервые, не считая момента рождения. Они с отцом гуляли по парку, и малышка заметила у скамейки бездомного котёнка. Она подошла ближе и села перед ним на корточки. Но стоило маленькой Кирстен только прикоснуться к его мягкой шёрстке, как котёнок как-то странно мяукнул и упал на землю. Девочка заплакала, а когда к ней подошёл её отец, он увидел, что бок бедного котёнка полностью лишился шерсти и тканей в том месте, где его хотела погладить девочка. Непонятно, почему яд снова стал распространяться по её коже, но с того дня его выделение не прекращалось.
Кирстен было очень тяжело. Ей приходилось носить перчатки и максимально закрывающую кожу одежду, так как она не могла прикасаться ни к чему живому. Она никогда не ощущала тепла людского тела, мягкой шерсти животных или прохлады коры дерева летом в жару. Стоило ей прикоснуться к кому-нибудь, на теле этого человека или животного образовывалась прожжённая до самых костей дыра. А дотрагиваясь до стволов деревьев, они тут же чахли и увядали. Никто не знал об особенности Кирстен, кроме её отца, а он максимально старался скрыть это ото всех, боясь разбирательств. Он был врачом, так что все необходимые справки и сертификаты для дочери доставал, не привлекая посторонних.
Кирстен обучалась на дому. Отец и здесь подсуетился – достал девочке справку, что она больна хронической обструктивной болезнью лёгких, ведь для обучения на дому нужна причина. А с такой болезнью она по всем документам считалась инвалидом и просто не могла посещать школу.

Кирстен не очень любила находиться за пределами квартиры, на улице. Там, по её мнению, было через чур людно и шумно. Гораздо больше ей нравилось сидеть дома в тишине и покое и наблюдать за суетящимися людьми из окна. Но отец, как любой врач, настаивал на прогулках. Чаще всего они гуляли вдвоём, бродили по паркам, заходили в магазины. Но сегодня её отец был занят в больнице, и девушке пришлось побродить по городу в одиночестве. Конечно, она могла бы и не выходить из дома вовсе, но зачем расстраивать отца?
Кирстен давно привыкла к косым взглядам, бросаемым на неё прохожими. Ещё бы, в самый разгар лета, когда все ходили чуть ли не в купальниках из-за невыносимой жары, на ней были свитер, джинсы и, вдобавок, перчатки. Согласитесь, летом ходить в такой одежде тяжело.
Девушка медленным шагом направлялась к детской площадке. Да-да, именно туда, хотя, там было гораздо более людно, чем, например, в старом сквере, куда они часто ходили с отцом. Просто Кирстен очень любила наблюдать за детьми, за тем, как они играют, веселятся и… прикасаются друг к другу. Кирстен сама была лишена детства. Конечно, у неё были игрушки, даже больше, чем у других детей. Но какой прок от десятка с лишним кукол, если ими не с кем играть? Ведь кроме отца и учителей она и не разговаривала-то ни с кем. А эти дети… Она смотрела на них и представляла на их месте себя. Как бы она играла с другими девочками её возраста в дочки-матери, как прыгала через скакалку и просто по-детски радовалась жизни. Кирстен села на качели и принялась медленно раскачиваться. Она наблюдала за тремя маленькими мальчиками, что сооружали замок в песочнице, и не услышала, как к ней обратились.
-Эй, я тоже хочу! Ты уже большая, дай маленьким покачаться!
Девушка словно очнулась ото сна и подняла голову. Перед ней стояла маленькая девчушка лет семи в голубеньком платьице и со смешными бантиками. Девочка капризно морщила своё кукольное личико и сжимала маленькие кулачки.
-Есть же свободные качели,- Кирстен кивнула на стоящие неподалёку качели, которые действительно были свободны.
-Но я хочу качаться на этих!- девочка топнула ногой.
Кирстен снова перевела взгляд на песочницу. Она очень любила детей, но такие вот избалованные маленькие принцессы девушку просто-напросто бесили. У них есть возможность общаться со всеми нормально, но вместо этого они своим поведением только отталкивают от себя окружающих.
-Мама!- захныкала девочка,- Я хочу покачаться, а эта взрослая тётя сидит на качелях!
Со скамейки встала богато одетая женщина и подошла к качелям. Кирстен встала на ноги и напряглась. Меньше всего ей сейчас хотелось разборок с, похоже, серьёзно настроенной мамашей. Но, видимо, этого было не избежать.
-Да как тебе не стыдно?!- начала сокрушаться женщина,- В твоём возрасте люди уже работают, а ты на качелях качаешься! Такая взрослая девица, и не даёшь детям играть!
-Вашей дочери никто играть не мешает,- сказала девушка,- Просто вам стоит поменьше баловать своё чадо.
Последняя фраза была сказана тихо, но женщина всё-таки услышала. Она замахнулась и с яростным воплем: «Как ты смеешь мне указывать, нахалка?!» ударила Кирстен по щеке. Та отшатнулась и провела ладонью по месту удара. А женщина, завопив, упала на колени и безумными от адской боли глазами смотрела на свою правую кисть руки, с которого медленно сходила кожа. Дети с криками и плачем побежали с площадки. Некоторые из взрослых попытались помочь бедной женщине, которая уже перестала кричать и почти не подавала признаков жизни, кроме слабых конвульсий и хрипа.
Кирстен всё это время была будто в ступоре от происходящего. От её рук никогда не умирали люди, она соблюдала все меры предосторожности. Лишь после чьего-то выкрика: «Да вызовите же, наконец, полицию!» девушка очнулась. Растолкав собравшихся вокруг людей, она побежала прочь от этого места.
«Быстрее домой! Запереться и не выходить!»- крутилось у неё в голове. Внезапно Кирстен запнулась о камень и упала, стукнувшись головой о край тротуара и потеряв сознание. К упавшей девушке тут же подошли люди, и один мужчина склонился над ней, дабы помочь. Но вой сирен за спиной помешал ему это сделать.
К месту происшествия подъехал чёрный фургон, и из него вышли трое мужчин в военной униформе. Двое тут же направились к детской площадке, откуда бежала девушка.
-Не прикасайтесь к ней!- один из военных аккуратно, словно фарфоровую куклу, поднял бессознательное тело Кирстен на руки и погрузил в машину.

