Меню
Лучшие авторы и критики
  1. 明死ん (Город А.)
  2. Mr.Horror (Из Ада)
  3. Silent Death (Голландские туманы)
  4. Артем (Крипипаста)
  5. Арти (Крипипаста)
  6. Теневой Демон (Везде и нигде)
  7. Federico the Purple Guy (Где, где, - в Караганде! )
  8. Практика Хаоса ¯\_(ツ)_/¯ (Завихрения Логруса)
  9. Jeff the Killer (Крипипаста)
  10. Вик Смол (Сычевальня)

Социопат. Человек, который хотел умереть. Часть 4

--Алесики, Жека, ты?
--Я. Это кто?
--Егор, кто...
--Какой еще Егор? -- не понял я.
--Ромашка что ли?!
--Вольп, ты?
--Заткнись! Конспиратор ромашкин! -- разозлился он и кому-то другому уже добавил, мол, еще минутку.
--Ты где и какой ромашки ты меня там кинул?! На ромашку ты меня оромашил этой ромашкиной трубой? Совсем ромашкнулся что ли?!
--Не грызи руку, которая тебя кормит. Я просто хотел кое-что проверить!
--Что?
--У меня времени нет на объяснения. Просто забери меня и все.
--Я тоже, знаешь ли, занят.
--Чем же? Телкой своей?
--Че? Нет, просто... Какого черта я... -- и тут я услышал гудки.

Я выплатил залог и дождался пока выведут моего злобного друга.
--Бесят, -- сверкнул Вольп глазами.
--А меня бесишь ты! -- я в миг оказался рядом с "другом" и схватил его за грудки. -- Какого черта?
--Взаимно! -- рявкнул он и одним ударом отбил мой захват. -- Ты мне хоть что-то сказать дашь?
--Вас теперь обоих в обезьянник посадить?! -- услышали мы чей-то мужской грубый голос.
Вольп и я минут 5 прожигали друг друга взглядами, пока я не сдался и с ревом не попытался накинуться на него в драку.
Информатор резко увернулся и, матерясь, мотанул вниз по улице. Я за ним...
Никогда еще меня не охватывала такая животная ярость... Кровь бурлила в теле, гулко отдаваясь в висках и запекаясь на стенках вен. Сердце готово было разорваться. Кулаки сжаты, ноги несут за этим ублюдком. Догоню -- отвинчу голову...
Вольп бежал профессионально. Именно, профессионально! Он перепрыгивал или пролетал над любыми препятствиями. Он перебегал машины, скача по капотам, они резко тормозили и тогда дорогу перебегал я.
Этот говнюк начал выдыхаться и вскоре резко свернул в какой-то переулок. Я последовал его примеру и оказался в тупике...
Передо мной стена из красного неровного кирпича. Справа от меня тоже самое... Слева, угадайте! Где этот ушлепок?
--Вольп! Ты где, ублюдок ***?!
Но в ответ тишина...

Возвращался я через железную дорогу. Что-то меня тянуло к ней... Неведомый магнит... Почему-то я начал шарить по карманам, стоя на железнодорожных путях, у меня было стойкое ощущение, будто я что-то забыл...

*Я открыл ноутбук, прочитал свои повествования и понял -- я теряю память.
Я пытался дозвониться Вольпу, но номер был не доступен. Мне нужно было выговориться. Срочно! Но я не мог. Я боюсь показаться идиотом...
Видимо я слишком часто умираю, зато мне становится понятно, что я действительно зря напал на информатора. У меня написано, что после того, как он меня приложил железкой -- я умер. Вновь.
Вольп смотрел на то, как я оживаю. Он сказал, что размозжил мне голову в кашу. Дальше, о процессе регенерации, он не говорил, сославшись на то, что это зрелище не для слабонервных. Вечером, мы решили выполнить пункт плана с машиной, и Вольп раскатал меня на угнанной тачке, которую сам и угнал. Мое изломанное тело оттащил в кусты, где я и очнулся после очередной смерти, ничего не помня и не понимая...
Мне кажется, что я слишком часто умираю и, возможно, вместе со мной умирает и часть моего мозга, моей памяти... Правда, я воскресаю, в отличие от...
Нужно будет, на всякий случай, записывать числа и, не дай Бог, год*


