Меню
Лучшие авторы и критики
  1. 明死ん (Город А.)
  2. Mr.Horror (Из Ада)
  3. Silent Death (Голландские туманы)
  4. Артем (Крипипаста)
  5. Арти (Крипипаста)
  6. Теневой Демон (Везде и нигде)
  7. Federico the Purple Guy (Где, где, - в Караганде! )
  8. Практика Хаоса ¯\_(ツ)_/¯ (Завихрения Логруса)
  9. Jeff the Killer (Крипипаста)
  10. Вик Смол (Сычевальня)

Go to hell. Часть третья


Му­куро ле­жал на его стран­ной гряз­ной кро­вати, по­душ­ках, ко­торые уже соб­ра­ли в се­бя боль­шое ко­личес­тво пы­ли, а на­волоч­ки на них про­тер­лись до дыр. Его хвост с боль­шой си­лой бил­ся о кро­вать, зас­тавляя пыль по­дымать­ся вы­соко над ней, а по­том мед­ленно опус­ка­лась. И так каж­дый раз... Вне­зап­но он об­ра­тил­ся ко мне:

*********(Предупреждение для парней, если таковы имеются, и девушек гомофобок: В этой части есть слэшовая НЦ. Слэш - сексуальные или романтические отношения между мужчинами. Предупреждение, с какого момента, есть. Нц - рассказ, в котором детально описаны сексуальные или сцены насилия. Сама эта шняга в самом конце и к тому же вышла плохо, т.к. она по сюжету нужна, но ни я, ни мой соавтор не могут написать ее нормально :DD)*********


- При­неси мне вы­пить, Джек, - жес­тко ска­зал, но буд­то мур­чал от удо­воль­ствия.

Я чуть по­ежил­ся, но отор­вался от чис­тки по­битых ста­канов этой тряп­кой и по­шел в ком­на­ту под на­ми.

Все, как обыч­но. Кув­шин на­ходит­ся на треть­ей пол­ке спра­ва, ря­дом стран­ные про­бир­ки с не­понят­ным мне пой­лом и еще ка­кие-то пе­ченья. Я бе­ру этот трес­нувший кув­шин и на­ливаю в глу­бокую мис­ку бес­цвет­ную жи­жу, а сле­дом за ней и чей-то глаз, ко­торо­го Господин от­ку­да-то выр­вал...

- Как он мо­жет это пить? - бур­чу се­бе под нос. — Это же ужас­но... от­вра­титель­но.

Пе­реме­шиваю по ча­совой стрел­ке пять ми­нут и не­су на­верх.

- Че­го ты хо­чешь? - спра­шива­ет у ме­ня Господин.

Стран­ный воп­рос, не прав­да ли?

Я ле­жу ря­дом с ним на пыль­ной кро­вати. Боюсь пошевельнуться Он об­ни­ма­ет ме­ня за пле­чи, чувс­твую его теп­ло, его гус­той мех ще­кочет ме­ня. Нес­мотря на это, я от­вернул­ся от не­го. Не хо­чу ви­деть его урод­ли­вое те­ло, не хо­чу... мне оно не нра­вит­ся. Все, что я хо­чу рас­ска­зать вам о нем, я рас­ска­жу поз­же, сей­час не вре­мя.

- Я ни­чего не хо­чу, Господин.

Он шум­но вы­дох­нул, вы­пил из этой глу­бокой мис­ки, ко­торая с гла­зом, и пог­ла­дил ме­ня по го­лове. Его ос­трые ког­ти ос­тавля­ли ма­лень­кие ца­рапи­ны, но мне бы­ло не доз­во­лено го­ворить о мо­ей бо­ли. Ни­кому. Мне ник­то не зап­ре­ща­ет, прос­то не хо­чу ка­зать­ся для всех сла­бым. Да, я раз­мазня. Да, я не­удач­ник. Да, я та­кой и всег­да был им... Но мне на­до дер­жать­ся.

- Тог­да при­ми это в знак мо­ей бла­годар­ности, хе-хе-хе, - го­ворит он мне.

Я ви­жу кра­ем гла­за, как он что-то мне про­тяги­ва­ет. Я по­вора­чива­юсь, чуть при­под­ни­ма­юсь на лок­тях и смот­рю на то, что он мне да­ет.

- Что это? - спра­шиваю я, смот­ря на стран­ную ко­роб­ку из ме­тал­ла.

- Смот­ри, - он от­крыл ко­робоч­ку и дос­тал от­ту­да коль­цо, — это те­бе в знак мо­ей бла­годар­ности за то, что ты ра­бота­ешь на ме­ня, хе-хе-хе, - улыб­нулся, – при­мешь ли ты это?

