Меню
Лучшие авторы и критики
  1. 明死ん (Город А.)
  2. Mr.Horror (Из Ада)
  3. Silent Death (Голландские туманы)
  4. Артем (Крипипаста)
  5. Арти (Крипипаста)
  6. Теневой Демон (Везде и нигде)
  7. Federico the Purple Guy (Где, где, - в Караганде! )
  8. Практика Хаоса ¯\_(ツ)_/¯ (Завихрения Логруса)
  9. Jeff the Killer (Крипипаста)
  10. Вик Смол (Сычевальня)

Царство Снов. 2 Акт: На 50 оттенков больнее

Саймон вел себя раздражительно, он курил одну сигарету за другой. Он чего-то опасался. Но, не смотря на это, он принялся дальше рассказывать сон:
- В одной из комнат было окно наружу. Посмотрев туда – увидели, что вместо земли трупы животных и людей. Прогремел гром, и черные тучи в виде черепов стали усыплять трупы дождем. Самое страшное было в том, что вместо капель дождя были новорожденные дети. Они, упав на трупы – расплющивались, разбивались в клочья. Их внутренности окрашивали свежей кровью проклятую землю. Около окна была кровавая надпись: «Жизнь будущего поколения строиться на жизни прошлого».
- В другой комнате находились бледные, костлявые люди с вырванными глазами и ушами, среди них мы узнали человека, который попал сюда с нами. Он, не вытерпев шепота и взгляда - вырвал себе слух и зрение. Костлявые бедняги забивались в углы, словно мыши в поисках нор. Их тела были покрыты увечьями. От каждого нашего прикосновения они умоляли не трогать их. Они употребляли в своей речи слово: «хозяин». Тогда нам стало еще хуже, еще страшнее.
- В другой комнате был школьный класс в японском стиле. Весь кабинет был усыпан человечьими глазами. Ученики класса были повешены над своими партами. У каждого к груди была пришита табличка с единственным словом.
- Что было написано на табличках? Что за слова?
- Трупы школьников украшали различные слова: «отзывчивость», «верность», «доброта», «щедрость», «правда». На доске было выскреблено: «Чем больше человек жесток по отношению к другим, тем ближе мы к вам». В других тоже была жуть, но поняв, что выхода среди этих комнат точно нет – мы двинулись дальше. Проходя обгоревшие стены из трупов и пол из обугленных костей, мы шли по коридору, сделанному из человеческой жизни. Повернув направо, увидели королевский зал. Вот только не золото украшали его, а растерзанные тела. Пол шахматного стиля. Светлые доли были сделаны из кожи белых людей, а темные из кожи черных.
- Что было в этом зале? Расскажи в подробностях.
- Мы увидели комнаты, замкнутые стеклянными стенами. Они были как планировка в театре. Нам оставалось просто стоять и наблюдать то, что происходит по ту сторону стекла. Вмешаться мы никак не могли. Именно там наша психика окончательно пошатнулась.
- А сколько вас тогда было?
- Восемь. Из подвала смогли выбраться только восемь человек. – С разочарованным лицом и с поникшим голосом ответил Саймон. Он не хотел вспоминать, не хотел окунать свой рассудок в чашу безумия, но ему наказали рассказать.
- За первым стеклом сидел человек с ненавистной гримасой. На его лице вырисовывалась злость, гнев, но в тоже время было разочарование и слабость. Он сидел и смотрел маленький телевизор, по которому шли различные моменты жизни других людей. Около него стоял доктор с медсестрой. У них отсутствовала кожа, и были опухшие головы, которые вот-вот лопнут. Приглядевшись, мы поняли, что в их головах заложены яйца насекомых. Неимоверное количество яиц. Рта у доктора не было, будто его стерли. Его лицо состояло из швов, будто его прокрутили через мясорубку, а потом сшили частички его тела между собой. У медсестры вместо волос были живые дождевые черви. Каждый волос заменялся червяком, они торчали из её головы, словно трава из земли. Она выглядела как медуза Горгона. В отличие от доктора, у неё было две пары рук. Вторая пара располагалась ниже естественной. Когда доктор достал шприц с ядовито-зеленый цветом, то медсестра стала счастливо и увлеченно хлопать в ладоши обеими пар рук. Её глаза загорелись, будто она ждала этого очень долго. Доктор стукнул пальцем по шприцу и ввел парню прямо в голову. После ввода зеленой дряни – ярость со слезами напала на парня. Черная зависть заполонила его рассудок. Над стеклянной комнатой висела табличка, и на ней надпись: «Зависть».
