Меню
Лучшие авторы и критики
  1. 明死ん (Город А.)
  2. Mr.Horror (Из Ада)
  3. Silent Death (Голландские туманы)
  4. Артем (Крипипаста)
  5. Арти (Крипипаста)
  6. Теневой Демон (Везде и нигде)
  7. Federico the Purple Guy (Где, где, - в Караганде! )
  8. Практика Хаоса ¯\_(ツ)_/¯ (Завихрения Логруса)
  9. Jeff the Killer (Крипипаста)
  10. Вик Смол (Сычевальня)

Хозяин дома

От автора.

Многабукаф. Как таковым ужасом или крипи не является, скорее легкая мистика. Я предупредил.

Yootooev

1.

Приветливо щекочет усы яркое летнее солнышко. Свежий утренний ветерок обдувает шерстку. Весело заливаются птицы: щебечут воробьи, клокочут чайки, ухают где-то под крышей голуби. Вот бы поймать и съесть кого-нибудь из них!
Когда на большой, двуспальной кровати послышалось шевеление и сонная возня, Кузя лениво повел ухом и приоткрыл один глаз. Вовсю верещал будильник. Молодые мужчина и женщина медленно и неохотно просыпались, что-то недовольно ворча в адрес друг друга. Кузя сегодня спал на подоконнике, рядом с открытым окном. Он и сейчас лежал там, сонно наблюдая за пробуждением хозяев.
Когда они, наконец, окончательно проснулись и отправились исполнять свой утренний моцион, Кузя соскочил на пол и шустро засеменил следом. Котам гораздо проще просыпаться, чем людям. Вбежав в кухню с готовностью комсомольца, Кузя разочарованно остановился в дверях. Миска еще пуста. Значит могут и забыть про кота, а жрать хотелось безбожно. Его и так забыли накормить с вечера.
Кузя старательно потянулся, почесал сначала за одним ухом, потом за другим, после чего уселся в дальнем углу кухни и принялся вылизывать лапу, краем глаза наблюдая, как женщина умывается и чистит зубы. Хозяева всегда так делали: он умывался в ванной, а она на кухне, или наоборот. И куда они так спешили каждое утро?
Через несколько минут люди уже торопливо завтракали. Они обжигались горячим кофе, откусывали по пол бутерброда за раз и при этом ухитрялись буквально на ходу натягивать одежду.
- Опять ты вчера до двух сидел,- ворчала женщина.- Сам не высыпаешься, и мне не даешь.
- Да прекрати ты!- раздраженно отмахнулся мужчина.- Спи себе и спи, кто тебе мешает...
- Ты!
- И чем же, позволь узнать? Музыку я не слушаю, в игры не играю...
- Он шумит.
- Твою ж мать...
Кузе было непривычно слушать, как ругаются хозяева. Но сейчас его это мало заботило. Он еще некоторое время терпеливо и смиренно ждал, но вскоре понял, что это бесполезно, и стал требовать кормежки в открытую. Он терся вокруг людей, то и дело запрыгивал на колени, жалобно мяукал и всякими другими способами напоминал о себе. Но вот прошло каких-то десять минут, и хозяева, закончив завтрак, спешно покинули дом, лишь хлопнув на прощанье входной дверью.
Оскорбленный и разочарованный до глубины души кот смотрел им вслед, и никак не мог поверить, что про него таки забыли. С робкой надеждой он подошел к мисочке и тщательно ее обнюхал. Пахло вкусно. Пахло сосисками, вискасом, вареными яйцами и свежей рыбой. Но то были лишь запахи. Кузьма жадно повел носом, еще раз обиженно посмотрел на дверь и, от нечего делать, пошел проверять свои владения.
Первым делом он зашел в туалет, где находился и его лоток тоже. Там он вяло поскреб по полу когтями (когда один можно особо не стараться), после чего наделал огромную лужу немного поодаль от своего ящика, так, чтобы растекшись, она непременно подмочила ворсистый туалетный коврик... Маленькая месть за большую обиду.