Коль­цо из то­го же ма­тери­ала, что эта ме­тал­ли­чес­кая ко­роб­ка. Коль­цо прек­расно... оно прос­тое, не­обыч­ное, на нем выг­ра­виро­вано чис­ло зве­ря «666».

- Те­бе нра­вит­ся?

- Очень, - лишь сог­ла­ша­юсь я и на­деваю его на сред­ний па­лец...

***


- Что?! - лишь удив­ленно вскри­киваю я, ког­да ме­ня бе­рут на ру­ки.

- Ус­по­кой­ся, - го­ворит он и взле­та­ет на сво­их ды­рявых крыль­ях.

- Ус­по­ко­ит­ся?! Господин, ку­да вы ме­ня пов... по­нес­ли? Куда мы, черт возьми, летим?! - Я уже кри­чал и пы­тал­ся выр­вать­ся.

Он ни­чего не от­ве­тил. Его шерсть раз­ве­валась на вет­ру, крылья, не знаю как ска­зать, но они из­да­вали гром­кие зву­ки при по­лете. По­до мной был це­лый мир, я как буд­то мог дер­жать его в ру­ках, я как буд­то был влас­те­лином и мог де­лать с этим все, что за­хочу... По­чему та­кие мо­мен­ты не длят­ся дол­го? Счастье всег­да ра­но или поз­дно дол­жно за­кан­чи­вать­ся, это пе­чалит...



Мы воз­ле ка­кого-то до­ма. Он мне зна­ком, я рань­ше был здесь? Я не пом­ню ни­чего, ни­чего, что бы­ло в мо­ей жиз­ни, в мо­их вос­по­мина­ни­ях от нее ос­та­лась толь­ко грязь... толь­ко му­читель­ные для ме­ня мо­мен­ты, ко­торые я вспо­минаю с болью на ду­ше. Мо­жет быть, это та­кая пла­та за мо­мен­ты ра­дос­ти? Не хо­чу вспо­минать ни­чего из то­го, что про­ис­хо­дило со мной, но по­чему-то вспо­минаю. По­том за­бива­юсь в угол со сле­зами на гла­зах, иног­да пла­чу...

- Я пой­ду с то­бой, - поп­равля­ет во­рот­ник, - на­до бы "про­вет­рить­ся".

- Что от ме­ня тре­бу­ет­ся? - спра­шиваю я, от­ря­хивая свой кос­тюм.

- Хе-хе-хе, ни­чего, раз­вле­кай­ся, по­ка не сдох, - улыб­нулся.

- Господин, прек­ра­тите, я уве­рен, что в бли­жай­шее вре­мя не ум­ру.

- Не будь столь са­мо­уве­рен, вся­кое мо­жет быть, - мне ка­жет­ся, что он что-то скры­ва­ет...

- Уви­дим...


Господин си­дел за боль­шим круг­лым сто­лом, он кру­тил бо­кал с ал­ко­голем в ру­ках, а воз­ле не­го си­дела стран­ная де­вуш­ка, ко­торая преж­де не бы­ла мне зна­кома.

- Джек, - тя­нет за ру­ку ме­ня к се­бе, - поз­на­комь­ся с ней. Эс­ми­раль­да, это Джек Сименс. Джек, это Эс­ми­раль­да.

Она про­тяги­ва­ет мне ру­ку, и я це­лую тыль­ную сто­рону. Мне всег­да го­вори­ли, что так на­до веж­ли­во здо­ровать­ся с да­мами, толь­ко за­чем? Стран­ные они, де­вуш­ки...

Она хи­хик­ну­ла и выр­ва­ла у ме­ня из рук ру­ку. Она на­до мной сме­ет­ся, что ли?

- Эм...

- Ой, из­ви­ни, ес­ли оби­дела, Джек Сименс, вер­но? - Ки­ваю. - При­ят­но поз­на­комит­ся. Ты же друг Анджела, да?

- Мож­но и так ска­зать.

***


Вре­мя дав­но уже пе­рева­лило за пол­ночь, но ве­селье толь­ко на­чина­лось. (Как го­ворит ав­тор, те, кто за­сыпа­ют в один­надцать ча­сов, мно­го че­го про­пус­ка­ют.)

Господин ша­тал­ся из сто­роны в сто­рону, но здра­вый смысл его не по­кидал, лишь те­ло «опь­яне­ло».

- Господин, - го­ворю ти­хо, - ку­да вы иде­те?

Он обо­рачи­ва­ет­ся ко мне, чуть по­шаты­ва­ет­ся, зас­тавляя ме­ня нас­то­рожить­ся.