Девушка с трудом разлепила будто налитые свинцом веки. Оглядевшись, Кирстен смогла оценить обстановку. Она лежала в комнате, похожей на операционную, пристёгнутая за руки и ноги ремнями к кушетке. Дверь скрипнула, и человек в белом халате, надетом поверх военной униформы, склонился над девушкой.
-Очнулась.- скорее утвердительно, нежели вопросительно сказал он.
-Где я?- слабым голосом спросила Кирстен,- Почему я связана?
-Ты находишься на базе *** обороны США. А связана ты, потому что представляешь опасность для находящихся здесь людей.
-Что?!- голос Кирстен стал твёрже,- Отпустите меня!
-К сожалению, это невозможно,- сказал мужчина, проводя рукой в перчатке по оголённой ключице девушки,- Яд на твоей коже уникален. И, получив его достаточно, будет создано оружие массового уничтожения. Ни одна война не будет нами проиграна, благодаря тебе. К несчастью, в живых ты не останешься, но оставишь огромный след в истории.
Кирстен похолодела. Что значит, не останется в живых? А как же отец? Что с ним будет? Нет, она не могла умереть, как какая-то лабораторная крыса! Девушка изо всех сил дёрнулась в сторону, и кушетка завалилась набок, накрыв и мужчину в халате. Его незащищённое лицо тут же встретилось с ключицей девушки, которую он так нежно гладил. Он кричал от боли, пытался выбраться, но Кирстен крепко держала его за запястья, притянув к себе. Когда Мужчина перестал кричать и, вообще, дышать, Кирстен выскользнула из ремней. Всё её тело было вымазано кровью только что убитого ею мужчины, и освободиться для неё не составило труда.
Когда в помещение ворвались военные, девушка уже стояла на ногах. Ей повезло, что их лица были открыты. Дав паре солдат «по щам», Кирстен выскочила из комнаты и со всех ног бросилась бежать. Заметив впереди железную лестницу, она схватилась за первую ступеньку и стала подниматься вверх. Стукнувшись головой об крышку люка, девушка ухватилась за рычаг, дабы открыть его. Вдруг её за ногу схватил поднимающийся внизу солдат. Девушке еле удалось освободиться и столкнуть его вниз свободной ногой. Кирстен влезла в открытый люк и сразу же повернула рычаг.
Место, куда она попала, чем-то походило на хранилище средств, используемых при чрезвычайных ситуациях. Тут были и огнетушители, и ящики с песком, и запасные рукава, какие используют пожарные, и защитные костюмы, и противогазы. В углу стояла огромная цистерна.
-«Аварийная система пожаротушения»,- прочла девушка.
Вдруг Кирстен стало очень неприятно и омерзительно. Ведь всё её тело обильно измазано кровью и ошметками плоти, того человека, что она убила. Девушка сняла с себя лёгкую сорочку – единственное, что было на ней, по лестнице забралась наверх цистерны, нашла люк и открыла его. Цистерна до краёв была наполнена водой, и девушка опустилась в неё. Она сразу же схватилась за края, так как не умела плавать. Быстро смыв с себя кровь, девушка спустилась вниз и оделась. В этот момент у дальней стены она заметила дверь. Засов был закрыт, и, похоже, открыть эту дверь можно было только с её стороны. Сняв засов и выйдя из хранилища, Кирстен оказалась на лестнице, ведущей вниз. А внизу её уже поджидали нацеленные в грудь автоматы. Девушка заметила, что на военных так и нет противогазов, чтобы защитить лица. Видимо, они все были наверху. Кирстен юркнула за колонну как раз в тот момент, когда был открыт огонь. Пули в неё не попали, но автоматной очередью задело стоящие у колонны болоны с газом. Взрыв был небольшим, но сработала система пожаротушения, и вода, заражённая Кирстен, из распылителей на потолке полилась на ничего не подозревающих солдат. Теперь же девушка наслаждалась их криками. Она наблюдала за превращением людей в скелеты с таким упоением, словно это было самое прекрасное зрелище, что ей мог предложить этот мир.