Подергивая пушистым хвостом, Кузьма прошествовал по коридору в кухню. От холодильника исходила сладостная и ароматная благость, цвета хорошо прожаренного мяса. За плитой, как и всегда, чавкал чем-то один из невидимых для людей обитателей дома. Хорошо бы чуть-чуть обделить прожору, да только вот как - он хоть и старый, но шустрый. Кузя жадно облизнулся и двинулся дальше.
Войдя в единственную комнату он долго и пристально вглядывался в ковер, висевший на стене. Нет ли чего подозрительного за ним? Это была очень нехорошая стена, а жилище, что находилось за ней, так и вовсе представлялось коту сущим адом. Там всегда звучали пьяные голоса и непонятные вопли. Кузя не любил эту стену, потому что видел то, что недоступно человеческому глазу - внушительных размеров затемнение, что-то вроде дымки повисшей под потолком сразу слева от входа. Аккурат у этой стены. Кот не знал, что по соседству находится притон, но зато он прекрасно ощущал гнетущую ауру того места. В каждой квартире и каждом доме есть такой "нехороший" угол.
Вообще Кузьме с углами не везло категорически. В том, что находился у окошка, напротив "черного пятна", хозяйка устроила домашний иконостас, так как была человеком глубоко верующим. На двухъярусном киоте, украшенном узорчатой резьбой, располагалось с полдюжины свечей, Псалтырь и пять икон разной величины. Кузя не чувствовал от иконостаса ни добра, ни зла, но сила и энергетика, что исходила от него не давала коту приблизиться к святыням ближе, чем на метр. Этот угол в прямом и переносном смысле излучал не земную, но скорее небесную силу: аура его искрилась золотом и источала настолько яркий свет, что невозможно было даже смотреть на нее, не прищурившись.
В третьем углу жил домовой. Дряхлый карлик с густой гривой нечесанных волос и длиннющей спутанной бородой вечно сидел у батареи и, бурча что-то себе под нос, день за днем старался эту самую бороду распутать. Кузя относился к старейшине дома снисходительно, даже с долей почтения, а потому старался лишний раз не соваться на его территорию.
И только четвертый угол в комнате был свободен. Там хозяева к великой радости кота поставили кровать, где Кузьма и проводил большую часть своего свободного времени, зорко приглядывая, чтобы никто из обитателей дома не безобразничал. Здесь было хорошо и уютно, а стены мерцали приятным зеленоватым свечением.
Минут пять Кузьма бесцельно побродил по квартире, тоскливо выглянул в кухонное окно и уже собрался было завалиться на боковую, как вдруг услышал звук открываемой двери. Кот встрепенулся, повел мордочкой в нужном направлении и, не веря своему счастью, вприпрыжку кинулся в коридор. Хозяин!
- Черт, черт, черт...- мужчина, не снимая кроссовок, проскакал на одной ноге к холодильнику.- Совсем же про тебя забыли, дружок...
Кузьма радостно задрал хвост и со всей своей кошачьей любовью мешался под ногами. Только каким-то чудом мужчине удавалось устоять на одной ноге, при этом не отдавив домашнему любимцу лапу или хвост. Он достал из холодильника банку вискаса, привычным движением сдернул крышку и вывалил половину лакомства в кошачью миску, после чего так же спешно покинул квартиру.
"А за ушком почесать?.."
Кузя секунду размышлял, стот ли обижаться, решил, что не стоит и с довольным урчанием принялся за трапезу.
Вот так вот - хозяева хорошие! Только с туалетом как-то неудобно получилось...