- Хе-хе-хе, да ни­чего осо­бен­но­го, - на его ли­це по­яви­лась ух­мылка, - прос­то мы с Эс­ми­раль­дой, - под­нял ее за под­бо­родок. - Чуть раз­вле­чем­ся. Да же, Эс­ми­раль­да?

- Ко­неч­но, Господин.

Её гла­за пол­ны ра­дос­ти, она пь­яна не мень­ше Господина. Об­ли­зыва­ет гу­бы для боль­ше­го соб­лазна. Пь­яные, не люб­лю их. Господин под­да­ет­ся впе­ред и страс­тно це­лу­ет эту де­вуш­ку. На миг по­каза­лось, что сер­дце уко­лоло. Всё, боль­ше не хо­чу на это смот­реть.

Лу­на бу­дет мне дру­гом, спа­сет от оди­ночес­тва. То, что мо­жет дать она, не мо­жет дать ник­то.

***


В под­ва­ле тем­но, пах­нет сы­ростью, чувс­твую мох бо­сыми но­гами. Сво­бод­но ори­ен­ти­ру­юсь по прос­транс­тву, я уже мно­го раз здесь бы­вал.

Я за­пом­нил каж­дую щель.

Двад­цать ша­гов впе­ред, раз­во­рот вле­во, пять ша­гов, и я на­хожу ме­шок, в ко­тором поз­вя­кива­ют це­пи. Не зна­ете, за­чем мне они? От­вет прост: рас­су­док и са­мокон­троль — вот, что те­ря­ет от ал­ко­голя этот де­мон.

Он ни­кого не лю­бит, по­это­му в та­кие мо­мен­ты его луч­ше свя­зать или сце­пить эти­ми кан­да­лами, ко­торые хоть как-то сдер­жи­ва­ют его...

Он ни­ког­да ни­кого не лю­бил. Он лю­бил лишь ве­щи. То же са­мое ви­но.

Вот это Му­куро-сан лю­бит, всег­да лю­бил. Не по­нимаю, как мож­но лю­бить то, что ли­ша­ет те­бя рас­судка? Я ви­дел мно­го лю­дей, ко­торые ве­ли се­бя, как свиньи, из-за вы­пив­ки. Мой отец... он то­же лю­бил вы­пить, ес­ли прав­ду го­ворить. Но за это он и поп­ла­тил­ся: его сбро­сили на мо­их гла­зах к свинь­ям... в са­мую грязь... но да­же тог­да он был бу­хой. Все над ним сме­ялись, ки­дали в не­го ка­муш­ки, а я... а я...

А я не сде­лал ни­чего, я ни­чего не мог сде­лать. «Пос­мотри на сво­его па­пашу, мел­кий, та­ким же ста­нешь. Аха-ха-ха», - зву­чит в мо­ей го­лове каж­дый раз, ког­да я вспо­минаю это.

Я ни­чего не мо­гу сде­лать в этом ми­ре, я пеш­ка, а вот из­ме­нить что-то — на это спо­собен каж­дый, сто­ит лишь пос­та­рать­ся. В мо­ем слу­чае — это убе­речь хоть од­но­го ре­бен­ка в той клетке в подвале от кро­вожад­но­го де­мона.

Це­пи при­готов­ле­ны, моя за­дача на се­год­ня вы­пол­не­на. На­де­юсь.
Зна­ете, я знаю, с кем сей­час Господин, знаю, что он де­ла­ет, да и ду­маю, все до­гады­ва­ют­ся. Что же еще мож­но сде­лать с пре­лес­тной и раз­врат­ной от ал­ко­голя де­вуш­кой? (От ав­то­ра: ко­неч­но же, вя­зать но­соч­ки!). Ос­та­ет­ся толь­ко ждать...
Пол­ночь, кра­сиво до по­сине­ния. Не знаю, как опи­сать по-дру­гому.

В на­шем до­ме есть са­рай. Он уже ис­порчен вре­менем, но тут прек­расно. Свет лу­ны про­бива­ет­ся сквозь дыр­ки в по­тол­ке, па­дая на се­но, ко­торое зас­ти­ла­ет весь пол. Оно очень мяг­кое, я люб­лю ле­жать на нем, рас­ки­нув ру­ки и но­ги, смот­ря на ме­сяц. Он мне всег­да на­поми­нал си­рен. Ду­маю, мно­гие зна­ют о них, так что вре­мя на их опи­сание тра­тить не бу­ду. Я как всег­да ло­жусь на это, со­бираю ма­лень­кий стог и кла­ду на не­го го­лову.

У ме­ня пос­ле та­кого дня сли­па­ют­ся гла­за, я очень хо­чу спать. На ули­це прох­ладно, но я уже при­вык. Из мо­его рта идет пар, он под­ни­ма­ет­ся ввысь и ис­че­за­ет. Хо­чу ис­чезнуть так же. Но не мо­гу...