Я лег в ванную, попариться чуток и отдохнуть от чуши, которая так стремительно лезет мне в голову, и вспомнил, что сегодня, когда я умер, мне снился странный сон. Я поднимался вверх по огромной крученой лестнице в башне. Некоторые ступеньки в лестнице обвалились, некоторые треснули, а порой, вообще, отсутствовала часть пролета. Мне приходилось перепрыгивать эти огромные пробелы и, чаще всего, они были настолько велики, что я успевал только ухватиться за край обрыва и, собирая последние силы в кулак, забираться дальше... Я помню, что за мной кто-то бежал.
Я закрыл глаза и попытался вспомнить образ преследователя.
Волосы. Спутанные длинные грязные волосы. Словно перекати-поле. Дальше образ не шел.
Я сильнее зажмурил глаза.
Зубы.
Причем здесь зубы? Я постарался вспомнить... Образ был смазан.
Зубы. У этого существа были зубы. Обычные человеческие зубы. Во сне я еще подумал, что кому-то повыбивали их, а затем взяли в горсть, смазали клеем и кинули в это существо...
Я решил бросить тщетные попытки вспомнить сон и погрузился в ванную с головой, так, что только затылок, словно островок, был виден на поверхности воды.
Когда я был маленьким, мне казалось, что рыбы дышат водой и, однажды на речке я в очередной раз нырнул. И не вынырнул... Мама рассказывала, что меня искали около двух часов, прочесывая подводное дно... Врачи сказали, что то, что я выжил -- чудо. Может быть мое "Бессмертие" началось задолго до того, как я это осознал?
Я, поддавшись вольным воспоминаниям, выпустил последние пузырьки воздуха и медленно начал впускать в свои легкие воду. Я чувствовал, как она проходит по горлу , забивает собой бронхи, истерично пытаясь найти выход, но не стал останавливаться... Мне хотелось кашлять, но я терпел. Знал, что кашлянув единожды, я буду кашлять снова и снова, после чего мое тело по инерции вылетит из ванной и побежит плеваться в раковину.
Я начал терять сознание.

Образ из сна появился неожиданно...
Огромный, в человеческий рост, спутанный, комок грязных волос. Из него в разнобой торчали человеческие зубы, глаза, уши... Словно в огромном котле сварили человек 5, мясо вынули, а в бульоне оставили лишь волосы, зубы, уши, глаза... Эта мешанина без слов прыгала за мной, тянула ломаные руки с содранными в кровь ногтями ко мне...
Я резко вынырнул...
Еще около двух часов я не мог сказать и слова, а когда кашлял, плевался водой и булькал как рыба.


11 часов ночи. Пора собираться спать. Лень.
12 часов ночи. Что ж я забыл-то...
Час ночи. Что-то я должен был сделать... Что?
2 часа ночи. Я начал думать о вечном. Снова невольно захотелось покоя, но уже не посредством смерти.
3 часа ночи. Я понимаю, что никогда не любил, не был любим и в голову начала лезть прочая ванильная дрянь. Фу бля, аж блевать тянет. Как ТХ мыслю. Что будет потом? Фотка утка-зеркало-айфон в обществетвенном туалете? Шикардос...
В 3.15 мне пришла смс от Ники:
>Привет, ты, наверное, спишь, но, если нет, то ответь. Ок?