2.
Кузя ошалело носился за проклятым огоньком. Лапы его беспощадно проскальзывали по паркету, тело извивалось дугой, собственный хвост щекотал по носу, но бестелесная красная точка неизменно ускользала от лап и зубов маленького хищника. За свои два года Кузя поймал несчетное число мух, трех мышей и не меньше дюжины разных темных сущностей, проникающих в дом то из канализации, то через вентиляционное отверстие, а иногда и просто просачивающихся сквозь стены и входную дверь. Все это не составляло для него труда, в отличии от красного огонька, который по-прежнему оставался непобедимым. Вот и сейчас Кузя обессиленно плюхнулся на пол, не в силах больше твердо стоять на лапах после тридцати бешенных кругов. Опять ушел. Он всегда уходит, но когда-нибудь Кузя его непременно поймает!
Мужчина отложил в сторону лазерную указку, взял питомца на руки и добродушно засмеялся.
- Дурачок ты, дурачок,- проговорил он, поглаживая кота.- Охотник, как никак. Только глупый. Дурачок...
Кузя не понимал, почему хозяин всегда так хохотал, наблюдая за потугами любимца изловить красного злодея. Что здесь смешного? Разве хозяин не хочет так же сильно, чтобы его кот поймал назойливого гостя? А может быть они были как-то связаны между собой? Стоит подумать об этом на досуге.
Вскоре вернулась хозяйка, и Кузя поприветствовал ее, потершись о ноги сначала одним, потом другим боком. Та в ответ улыбнулась и почесала ему шейку и брюшко. Приятно так, что аж мурашки по шкуре! Вообще-то, если посудить справедливо, хозяйка относилась к нему более нежно и ласково. У нее не было привычки носиться за ним по всему дому с дикими воплями, вытирать об него жирные руки после еды, тихо подкрадываться к спящему и неожиданно пугать, да так, что кот со всех четырех лап подпрыгивал едва ли не на метр. Но хозяин оставался хозяином - так молвила кошачья душа.
Вечер прошел привычно, спокойно и чрезвычайно приятно. Хозяйка готовила ужин, хозяин бездельничал за компьютером, кот в полудреме наслаждался тихим вечерком. Поужинали все вместе, расположившись напротив телевизора. Кузе выделили целую куриную ножку, чему он был несказанно рад.
Наступила ночь. Хозяева выключили телевизор, потушили свет и в обнимку легли спать, а Кузя, еще на раз проверив, все ли в порядке в доме, устроился поудобнее между ними и с пол часа мурлыкал нараспев свои кошачьи сказки. После чего уснул и сам.