***


Слы­шу бе­зум­ный смех и из-за то­го, что у ме­ня чут­кий сон, прос­нулся сра­зу же. Он при­шел? Господин при­шел? Мо­гу ска­зать сра­зу — де­ло пло­хо. Встаю, чуть не па­даю, нап­равля­юсь к две­ри. Она от­кры­ва­ет­ся со скри­пом, и я вы­хожу из это­го раз­ва­лив­ше­гося до­мика. Сер­дце бе­шено сту­чит... раз­ве я не дол­жен был при­вык­нуть к это­му? Дол­жен был, но не при­вык, и сей­час мне очень страш­но. Не­бо за­тяну­лось ту­чами, да-а-а, это из­бавля­ло ме­ня от стра­ха. Да, ко­неч­но, как же. От них толь­ко страш­нее! Во мно­го раз!

Тра­ва та­кая мяг­кая, хо­лод­ная и мок­рая, от нее ста­новит­ся при­ят­но, но от ско­выва­юще­го сер­дце чувс­тва стра­ха при­ходит­ся бе­жать, что­бы ус­петь, на­до как мож­но быс­трее. Вбе­гаю в дом, вез­де тем­но­та, так неп­ри­выч­но. Где же все све­чи, ко­торые ос­ве­щали мне путь? По­вора­чива­юсь и спус­ка­юсь по лес­тни­це стран­ной фор­мы, она зак­ру­чена воз­ле стол­ба. Ос­трые кам­ни вби­ва­ют­ся в сто­пы, уже по­яви­лись ра­ны, из ко­торых со­чит­ся мел­ки­ми кап­ля­ми кровь. Спус­ка­юсь в ниж­ний этаж, где на­ходит­ся ком­на­та с це­пями. До нее ос­та­лось сов­сем нем­но­го... толь­ко два боль­шу­щих ко­ридо­ра...

Смех? Я слы­шу смех! Н-но... как? Раз-зве сей­час Господин... точ­но, это смех Господина. Раз­ве сей­час он не дол­жен был быть на верху?.. С каж­дым ша­гом смех ста­новит­ся гром­че, а мое сер­дце бь­ет­ся ча­ще. Мне очень страш­но. А ес­ли он уви­дит це­пи? Он прос­то оз­ве­ре­ет! Он ни­ког­да не лю­бил эти це­пи. Он всег­да го­ворил, что они ско­выва­ют его, ли­ша­ют сво­боды и под­чи­ня­ют се­бе. Ка­кому де­мону пон­ра­вит­ся ли­шение сво­боды?

На по­лу брыз­ги кро­ви в боль­ших ко­личес­твах. Кровь при­над­ле­жит той де­вуш­ке? Как её там... Эс­ми­раль­да, вро­де? Жаль, ми­лая бы­ла.

На мгно­вение все за­тиха­ет, а я сбав­ляю шаг. Зна­ете, я те­перь сом­не­ва­юсь, что смех до­носил­ся из этой ком­на­ты. Я не пом­ню, от­ку­да он во­об­ще был слы­шен. Смех буд­то блуж­дал по ко­ридо­рам, от­зы­ва­ясь эхом для всех, кто по­терял­ся в веч­ном ла­бирин­те...

На этом не ос­та­нав­ли­ва­ем­ся, идем даль­ше: ор­га­ны, кус­ки мя­са, с ко­торых до сих пор ред­ко ка­па­ет кровь, и про­чие ор­га­ны, ко­торых суж­де­но мне уви­деть еще мно­го раз. От­вра­титель­ная ра­бота. (Ага, так и ав­тор по по­воду рассказа этого ду­ма­ет... Идиотизм какой-то, а не рассказ. Ужас.)

Ком­на­та? Раз­ве тут ког­да-ни­будь бы­ла ком­на­та? Ни чер­та не ви­жу. Иду так, как мне под­ска­зыва­ет ин­ту­иция. На­тыка­юсь на кро­вать, а тут рань­ше бы­ла кро­вать? Ни­чего не пом­ню, па­мять слов­но от­шибло.

Кро­вать мяг­кая, прох­ладная, так и зо­вет не­жит­ся в ней до са­мого ут­ра. Про­тяги­ваю ру­ки даль­ше, чуть не па­дая, при­дер­жи­ва­юсь, упер­шись ко­лен­кой в кро­вать. Твер­дое, что-то очень твер­дое. Ощу­щение зна­комое... мно­го тре­щинок, впа­дин. Кос­ти? Очень по­хоже на кос­ти че­лове­ка. Тро­гаю чуть вы­ше. Круг­лое, две впа­дины... Ну точ­но, че­реп... Ч-что он тут де­ла­ет?