Я повременил с ответом, борясь с собой внутренне, улегся поудобнее и ответил:
>>Ок.
И понеслась!
>Не разбудила?
>>Нет.
>Точно?
>>Я еще и не ложился. Не парься)
>Почему не ложился? Не отвлекаю? Девушка?
>>Не знаю.
>Понятно...
>>Ты почему не спишь?
>На работе врачи страшилок понарассказывали... Брр...)))
>>Каких?
>Мол, к ним зомби заходит...
>>Чушь, зомби в морге? Смысл?
>Вот, вот! Только они говорили, что к ним парня завозили с головой в клочья. Типа застрелился. Его друг притащил, сказал, типа, у них любовь-морковь и на этой почве его парень застрелился. Ну вот, он присутствовать хотел на вскрытии. Ему запретили.
Вот, Вольп сволочь...
>>Ну, вскрыли, и?
>Дарья Игоревна говорит, что тот парень, свидетель, вырубил ее и замкнул в ординаторской, а, когда она выбралась, она увидела как эта парочка убегает через черный ход.
>>Да ,может, он жив был.
Вот ублюдос, 100% же знал, что Ника работает там. Он же хитрый до жопы...
>Ты с раскуроченным черепом и горсткой мозгочка выжил бы?
>>Причем здесь мозгОЧЕК?
>Притом, что он вытек до половины, когда пацана привезли.
>>А сводок о внешности нет?
>Зачем тебе?
>>Хочу узнать, может, знаю...
>Ха, хочешь узнать в нем себя?)))
>>Почему нет? Я же бессмертный!
>XD
>Не молчи, ты обиделся?
>>Не, просто покурить пошел. Пока нашел, пока закурил.
>Фух... А ты где?
>>Дома.
>Один?
>>Какая тебе разница? Хочешь приехать -- да пожалуйста. Я никогда не против.
>Я на дежурстве. Двусмысленный ответ у тебя)))
>>Хочешь я приеду?)
Заодно записи о своей смерти уничтожу... Никто кроме этого ублюдка не должен знать о моем бессмертии.
Минуты 2 Ника молчала, я уже думал снова звонить Вольпу и предлагать новую авантюру. Ему же все равно делать нефиг.
Ответ был неожиданным:
>Нет, ты чего? К нам нельзя посторонним(
>>А я посторонний?
>Ну, как бы, если ты намекаешь, то морг не лучшее место XD
>>Ну да, жутковато...
>Ты пьян?
>>Ну, если тебя заводят алкаши, то могу бухнуть.
>Я не об этом)
>>Мне все равно делать нечего. А так могу подъехать. Посидим, поболтаем, я трупы потрогаю.
>Зачем тебе трупы трогать? Оо
>>Они ж прикольные!
>Капец... В тихом омуте черти водятся))
Ну да, я очень тихий и спокойный. Ровно, как и правильный...
>>Давай адрес.

Через минут 15 я уже ждал такси.
Вольпу так и не дозвонился. Обижается видать. Ну и хрен с ним! Бесит...
Таксист оказался дядькой разговорчивым. Ненавижу таких. Приятно, конечно, что у человека настроение такое классное, но... Черт, я на серьезное дело еду, мне не до шуток.
--... а им вообще в другую сторону! -- засмеялся дядька.
Я покрепче укутался в кожанку и, упершись локтем о стекло, приложил ладонь ко лбу -- пытался вспомнить, что я забыл.
--Ох, и весело там было! А у Вас как?
За полчаса в пробке он впервые обратился непосредственно ко мне.
--По поводу? -- я убрал руку от лба и поправил шапку, съехавшую на глаза.
--Женщин, конеш!
А, ну да, о чем еще может говорить современный мужчина... В наше время людей интересует секс, наркотики и бухло.
Я даже думать не стал. Вновь приложил руку ко лбу и достал телефон, чтобы посмотреть время.
--Бабы -- овцы, мужики -- козлы, -- выдохнул я.
--Ха, впервые вижу такую самооценку! Неужели, считаете ся козлом?
--Я не лучший собеседник, поверь.
Но нет, этот старый нерусь начал трахать мне мозг по поводу того, что мы, новое поколение, такое-сикое... Полчаса я слушал эту хрень...
Наконец, мое терпение лопнуло и я взялся рукой за спинку сидения бомбилы и почти на самое ухо, холодным безчувственным голосом, быстро произнес:
--Я не отношусь к нормальным никаким боком, так что не надо мне ебать мозг, в нем скоро дыра будет с твою задницу. И, если тебе не дают, то вызови себе шлюху, старый извращенец. Только ради всего самого черного и злого, что есть в этом проклятом сером мире, смотри на дорогу и молчи!
Я вновь принял свое исходное положение.
Водила сидел смирно и тихо, изредка, косясь на меня в зеркало. Я чувствовал, как воздух в машине стал густым и холодным, как кисель. Боится, сука...
От мысли о страхе в моей душе из-за туч депрессии показалось маленькое солнце, постояло, чутка и съебалось, ибо нехуй.
В плеере заиграл инструментальный кавер на Vadden -- Calling от Dead By April. Я решил покопаться в своей душе... Как можно копаться в пустоте? Не знаю.