- За вторым стеклом на полу сидела девушка, а в углах, словно провинившиеся, стояли, по-видимому, её знакомые. Слезы медленно стекали по её щекам. Она периодически смотрела на людей в углу, и в её взгляде были возгласы помощи. Она просила их помочь ей, но они не слышали. Чуть погодя из темноты стало выходить странное существо: тело из черной жидкости, которая стекала как воск со свечи. Ноги существа были тонкие как палки, и колени загибались в обратную сторону. Его большие глаза были абсолютно белые, а его нос был длинный как у Пиноккио. На лице темной жидкости жила грустная улыбка. Он будто плакал и находился в отчаянье уже несколько месяцев. Существо медленно подходило к девушке. Та, его не замечает, будто его нет. Подойдя, он начал тянуть свое тело в разные стороны, тем самым отрывая его. Он стал покрывать девушку своей жидкой кожей как плащом. В итоге: девушка оказалась вся в его объятиях, смотрелось так, будто она завернулась в одеяло. Она стала кричать мольбы о помощи в спину людям в углах, но они не слышали, или не хотели помочь ей. Девушка полностью утонула в черной субстанции, а существо стало сидеть на её месте и смотреть на нас своим унылым лицом. Весь спектакль стал понятен, когда мы увидели вывеску над стеклом: «Депрессия».
- В третьем окне была семья чернокожих: отец, мать и дочь. Они сидели за столом и ели. На заднем плане, из темноты вышли люди в белой одежде с флагом. Их флаг выкрикивал лозунг: «За чистую нацию». На лицах людей в белом была вышита свастика. У них не было носа, глаз, рта, а была вшита тряпочная свастика на всё лицо. Крича свой лозунг, они побежали на семью и стали наносить им увечья. Отца они ногами выбили из стола и стали ломать ему конечности. Женщину они схватили за волосы и стали ударять об стол. Девочку они подняли за волосы, как игрушку с конфетами, и стали вышибать из неё внутренности с помощью биты. Они прыгали на мужчине, словно дети на кровати. Один из них надел кастет и стал ломать челюсть женщине. После избиения, отморозки отрезали им головы. Держа их в левой рукой – подняли правую, как это делали во времена Гитлера. Надпись над стеклом: «Нацизм».
- В четвёртой кабинке стоял парень с прислонившимся дулом револьвера у виска. На его лице была вшита долька сердца. Как и у нацистов, его лицо было пустое. Револьвер держал он и его палец был на курке. Во второй руке была фотография. На заднем плане мы увидели влюбленную пару. Они обнимались и имитировали поцелую, так как губ у них не было. На их лицах были вышиты сердца. В отличие от парня с револьвером - их сердца были полные. Присмотревшись, мы рассмотрели на фотографии ту самую девушку, целующиеся с другим парнем. Брошенный парень с долькой сердечка посмотрел на фотографию и нажал на курок. Кровь брызнула на стекло. Надпись: «Измена».
- За пятым стеклом была молодая беременная девушка. Она лежала на медицинской кушетке, и тяжело вздыхала. По животу мы поняли, что это был девятый месяц беременности. Из темноты вышло рогатое существо. Он выглядел как человек, но его здоровые рога говорили обратное. Он был одет как врач. Его часть лица и руки были перебинтованы широким бинтом. Из его черных глаз вытекала кровь. Он подошел к девушке и встал между её ног. Его рука устремилась в половой орган девушки. Он полностью засунул кисть руки в неё. Кровь хлынула на пол, и крик воцарился в той комнате. Доктор стал медленно вынимать руку. В ней он зажимал голову младенца. Когда крохотный малыш оказался вне своего «дома», то стал визжать и, доктор поднял его над собой. В тот же миг молниеносно убрал руку и новорожденный с криком полетел вниз и, упав ещё больше завопил, но уже с привкусом крови. Тогда многие из нас не смогли смотреть на такое и стали идти дальше, но я остался. Доктор вцепился зубами в пуповину и отгрыз её, как дикий зверь. Кошмар на этом не закончился. Упавшего младенца рогач со всей силы пнул. Мать с улыбкой встала с кушетки и, приплясывая, пустилась в темноту, где её ждали несколько парней. Младенец заливался криком и слезами, но ощущения были, будто мой внутренний мир рушится синхронно с его воплями. Доктор протер руку тряпкой, подошел к младенцу и стал хлестать его ногой, будто боксерскую грушу. Он давил со всей силы на головку малыша и пытался сравнять его со стеной. Крик и плач через несколько секунд сменился на стук обуви об стену и звон разлома души. Надпись над стеклом гласила: «Аборт».
- В шестой кабинке было гнилое дерево. На нем, на самой макушке висела бутылка алкоголя, пачка сигарет, шприц и телефон. Десятки людей дрались между собой за право залезть на дерево и сорвать свой куш. Все были разного возраста: от мала до велика. В их руках были различные орудия. С помощью их они кромсали своих оппонентов. Когда убивали кого-нибудь, то новый участник выбегал из темноты. Кровь, внутренности и кости валялись повсюду. Они резали, расчленяли, рвали и кусали всех вокруг. Многие из них были худощавые с дорожками на руках. Остальные же были толстые от большого количества употребления пива. Ни кто из них так и не мог приблизиться к своей цели. Каждый из них готов на всё, ради удовлетворения чертика внутри себя. Надпись: «Зависимость».