- Хе-хе-хе, - слы­шу по­зади се­бя до бо­ли зна­комый смех.

- Г-господин? - сер­дце про­пус­ка­ет один удар, гла­за рас­ши­рились от стра­ха. От­дерги­ваю ру­ку от нез­на­комо­го мне ске­лета и со стра­хом во взгля­де смот­рю на не­го.

- Хе-хе-хе. Ко­неч­но-же, кто же еще? - его го­лос тих, мне еле уда­ет­ся ус­лы­шать хоть сло­во.

Сер­дце уш­ло в пят­ки. Для ме­ня эту гро­бовую ти­шину раз­би­ва­ют лишь гром­кие сту­ки сер­дца. "Ту-дум, ту-дум", - и так мно­го раз. Ус­по­ка­ива­ет...

Он сто­ит уже воз­ле ме­ня, ме­ня ско­выва­ют не­види­мые це­пи. Не мо­гу по­шевель­нуть­ся, не мо­гу про­из­нести ни сло­ва. Я мо­гу быть лишь ма­ри­онет­кой в ру­ках это­го де­мона...

Он про­вел ру­кой по мо­ей ще­ке, ос­та­вив от­пе­чаток от кро­ви. Кровь на его ру­ках не вы­сох­ла, это, что ли, та, ко­торая бы­ла в ко­ридо­ре? И еще ка­кая-то слизь... Бр-р-р-р-р-р.

Про­водит боль­шим паль­цем по мо­ей гу­бе. От не­го не­сет спир­том, на его гла­зах дым­ка. Ком­на­ту вдруг ос­ве­ща­ет яр­кий свет све­чей, и я ви­жу це­пи на сто­ле, прос­то ту­по смот­рю на них, от­ку­да они тут? Зна­чит, Господин их уже ви­дел...?


(Так-с, лю­ди, го­товим­ся мо­раль­но: НЦ на­писа­на со­ав­то­ром, она про­сит тап­ки. Чи­тай­те вни­матель­но и не пов­ре­дите зре­ние. Ко­роче, от ав­то­ра: «Мо­литесь же во имя свя­того, мой со­ав­тор Бог Чая... БЕ­ГИТЕ, ГЛУП­ЦЫ! БЕГИТЕ, ПРЯЧЬТЕСЬ В БУНКЕРА И СТАРАЙТЕСЬ ГРОМКО НЕ РЖАТЬ :DD»)


По­лучаю мощ­ный удар в грудь или сол­нечное спле­тение, не знаю, от­че­го па­даю на кро­вать. Мне очень боль­но, я еле мо­гу ды­шать. Ста­ра­юсь вды­хать как мож­но воз­ду­ха. Бо­же, как же боль­но.

Боль рас­простра­ня­ет­ся по все­му те­лу. Как... как тог­да... мо­жет быть, он был это­му при­чиной? Той боли?(От ав­то­ра: а те­перь все те, кто до­жил до это­го мо­мен­та, друж­но вспо­мина­ем са­мую пер­вую гла­ву).

Он уже на­вис на­до мной. Я чувс­твую его ды­хание, я слы­шу его сер­дце­би­ение. Та­кая ти­шина... мож­но ус­лы­шать все, что хо­чешь, вплоть до ти­канья ча­сов, ко­торые на­ходят­ся в ко­ридо­ре.

Про­водит ру­кой по жи­воту, зас­тавляя ме­ня шум­но вы­дох­нуть и выг­нуть­ся в спи­не, спус­ка­ет­ся ни­же, про­бира­ет­ся ру­кой в шта­ны. Неп­ри­ят­ные ощу­щение, мне ста­новит­ся очень жар­ко. Пом­ни­те цвет то­мата? На­вер­ное, я сей­час очень по­хож на не­го от­тенком ли­ца, я это знаю. Ис­пуг, от­вра­щение... А он лишь смот­рит на ме­ня без­за­бот­ны­ми, хищ­ны­ми гла­зами.

От­во­рачи­ва­юсь. Пусть я и чувс­твую, что он де­ла­ет, но все же смот­реть на это от­вра­титель­но. Не хо­чу его ви­деть… мне прос­то про­тив­но до глу­бины ду­ши. По­годи­те-ка, что он за­думал?! Я по­нимаю, что не мо­гу дви­гать­ся. Он раз­во­рачи­ва­ет ме­ня к се­бе ли­цом и го­ворит:

- Ну-ну, ка­кой-то ты се­год­ня грус­тный, поз­воль те­бя раз­ве­селить, - плав­но про­водит ру­кой по мо­ему бед­ру. Те­ло пок­ры­лось му­раш­ка­ми, мне страш­но...