Раньше, до этого всего, мне снился один и тот же сон. Якобы, я иду по пустому бесконечному полю с паленой травой, оставляющей пепел на ногах. Поле настолько идеально ровное, что можно видеть, что находится за 3 км от тебя. А находилась там, стабильно, небольшая могильная плита.
Когда я подходил к ней, я видел:
"Евгений Дмитриевич Титов
Законченный псих, неудачник и просто хреновый человек
1993 - 1998, 2003, 2005, 2011, 2013, 2014..."
Буквально еще до НГ на плите был только 2013 год, однако, появился и 14...
Я начал вспоминать, что произошло в эти годы:
1998 - я заболел сильно.
2003 - чуть не утонул.
2005 - надо мной подшутили в школе, убрали стул, когда я садился, и я грохнулся и потерял сознание, когда ударился об угол парты головой.
2011 - меня на физ-ре машина сбила, а я отделался открытым переломом.
2013 - на нас с пацанами гопота напала, мы их отхерачили, правда Колясику нос сломали, Димке 2 фингалета набили, а мне ножом по хребту влетело.
2014 - я добровольно себя убиваю...
Значит, вчера я был прав -- мое бессмертие началось за долго до желания...
Ну и хрен с ним!
От этих мыслей мне стало не по себе. Я достал 500 рублей, всучил их водиле и вышел из машины.

Пробка простиралась еще километров на 5 от нас. Мне стало интересно, что в этот раз послужило началом пробки. Авария? Дорожные работы?
Я шел вперед, придерживаясь бесчисленной цепочке недвижимых автомобилей. Серые, белые, черные машины, серая дорога, серые здания.
Словно весь мир был окрашен серой краской и вновь протягивал ко мне свои холодные бесчувственные объятия. Город манил меня окунуться в свою бессмысленную суету, в свои бесконечные бесцветные улицы -- разделить с ним царящее в душе одиночество.
Я накинул капюшон на голову, переключил песню в плеере, сунул руки в карманы. В наушниках протяжно завыл Кори Тейлор воспевая Snaff. Стало совсем тоскливо, но я люблю такое настроение. Оно заставляет думать.

Полил мелкий дождик, разбавляя снежную слякоть новыми порциями луж.
Я все шел и шел. Водители нажимали на клаксоны, из-за чего все остальные звуки уходили на второй план. Эти звуки сливались в протяжный гул, от которого закладывало уши. Под этот гул я дошел до начала пробки.
Столкнулись машина со скоростным поездом. Машина в лепешку, на лобовом, словно банка с краской взорвалась, огромная красная клякса с розовато-сероватыми ошметками. Около разбитого автомобиля лежала человеческая фигура, накрытая белым полотном в огромных мокрых красных пятнах. Здесь машины не бибикали. Все, словно сумасшедшие, с интересом следили за происходящим.
Дождь окончательно прибил полотно к трупу. Ткань, уже серая с расплывшимися красными пятнами, начала приобретать форму тела, которое так старалась укрыть от посторонних глаз. Я подошел к остальным, таким же, как я, зевакам и присмотрелся к трупу. Что-то в нем было не так. Голова неправильной формы. Тело какое-то деформированное, изломанное.
В 5 утра машин не много, за исключением железнодорожного района. Здесь всегда оживленное движение. Я как раз находился в этом районе. Скорая уехала и через пару минут ее место заняла труповозка. Я на 100% был уверен, что из нее выйдет Ника, так и оказалось.
Она вместе с двумя санитарами с носилками погнала к трупу. Только она склонилась над мертвецом, как полиция начала отгонять народ.
6 полицейских, раскинув руки, отгоняли людей.
Я отбился от толпы и, оттолкнув схватившего меня полицейского, побежал к Нике.
--Сиваева! -- крикнул я, когда понял, что на меня несутся 5 ментов со своими резиновыми палками.
Ника резко обернулась на мой голос и встала с корточек. Она что-то крикнула ментам, схватившим меня под руки и те сразу меня отпустили.
Я подбежал к ней. Она смотрела на то, как санитары грузят тело, вместе с простыней.
--Ты все-таки приехал, да? -- сказала Ника, взглянув на меня мельком, и поправила прядь волос, выбившуюся из прически посредством усиливающегося дождя.
--Скорее дошел, -- как обычно, без эмоций ответил я на риторический вопрос. -- Пробки жуткие.
--С нами поедешь?
--А выбор есть?
--Есть, -- она посмотрела мне в глаза.
--С вами тогда. Я же хочу трупы потрогать, -- я улыбнулся ей, а она, вновь поправив волосы, отвернулась, взяла меня за руку и повела в машину.