Кирстен вышла за ворота базы. Она намерена была вернуться в свой родной город, хотя понятия не имела, где находится. Она шла по дороге до вечера, пока не заметила небольшой дом. Постучавшись, ей открыла женщина.
-Я могу вам чем-нибудь помочь?- ласково спросила она.
-Можете,- кивнула девушка,- Я заблудилась. Можно мне от вас позвонить отцу?

-Конечно, дорогая!- женщина улыбнулась и шире открыла дверь,- Похоже, ты действительно попала в беду. Проходи. Телефон на кухне.
Девушка вошла в дом. Прошлёпав сбитыми босыми ногами на кухню, она набрала номер отца и стала ждать. Из трубки всё шли и шли длинные гудки, а потом сработал автоответчик.
«Он, наверное, опять на работе и выключил телефон»- подумала Кирстен и позвонила по другому номеру. Это был единственный номер, который она знала, кроме отцовского. И принадлежал он его коллеге и единственному другу семьи. Кирстен ответили на удивление быстро.
-Слушаю,- раздался мужской голос на том конце провода.
-Мистер Ролд, это Кирстен,- сказала девушка в трубку,- Я не могу дозвониться до отца. Вы не знаете, где он может быть?
В трубке молчали. Потом дрожащий голос спросил:
-К-кирстен? Как ты..? Ты же должна быть мертва! Я не…- и связь прервалась.
Телефонная трубка выпала из рук девушки. Неужели, отец рассказал ему? Ну, конечно, они же были друзьями ещё со школьной парты! Вот откуда военные узнали про неё - он её сдал! Кирстен была вне себя от ярости. В таком состоянии она могла спокойно сделать всё, что угодно. Когда хозяйка дома зашла в кухню чтобы поинтересоваться, удалось ли дозвониться, Кирстен схватила женщину за руку и притянула к себе. Если бы её кожа и ткани медленно не плавились, а женщина бы не кричала, это могло напоминать объятья. Когда скелет с жалкими остатками тканей упал на пол, девушка перешагнула через него и вышла из кухни.
Кирстен по лестнице поднялась в спальню. Там она переоделась. Впору ей из гардероба несчастной пришлись только джинсы и кожаная куртка. Замотав шарфом лицо, Кирстен прошла в гараж. Машина, что стояла там, была старой, но на ходу. Заправив бак, девушка выехала на трассу. Отец учил её водить, так что сложностей не возникло.
Оказалось, что Кирстен увезли не так далеко от её города. Переночевав в машине и утром продолжив путь, она вернулась назад ещё до полудня. Бросив машину на пустыре за домами, девушка направилась к своему дому. Но, увидев полицию рядом с оградой, остановилась. Неподалёку стоял её сосед. Кирстен подняла воротник куртки и подошла к нему.
-А что случилось?- стараясь сделать голос погрубее, спросила она и кивнула в сторону дома.
-Хозяин с собой покончил. Повесился, говорят. У него недавно дочь пропала. Не выдержал старик,- грустно произнёс сосед. Он не узнал Кирстен.
У девушки комок подступил к горлу. Отец. Её отец. Как он мог?! Ведь она вернулась назад только ради него! Убила всех тех людей ради того, чтобы увидеться с единственным для неё родным человеком! Кирстен сорвалась с места и бросилась бежать. Впереди показались ворота городского парка. Девушке было всё равно, куда бежать, главное – подальше от всего произошедшего. И парк – не худшее место. Споткнувшись об очередную палку, она упала лицом в прошлогодние листья и зарыдала. Подняв заплаканные глаза наверх, она увидела, что лежит рядом с сухим деревом. Его чёрные ветви свисали так низко, что до них можно было дотянуться рукой. Но эти ветви Кирстен были не интересны. Больше всего её интересовала ветвь, что росла отдельно ото всех. Девушка встала на ноги и по низко висящим ветвям стала забираться на ту ветку. Это дерево не страдало от её прикосновений. Оно уже было мертво. Кирстен снова опоздала. Сев на ветку, девушка размотала длинный шарф, один конец привязала к ветке, а на другом связала петлю и накинула себе на шею. Она встала, балансируя на качающейся ветке.
«Теперь я не опоздаю», - промелькнуло у неё в голове, и девушка шагнула вниз.