- Что вы за-за-ду­мали, Господин? – вы­гова­риваю еле-еле, но не ус­пе­ваю опом­нить­ся, как он це­лу­ет ме­ня.

По­нача­лу пре­бываю в пол­ном шо­ке. За­тем уг­лубля­ет по­целуй, его язык у ме­ня во рту. Как же это мер­зко… я ни­ког­да не це­ловал­ся. Ни­ког­да, да еще и с этим де­моном. Нет! Прек­ра­тите! Что на не­го во­об­ще наш­ло? Ведь рань­ше... рань­ше же все бы­ло по-дру­гому. Я не хо­чу, хо­тя кто ме­ня спра­шива­ет? Я ведь толь­ко иг­рушка. Он за­кан­чи­ва­ет с по­целу­ем и го­ворит:

- Ну как те­бе? – ус­ме­ха­ет­ся. Так хо­чу от­ве­тить: «От­вра­титель­но!», но про­мол­чал. Все еще не мо­гу дви­гать­ся.

Что за… что он де­ла­ет?! Господин на­чина­ет ме­ня раз­де­вать. Как-то жар­ко ста­новит­ся, мне душ­но. Мне мер­зко и про­тив­но на ду­ше, раз­вя­зыва­ет по­яс и сни­ма­ет с ме­ня шта­ны, за­тем под­ни­ма­ет мои ру­ки, сни­ма­ет коф­ту и от­швы­рива­ет все в сто­рону, где пы­лились его без­де­луш­ки. Те­перь я еще и го­лый, прок­ля­тие, мне стыд­но до глу­бины ду­ши.

Мне страш­но, а он лишь смот­рит на ме­ня взгля­дом, пол­ным през­ре­ния и по­хоти. Что я те­бе сде­лал, Господин? За что вы так со мной?..

Это не­выно­симо. За­тем он под­ни­ма­ет­ся, и его улыб­ка по­хожа на ма­ни­акаль­ную. Эти клы­ки, этот хищ­ный взгляд, по­хоже, он ме­ня сож­рет. Он так на ме­ня смот­рит, я что, ла­комс­тво ка­кое-то? Ро­кудо-сан про­тяги­ва­ет ру­ку к сто­лу воз­ле ме­ня и бе­рет от­ту­да це­пи, на­чина­ет их те­ребить в ру­ках, а они зве­нели, нас­ме­хались на­до мной:

- Хе-хе-хе, сей­час ты уз­на­ешь всю прав­ду обо мне, - в ком­на­те ца­рит не­воз­можная по­луть­ма. Яв­но ощу­щаю мер­зкий за­пах де­мона, за­пах се­ры вби­ва­ет­ся в нос.

Он бе­рет мои ру­ки и прис­те­гива­ет це­пями к из­го­ловью кро­вати, я плен­ник , иг­рушка, ко­торую со­бира­ют­ся ис­поль­зо­вать. Пос­ле че­го он на­вали­ва­ет­ся на ме­ня, (от ав­то­ра: по­душ­ка ты моя ма­лень­кая!), вык­ри­киваю:

— Что вы де­ла­ете?! Господин! - мне ста­новит­ся труд­но ды­шать, ды­хание как буд­то что-то пе­рех­ва­тыва­ет.

— М-м, дай по­думаю… со­бира­юсь те­бя... трах­нуть. - (Ав­тор во­об­ще без по­нятия да сом­не­ва­ет­ся, что в то вре­мя бы­ло та­кое вы­раже­ние: о.о). Так я и ду­мал. Пы­та­юсь выр­вать­ся, но его ту­ша прос­то не­веро­ят­но тя­желая. Он си­дит на мне, у ме­ня та­кое ощу­щение, что жи­вот про­валит­ся под ним, от­во­рачи­ваю го­лову и ду­маю про се­бя: "Мо­жет, пе­ретер­петь это все? Прос­то не ду­мая ни о чем. Прос­то ви­тать в об­ла­ках и ду­мать, что на са­мом де­ле это прос­то обыч­ный кош­мар, и сей­час я ле­жу в свей кро­вати, ти­хо по­сапы­вая? Жес­то­кая ре­аль­ность, что уж".

Он сно­ва бе­рет и раз­во­рачи­ва­ет ме­ня к се­бе. Толь­ко от не­го все за­висит. Все, что про­изой­дет со мной. И мое к не­му от­но­шение то­же, на­вер­ное. Но он ме­ня це­лу­ет в от­вет, вмес­то мо­их кош­марных пред­став­ле­ний нас­чет это­го. Мне уже все рав­но, что бу­дет даль­ше. Хо­тя нет, не все рав­но..