Доехали молча. Один санитар за рулем, один вместе с нами в "багажнике".
Ника обнимала меня за руку, я расслабленно развалился на скамье. Что-то мне не по себе было. Что? Я начал осматривать обстановку в поисках необычного. Ну труп, ну что с того? Вроде ничего необычного -- дело не в трупе, а в том, что повыше. Санитар. Он вперился в меня взглядом и, буквально прожигал меня ненавистью. Санта-Барбара прям...
Мне до жути захотелось подосрать в душу этому санитаришке, ведь судя по всему, ему нравилась эта тупица.
Я вытащил свою руку из объятий Ники, сел поудобнее и, чмокнув девчонку в лоб, приобнял ее за талию. Я злорадно улыбнулся санитару. Он отвел от меня взгляд и уставился в табло какой-то аппаратуры. Ника же, словно ничего этого не замечала.
2
--Ради Бога, Жень, притухни, на записи не должно быть посторонних голосов, -- смеялась Ника.
--Не, ну, а как мне еще реагировать на девушку, у которой руки в чьих-то кишках? -- я сидел на невысокой железной полочке.
--Не знаю... Ну как так угораздило, человека, -- она вновь подрезала что-то в животе у трупа и сказала что-то в диктофон.
Мне стало совсем скучно и я, якобы, отправился на экскурсию. Я заглядывал в холодильники, читал бирки. В общем, медленно подбирался к шкафу с документами.
Ника изредка поглядывала на меня и краснела. Конеш, с каким жеребцом осталась, епта... Мда...
Я приоткрыл шкафчик. И быстренько отыскал глазами папку "неопознанные 2014 апрель".
--Ты что там забыл? -- она с опаской на меня обернулась, согнув окровавленные руки в локте.
--Эм... Ничего... А что? -- я резко убрал руки за спину, с тупой улыбкой захлопнув шкаф.
--Тебе туда нельзя!
--Я и не претендую...
--Вообще сдрыстни оттуда!
--Воу, воу, уже ухожу! -- я, медленно вскинув руки, отошел от шкафа.
Надо что-то придумать...
--Тебе никуда не надо?
--В смысле? -- обернулась Ника.
--Ну, типа, ты скоро?
--А что? Ты куда-то торопишься? -- она вновь отвернулась и принялась зашивать труп.
Я подошел к ней сзади, приобнял за талию и уткнулся носом в ее шею.
--Т-ты чего? -- она явно была растеряна. Я щекой чувствовал ее учащенный пульс.
Ну что ж, Женька... Дерзай...
--Поторопись, -- прошептал я ей на ухо и отошел к шкафу.
Через прозрачное стекло я быстро отыскал глазами нужную папку. Четвертая справа... Только как я ее вытащу... В голове лихорадочно провернулись мирриады решений и вероятностей.
Я подошел к встроенной в стену, обитой железом, длинной холодной тумбе. Современно выглядит. Вплотную к ней был мой любимый шкаф. Я встал напротив "железки" и, вытянув руку, примерился, смогу ли я достать до папки -- смогу. Правда стекло мешает, но ничего! "В порыве страсти" открою чертову дверцу и выну папку...
Телефон в кармане противно завибрировал. Я достал его, секунды 2 подержав в руках, затем поглядел на дисплей. Вольп прислал смс с другого номера:
>Эй, пупсик, раз ты в морге, значит, ты понял, как я отмазался перед медицинскими крысами! Знаю, знаю, от такой отмазки прям пожар в штанах! Как-то сама она мне в голову пришла! Ну не гений ли я... Ух! Ну, так что, дорогой, когда звонить? Или с телкой своей зажигать собрался! Изменник! Не звони мне больше!
Я опупел, мягко говоря. Начал озираться по сторонам, пока в дальнем от двери правом углу не заметил камеру. Я помахал в нее.
Вольп в ту же секунду прислал:
>Шо ты размахался? Я смотрю, ты додумался, что от дела избавиться надо. На всякий случай. Короче, делай что хочешь, но немецких премудростей поменьше. Я тебе помочь не смогу и не захочу. Теперь все сам. Меньше кулаками махать будешь.
Я набрал ответ:
>>Позвони мин через 15. Ровно через 15!
Вольп:
>Тю... Скорострел...
Не долго думая, я с гримасой ненависти показал небезызвестный жест в камеру. По закону жанра, обернулась Ника. Она уже закончила разделку трупа и, снимая перчатки, ошарашено смотрела на меня.