- В седьмой комнате играли две девочки. Им было примерно по семь лет. Из темноты вышел толстый мужчина и протянул им игрушки. Девочки с радостью приняли игрушки и стали играть, а мужчина не стал уходить. Он стал раздеваться и облизывать свое грязные губы. Испуганные малышки стали плакать и метаться от него. Гоняясь в одних трусах, мужчина поймал девочку и стал срывать с неё одежду, он рвал её прямо на ней. Раздев её, уложил на пол и лег на неё. Детский плач срывал с нас не только разум, но и спокойное состояние. Процесс этого урода пошел, и девочка окунулась за грани рассудка, из которого она уже никогда не вернется. Вторая малышка зажалась в углу и плакала. Спокойно смотреть на такое мы не смогли, и мы стали бить по стеклу со всей силы и кричать маты. Тогда нам было наплевать на сорокорукого, на сон, и на все в мире. Мы хотели только одно – спасти двух девочек, но стекло не разбить, никаким способом. От ударов кулаками по стеклу, наши руки зарывались в кровь. Слезы стали течь, но мы об этом даже не знали, потому что в тот момент плакала наша душа. Жертва монстра вдруг притихла и её руки пали на пол. Её мертвые глаза смотрели прямо на меня. Её взгляд был страшнее всего, что я видел, даже те алые глаза в белой комнате были несравнимы с ним. В тот момент мне стало очень страшно. Моя душа будто отталкивала все эмоции и чувства. Я будто становился пустым. Толстую мразь не смутило смерть девочки, и он только с удовольствием продолжил свое мерзкое дело. Тогда прозвучали все существующие матерные слова. Когда эта тварь закончила, то выжила свой половой орган как тряпку на тело крохотной малышки. Вторая девочка заметалась по комнате, как загнанный зверек. В тот момент произошло то, что никто не ожидал: девочка увидела нас. Она посмотрела на нас молящимся о спасении взглядом и подбежала к стеклу и стала бить по нему миниатюрными ручками. Мы не могли ничего сделать, только лишь смотреть и ненавидеть этот мир. Стеклянная граница была между ангелочком и мной, а я ничего не мог сделать. Ничего! Толстое чудовище стала подходить к девочке. Она поняла, что ей никто не поможет, и медленно прислонила ладонь к стеклу. В ту же область я прислонил свою ладонь. Между нами была преграда, но я чувствовал её страх, отвращения и все остальные бушующие в пучине кошмара чувства. – Саймон подкурил сигарету и тяжело вздохнул. – Именно тогда мы увидели одного из хозяев этого сна.
- И кто же это был? Выкладывай, не томи.
- Мы увидели силуэт человека в той стороне, откуда пришли. Он стоял посередине развилки трех коридоров, на одном из которых находились мы. Появление этого человека явно сулит плохое. Мои ноги не смогли тронуться, я не мог оставить девочку. Но один из моих товарищей дернул меня и скомандовал идти. Я последний раз взглянул на девочку сквозь прозрачные слезы. По её лицу стекали слезинки, но она, посмотрев мне в глаза – улыбнулась на миг, и снова её лицо стало предначертанным на осквернение невинности. Тогда я не смог улыбнуться, потому что я забыл, как улыбаться. Встав, я помчался со всеми по коридору. Обернувшись, я увидел, как силуэт направил на нас руку и в тот же миг из-за двух коридоров на нас помчались сорокорукие. Их была орда. К нашему удивлению монстры были маленькие, но точно так же собранные как взрослые особи. Вместо больших тел были младенцы. Они точно так же были впихнуты вдруг в друга и точно так же передвигались. Они гнались за нами и визжали детским криком. Они издавали те вопли, которые издали в последний момент жизни. С такой кошмарной музыкой они надвигались на нас и заполоняли стены и потолок. Свернув за угол - меня дернули за руку. Один из беглецов нашел дверь и звал нас укрыться там. Двое тогда не послушались и бежали сломя голову дальше, но нам это было нужно, ведь все эти твари ринулись за ними. Мы даже слышали их маленький топот на двери. Нас тогда спаслось шесть человек.
- А что произошло с теми, кто убежал? Среди них был второй выживший - Леон Усачев?
- Да. Я понял, что он выжил по его одежде около хозяина. – Парень потушил сигарету и продолжил свой рассказ. – Та комната оказалась большой и тусклой, но мы четко увидели большую разноцветную коробку с торчащей с боку рукояткой. Несомненно, это была ручная музыкальная шкатулка, из которой после окончание мелодии выпрыгивает голова клоуна на пружине. В нашей голове не было даже мысли подходить к этой шкатулке, не говоря уже о том, чтоб завести её. Когда мы обошли эту красочную коробку, то остановились. Заиграла мелодия.
Хорошая история! | Плохая история :(
8 | 0

Следующая крипипаста называется Плачущая Лаки. Предыдущая: Царство Снов. 1 Акт: 50 оттенков больной фантазии. Или попытайте удачу, выбрав случайную.

Мы приветствуем уместные, уважительные комментарии по теме. Пожалуйста, прочитайте правила нашего сайта перед тем, как оставить свой комментарий.

Всего 0 комментариев
comments powered by Disqus