Реф­лектор­но сжи­маю ко­лени, хо­чу по­мешать ему.

- И ты ду­ма­ешь, что ме­ня это ос­та­новит? - он ух­мы­ля­ет­ся и лов­ким дви­жени­ем ру­ки раз­дви­га­ет мои ко­лени.

- Ну, че­го ты крас­не­ешь? Рас­слабь­ся и по­лучай удо­воль­ствие. - Ка­кое, блин, удо­воль­ствие?!

- А те­перь, - про­водит паль­ца­ми по мои гу­бам. - Об­ли­жи, а то бу­дет боль­но...

Не хо­чу. Силь­но сжи­маю зу­бы, не хо­чу то­го, что бу­дет. Но я по­нимаю, что луч­ше пусть об­ли­жу, а то бу­дет боль­но, как он в прин­ци­пе и го­ворил...

Как толь­ко я от­крыл рот, то его паль­цы сра­зу про­ник­ли в не­го. Мне стыд­но, на мо­их ще­ках по­лыхал ру­мянец, что это с ним? Что это со мной? По­чему все так про­изош­ло?.. Мед­ленно про­вожу язы­ком по его паль­цам, а он улы­ба­ет­ся. Улы­ба­ет­ся, как ког­да-то. Ког­да он не был та­ким злым... Нет, он всег­да был чу­дови­щем, и я это за­мечал, но сей­час... сей­час я это по­нимаю бо­лее чем.

Он уби­ра­ет ру­ку и про­водит паль­цем воз­ле мо­его ану­са, по­том мед­ленно про­ника­ет паль­цем в ме­ня и на­чина­ет на та­ком же тем­пе дви­гать­ся внут­ри ме­ня.

Сжи­маю зу­бы, сжи­маю мыш­цы сфин­кте­ра, (от ав­то­ра: ес­ли вы зна­ете, что это, то лад­но, но ес­ли нет, то не смей­те гуг­лить, мне это нас­тро­ение ис­порти­ло, (чер­тов ук­роп, я те­бя не­нави­жу... )), упи­ра­юсь все­ми си­лами, сжи­маю ру­ками прос­ты­ни. Ро­кудо-сан яв­но не хо­чет окан­чи­вать это и про­дол­жа­ет свое за­нятие, про­тал­ки­вая в ме­ня паль­цы. Боль­но… очень боль­но. За­чем я толь­ко по­вел­ся на это? Ка­жет­ся, бы­ло бы луч­ше го­реть в аду! Чем… чем это.

Вы­тас­ки­ва­ет из ме­ня свои паль­цы и быс­тро раз­де­ва­ет­ся, все… те­перь мне не так уж и стыд­но. Не один я тут го­лый. Прис­тра­ива­ет­ся где-то у ме­ня в но­гах, чувс­твую, он воз­бужден, рез­кий тол­чок, при­нося­щий боль… вскри­киваю. Но мой крик ухо­дит в пус­то­ту, я весь го­рю, не мо­жет это­го быть. Не вы­дер­жи­ваю, кри­чу как оша­рашен­ный. На кой черт на это по­вел­ся? Джеки, как ты ду­мал? Бу­дешь вы­пол­нять гряз­ную ра­боту и все? Нет, при­дет­ся тер­петь.

Я иг­рушка и дол­жен под­чи­нят­ся.

Ну ахуеть, у меня откровенный стояк. Как так? За­киды­ва­ет мои но­ги к се­бе на пле­чи и на­чина­ет быс­тро дви­гать­ся. Еще силь­нее сжи­маю гу­бы, про­кусы­ваю их и чувс­твую во рту прив­кус же­леза. По мо­ему под­бо­род­ку те­чет слю­на.

Ку­сать гу­бы уже смыс­ла нет, да и боль­но. Зак­ры­ваю рот ру­кой, но все же вскри­киваю, ког­да он рез­ко вхо­дит в ме­ня. Я не при­вык к но­вым ощу­щени­ям, а его это не вол­ну­ет. Мне боль­но, очень боль­но. А его это не вол­ну­ет, он по­луча­ет это чер­то­во удо­воль­ствие сам....


Еще па­ру тол­чков и он кон­ча­ет, а по­том отс­тра­ня­ет­ся. Да­ет мне прий­ти в се­бя, чувс­твую, что луч­ше бы го­рел в аду, чем тер­пел это. По внут­ренней сто­роне бед­ра сте­ка­ет спер­ма впе­ремеш­ку с кровью. Ру­ки мои при­кова­ны к кро­вати, сам я, как ку­сок мя­са, ле­жу и не по­даю ви­да то­го, что я жив… а в ду­ше не­веро­ят­ная боль, все ско­выва­ет, и я зак­ры­ваю гла­за.