Она меня снова отшила... Впервые в жизни МЕНЯ отшили... Впервые в жизни я парюсь о таких делах.
Ника заполняла какие-то документы, а нужная мне папка была перед самым носом, это динамо как раз с ней работало. Девушка стояла около шкафчика, облокотившись локтями о высокий металлический стол, и вставляла в мою папочку новые листы.
Я снова решил подкатить и приобнял ее за талию.
--Жень...
--Что?
--Отвали, а? -- не отвлекаясь, сказала она.
--А то что?
--Ну не так я себе это представляла, -- она обернулась ко мне и сложила руки на груди.
--А как? -- я притянул Нику к себе.
--Ну... Не в морге, -- она немного расслабилась.
--А по-моему очень даже экстравагантно, -- я выдал широкую улыбку и погладил девушку по лицу.
--Я так не могу...
--Почему?
--Ты странный...
--В смысле?
--Забудь...



--Какого черта ты не позвонил?! -- я буквально орал в трубку.
--Здрасть, Леонид Аркадьевич! Извините, но я с женой в гостях! -- последние слова Вольп снова "вырыкивал".
--Оу... То есть, поэтому ты не позвонил? -- я утихомирился и шел пешкой до дома.
--Как все прошло? -- прошептал информатор в трубку.
--Я ожидал большего...
--Я не об этом! Документы уничтожил?
--Не, папка у меня. Целая и невредимая. Мятая слегка, правда.
--Как девка?
--Не спрашивай...
--Ничего не было?
--Мне по списку лечь под рельсы нужно.
--Я чем тебе помочь могу?
--Подстрахуешь. Я память терять начинаю.
--Меня жена не отпустит, -- промямлил Вольп.
--Черт...
--Ладно, ты где будешь убиваться?
--На Большой мост есть, я под мостом поезд ждать буду.
--Разумно... Сегодня в 10 рейс будет.
--Утра?
--Да. Топливо везти будут.
--Через час там буду, ты как?
--Как смогу...
--Окей, -- я повесил трубку и убрал телефон в задний карман.
Я раскрыл папку и на ходу начал читать. Я искал записи о себе.
Сбитая машиной девушка, наркошка с передозой, замерзший бомж, задушенная проститутка, изъеденный собаками алкаш... В середине папки, как бы иронично это не звучало, я нашел себя!
Обо мне было написано, что я застрелился, в руках у меня был пистолет, на котором отпечатки ТОЛЬКО мои. Значит Вольп стер пальчики охранника. Ну, голову мне не разнесло, а просто дырку пробило насквозь.
Я вновь шел домой через железную дорогу.
Чтением увлекся и споткнувшись раз в 50-тый решил остановиться на временной станции.
Я сел на перрон, свесив ноги вниз, и продолжил чтение. Я читал о смерти других людей, которые до сих пор не опознаны. Я читал о их боли, представлял, что они чувствовали перед смертью. Я, словно, наслаждался чужой болью.
Я посмотрел на часы. До прибытия Моего поезда 40 минут минимум. Посмотрел, вздохнул и продолжил чтение.
Я слишком увлекся и не сразу услышал женский голос:
--Эээй... Чувак, ты глухой?
Я обернулся и увидел девочку. Одета она была в черную курточку из-под которой выглядывало синее ситцевое платьишко, белые колготки и черные аккуратные сапожки. Было видно, что она из хорошей семьи. У нее были тонкие черты лица, белая кожа и светлые русые волосы.
Я вскинул бровь, презрительно кольнул ее взглядом и вновь уперся в папку с документами, переворачивая страницы одна за одной.
--Ты, типа, глухой или просто дурак?
Я не обращал никакого внимания.
Девочка села около меня, наклонила папку в моих руках к себе, прочитала пару слов и спросила:
--Твоя работа?