Очнулась Кирстен, лёжа под тем же деревом с шарфом на шее, а рядом валялась сломанная ветка.
«Чёрт!»,- подумала она, понимая, что жива. Но попробовав отвязать конец шарфа от ветки, рука прошла сквозь чёрную кору.
«Значит, я всё-таки мертва»- поняла Кирстен, проводя рукой по сломанной ветке.
Посмотрев на свои руки, девушка вскрикнула. Что стало с её кожей?! Она покрылась мерзкими бледно-зелёными бородавками. Девушка ощупала все оголённые части тела. Похоже, лягушачьи бородавки полностью покрыли её. Моргнув, она поняла, что её глаза тоже изменились. Они стали выпуклыми, как у жабы. Что с ней случилось?!
Кирстен услышала шорох и подняла голову. Прямо перед ней стоял очень высокий и худой мужчина в строгом костюме. Но больше всего её удивило то, что у мужчины, нет, у этого существа не было лица!
-Кто ты?- прохрипела она, прижавшись спиной к стволу. Что за чёрт? Она снова может прикасаться к предметам. Она почувствовала спиной дерево!
-Тебе это не обязательно знать,- непонятно, как оно говорило безо рта, но девушка отчётливо слышала грубый мужской голос,- Я спас твою жизнь, и отныне она принадлежит мне.
-Чуть позже,- сказала Кирстен, поднимаясь на ноги,- У меня ещё есть здесь нерешённое дело.

По слабо освещённой фонарями улице шла тёмная фигура в чёрном балахоне. Судя по телосложению, это была девушка. В свете фонарей, изредка попадавших на её лицо, оно напоминало жабье. Всё покрытое зеленовато-жёлтыми бородавками, с выпученными глазами и лишённое губ оно могло вселить ужас даже в смелого человека. К счастью, улица была пустой.

«Прошлой ночью в городском парке был найден изуродованный до неузнаваемости труп человека. Личность смогли определить только по зубной карте. Тело принадлежало 45-летнему Джонатану Ролду - выдающемуся хирургу и заведующему Главной Городской больницей. Как подтвердило вскрытие, он умер от ожогов, полученных при контакте с веществом, сходным по составу с серной кислотой. Мужчина, что в ту ночь выгуливал свою собаку неподалёку, утверждает, что слышал крики и женский смех. Пока полиция не даёт никаких комментариев по поводу того, кто мог совершить столь изощрённое убийство. Рекомендую вам не выходить из своих домов в тёмное время суток и крепко запирать двери.
Хорошая история! | Плохая история :(
2 | 0

Следующая крипипаста называется Игра. Предыдущая: Подвал. Или попытайте удачу, выбрав случайную.

Мы приветствуем уместные, уважительные комментарии по теме. Пожалуйста, прочитайте правила нашего сайта перед тем, как оставить свой комментарий.

Всего 0 комментариев
comments powered by Disqus