Господин улы­ба­ет­ся, за­тем це­лу­ет еще раз ме­ня в гу­бы и ло­жит­ся ря­дом со мной. Шеп­чет на ухо:

- Мо­жешь быть сво­боден, раз­ре­шаю. - Не­уже­ли он за­кон­чил?! Сни­ма­ет це­пи, мои ру­ки сво­бод­ны. Но я все еще не при­шел в се­бя. Все чувс­тва умер­ли, и я окон­ча­тель­но умер.

Так вот, что он имел в ви­ду, ког­да го­ворил, что я вско­ре ум­ру? Он хо­тел это­го? То­го, что толь­ко что сде­лал со мной? Он это за­думы­вал? Бо­же, ка­кие гре­хи я со­вер­шил и как мне их ис­ку­пить?

- Вы ли­шили ме­ня этой сво­боды, о ко­торой го­вори­те. - Нет сил дви­гать­ся. Пы­та­юсь сесть, но ос­трая боль зас­тавля­ет за­ново лечь.

- Да­же не пы­тай­ся, зад­ни­цу сад­нить бу­дет дол­го, есть вре­мя на «по­лежать». Хе-хе-хе


(лан, чувак, закончилось всё, можете перестать ржать.)


- Вы де­мон, из­верг, и да­же в та­кой си­ту­ации Вы сме­етесь. Раз­ве Вам са­мому-то не про­тив­но? Де­вуш­ки не хва­тило?! - у ме­ня на­чина­ет­ся ис­те­рика, сле­зы так и рвут­ся на­ружу, кри­чу. - Что я вам сде­лал! За что вы так со мной?!

Зак­рыл ли­цо ру­ками. Сей­час я прос­то ис­те­рич­ка, ко­торую ис­поль­зо­вали и сло­мали пси­хику. Не­нави­жу! Прос­то не­нави­жу... сдох­нет! Хо­чу, что­бы он сдох! Что­бы ему при­гото­вили са­мые рас­ка­лен­ные кот­лы в Аду! Что­бы он по­чувс­тво­вал то, что пе­режил я...

- Ты сам от­ве­тил на свой воп­рос. Я де­мон, у ме­ня нет чувс­тва сты­да, со­вес­ти или про­чих не­нуж­ных чувств, ко­торые за­име­ли лю­ди. Де­моны — те же са­мые ан­ге­лы, толь­ко пад­шие. Они под­чи­ня­ют­ся Са­тане, они пре­дали ра­ди не­го сво­его Бо­га, от­вер­гли его. Мы хлад­нокров­ны, мы сво­еволь­ны, мы — это мы, на­ша при­рода. Твои вык­ри­ки в мою сто­рону ме­ня не из­ме­нят.

- Вы слиш­ком жес­то­кий, Господин. - Пе­рево­рачи­ва­юсь на жи­вот. Не хо­чу его ви­деть.

У не­го есть де­вуш­ки, да­же де­ти, за­чем ему я? Ему сво­его ма­ло?!

- На то я и де­мон. - Слы­шу, как он ус­ме­ха­ет­ся.

- Скуд­ный де­мон...

- Что ты ска­зал?

- Ни­чего...

Все те­ло бо­лело, я до сих пор чувс­твую, как что-то по­калы­вало. Чувс­твую боль. Уни­жение.

- А я ведь слы­шал, что ты ска­зал.

- И что со мной бу­дет те­перь?

Он ни­чего не от­ве­тил...




Ме­ня кло­нило в сон. Я обес­си­лен, вы­жат, как ли­мон. Про­вали­ва­юсь в царс­тво Мор­фея и лишь на­пос­ле­док слы­шу: «Я при­готов­лю те­бе са­мый го­рячий ко­тел, что­бы ты ис­пы­тал са­мые страш­ные му­ки, Хе-хе-хе...»

«Смерть в ду­ше — то­же смерть. Та­кая же неп­ред­ска­зу­емая и уг­не­та­ющая, сно­сящая все меч­ты и на­деж­ды на сво­ем пу­ти», – за­кон­чил я дав­но изу­чен­ную фра­зу...

Пусть он сдох­нет.
Хорошая история! | Плохая история :(
2 | 0

Следующая крипипаста называется Сумашедшие медсёстры кукоклки Эбби и Джей 2 часть. Предыдущая: Go to hell. Часть вторая. Или попытайте удачу, выбрав случайную.

Мы приветствуем уместные, уважительные комментарии по теме. Пожалуйста, прочитайте правила нашего сайта перед тем, как оставить свой комментарий.

Всего 0 комментариев
comments powered by Disqus