--Нет.
--А кто? -- она говорила с легкой издевкой.
--Судьба.
--Чего не довольный то такой?
--Сколько тебе лет? -- я мысленно сосчитал до 10 в уме, чтобы не злиться. Не помогло.
--9. Это что-то меняет?
--Почему ты не в школе?
--Потому что не хочу.
--А от родителей не влетит?
--У тебя с личной жизнью все плохо?! -- девчонка разозлилась.
--Ох, наоборот, -- с негодованием вздохнул я.
--Странный ты.
--А ты нет? -- я взглянул на нее.
Девочка промолчала, поправив белый вязанный берет на голове.
--Меня Мария зовут...
--Машка, значит, -- не отвлекаясь от чтения, проговорил я.
--Нет, не Маша, -- она сделала короткую паузу. -- Мария.
--Ладно, Мария...
Мария снова задумалась.
--Женя, тебе не страшно? -- она нагло закрыла руками мою папку. Ее маленьких ладошек хватило только на четверть раскрытой "книги".
--Ты откуда мое имя знаешь? -- я медленно вытянул папку из под рук Марии, а она, с состраданием (?!), разглядывала мое лицо.
Только сейчас я заметил ее глаза. От ее взгляда меня до сих пор трясет... Серые, пустые глаза-озера, в которых, словно, гуляет утренний туман. Ты смотришь на них и тонешь, застываешь в вечном холоде этих глаз.
Мария вновь выпрямила спину и сложила руки на коленях, будто ничего и не случилось.
--Я думала ты необычный, а оказалось...
--Что оказалось? -- я покосился на девочку.
--Такой же как и все…
--Я?!
Во мне вдруг взыграла детская обида и невероятная ярость. Позже, сидя дома с ноутом и сигаретой на балконе, я долго буду думать о том, что в ее словах вызвало такую бурю, убитых мной когда-то давно, эмоций.
--Ты ошибаешься, -- сказал я, захлопывая папку и возмущенно глядя на ребенка.
Я чувствовал себя мальчишкой, а вот Мария, наоборот, резко, словно изменила свой облик в моих глазах, выросла, стала огромной, словно небоскреб.
Наконец, я понял, что не так в ее взгляде. У нее были глаза мудрого, видавшего жизнь человека. А туман в них – дыхание времени, которое плещется в сером озере ее души, вновь и вновь натыкаясь на границы тела.
Я не заметил, как Мария встала. Она с превосходством смотрела мне в глаза сверху вниз, порабощая мою волю, заставляя меня забыть о папке с документами, о звуках приближающегося поезда. Забыть и прыгнуть с перрона на железную дорогу в метре от несущегося вперед скоростного поезда…
Я мало что помню о своей смерти. Помню только резкий удар, помню, как мир окрасился в красный и потух, оставляя за собой резкую боль и хруст моего ломающегося тела. Я чувствовал, как кости пронзают кожу, как череп крошится, как плавно и равномерно стекает кровь на рельсы. Я отдаленно слышал звуки и голоса. Слышал скрип металла, слышал, крики людей. Звуки доносились до меня, словно из за закрытой двери.
Звуки исчезли.
Мрак поглотил все.
Пульс угасал с дикой болью.
Я не мог шевельнуться.
Дыхание сбилось, а потом и вовсе пропало.
Пульс исчез.
Исчезла и боль.
Я умер.
Хорошая история! | Плохая история :(
8 | 0

Следующая крипипаста называется Социопат. Человек, который хотел умереть. Часть 5. Предыдущая: Джерииии, я тебя не вижу!. Или попытайте удачу, выбрав случайную.

Мы приветствуем уместные, уважительные комментарии по теме. Пожалуйста, прочитайте правила нашего сайта перед тем, как оставить свой комментарий.

Всего 0 комментариев
comments powered by Disqus