3.
Он проснулся посреди ночи, но даже не шелохнулся, а лишь приоткрыл наполовину один глаз. Интуиция и чутье у кошек являются такими же нормальными инструментами восприятия реальности, как слух или, к примеру, зрение. Именно шестое чувство и разбудило Кузю. Что-то было не так. Кот поднял голову, но не увидел ничего необычного. Все те же предметы, мебель, техника. В ближнем углу чернеет маслянистая дымка, в дальнем золотится ослепительно-яркой аурой иконостас, домовой никак не справится с бородой и недовольно кряхтит. Все, как всегда.
Кузя неслышно спрыгнул с кровати и вышел в центр комнаты. Внешнее спокойствие этой ночи не могло обмануть его. Это как если бы вы дома размышляли над тем, случилось ли что-то подозрительное, получив за минуту до этого по голове табуреткой. Тревожное чувство усилилось. Кузя изо всех сил напряг свой острый слух и чутье. За нехорошей стеной, как и всегда, звучала музыка, раскатистый хохот и чья-то ругань, которая мало по малу переростала в настоящий скандал.
- За каким чертом ты это сделал? Твою мать, наркоман ты чертов!..
Кузьма был настолько обеспокоен, что даже и не подумал прилечь. Он так и сидел в центре комнаты несколько часов. В какой-то момент робко заверещал в своем углу домовой. Его тоже терзала непонятная тревога. Кузя уже явно ощущал, что творится недоброе; словно тени и призраки вдруг разом принялись бесноваться, готовить какую-то пакость, а до него еще просто не успели добраться. Так чувствовал бы себя человек, находясь в центре пожара.
Минуты длились невыносимо долго, напряжение становилось все сильнее и сильнее. Хотелось спать, но Кузя не мог, не имел права этого делать. Он прошелся взад и вперед, не отрывая при этом взгляда от проклятой стены. Вдруг он заметил, как темнота в "нехорошем" углу заметно сгустилась. Дымка уже не просто чернела на стене и потолке, а откровенно коптила, вот-вот готовая полыхнуть языками пламени. Струйки черного дыма потекли на пол, сначала всего несколько, затем все больше и больше, стекаясь постепенно в некое подобие фигуры. Кузьма в шоке наблюдал за происходящим. Тень разрасталась, с каждой секундой становясь все больше, и вскоре перед котом возникла невиданных до селе размеров темная сущность, величиной почти с человека.
Вообще-то Кузя никогда не боялся ни призраков, ни разного рода сущностей. Он был котом и котом храбрым, пусть и молодым. Ему уже не раз приходилось защищать свой дом и своих хозяев. Как-то весной из соседнего притона к ним в квартиру прямо через стену просочился призрак умершей девушки. Кузя в тот момент занимался своими делами под диваном и обнаружил гостью не сразу. Почуяв неладное, он тут же бесстрашно выскочил ей на встречу. Бесчувственное и отрешенное лицо призрака в тот же миг исказилось, превратившись в отвратительную и злобную гримассу. Девушка зашипела, но это ни коим образом не напугало Кузю. Он зашипел в ответ, изогнул дугой спину, распушил хвост и решительно двинулся навстречу незванному гостю. Приведение сжалось едва ли не вдвое, заметалось из стороны в сторону и, поняв, что кот не отступит, отправилось восвояси. В тот день Кузя как никогда был горд собой и потребовал на ужин от хозяев двойную добавку.
Про темных же сущностей не стоило и говорить: этих маленьких тварей Кузьма гонял едва ли не с удовольствием. Мелкие выплевки злобы, сгустки отрицательной энергии не могли напугать кота. Но только не в этот раз...
Кузя опешил. Такой громадины ему видеть еще не приходилось. Он испугался так, будто снова оказался месячным котенком в зубах ротвейлера. В ужасе кот кинулся под диван и, приглушенно рыча, стал наблюдать за действиями ночного гостя. Тень еще несколько минут бездвижно парила в воздухе, набирась сил от последних струек дыма, после чего неспеша двинулась вглубь комнаты. Это чертовски не понравилось коту, но ему хватало решимости только на угрожающее рычание. Страх, охвативший животное, не мог сравниться ни с чем, даже с огнем.
Сущность тем временем пересекла комнату и приблизилась к углу, где утопали в золотом блеске иконы, свечи и Святое Писание. Она протянула в сторону святынь что-то вроде руки, не то желая прикоснуться к ним, не то норовя пронзить своей злобой прекрасное сияние ауры. Но ни того, ни другого ей сделать не удалось: когда "рука" приблизилась на слишком опасное расстояние, послышался неприятный свист, громкое шипение, а затем звук, более всего напоминающий глухой удар. Вы можете верить в Бога, а можете не верить, но так или иначе вещи, которым люди отдают частичку своей души, волей неволей обретают силу. Христианские святыни, гордо покоившиеся на своей полке, как раз были такими вещами, и их золотое сияние от встречи со злым духом не померкло даже на полтона.
Тень с недовольным и болезненным стоном отпрянула назад. Еще с минуту она кружила вокруг иконостаса на почтительном расстоянии, но вновь приблизиться не решалась. Скорее всего она пришла за ним, а даже если и нет, то ненавистные иконы в любом случае мешали ее планам. Наконец, сущность остановилась и снова бездвижно повисла в воздухе, словно размышляя над своими дальнейшими действиями. Тьма разливалась от нее в разные стороны, приглушая свет уличного фонаря; повеяло замогильным холодком.
Домовой, до этого не проронивший от ужаса ни звука, жалобно заскулил. Бездомная собака на улице залилась отчаянным лаем, будто желая прогнать прочь неожиданно разгулявшийся ветер. Хозяин пробормотал во сне какую-то бессмыслицу и перевернулся на другой бок. Как раз на последнее тень обратила особое внимание. Когда хозяин лопотал что-то в духе: "Олокла-молокла... пусуть-мутусуть...", тень вздрогнула и немного подалась вперед. Не смотря на то, что у нее не было ни рук, ни ног, ни лица, по ее виду можно было понять, что выход из сложившейся ситуации найден.
Наблюдая за ее передвижениями, Кузя перестал даже рычать. Только время от времени облизывался и дрожжал всем телом. Чувствовал он себя оскорбленно, как самая распоследняя шавка, загнанная под кровать бесцеремонным гостем. Он - гордый и смелый кот,- униженно забился под диван, дрожжал всем телом и безропотно наблюдал, как в его доме хозяйничает какая-то тварь! Это чувство довлело над всеми остальными, даже страхом.
Но и страх был силен. Когда тень вновь стала перемещаться к центру комнаты, Кузя запуганно попятился назад. Еще глубже, как можно глубже, лишь бы подальше от этой твари! Он снова зарычал, но на этот раз рычание скорее походило на хриплое скуление. Грешным делом Кузьма уже подумывал сбежать на кухню, или в ванную комнату, пока еще не поздно. Он прижался к стене и развернулся к опасности боком: коты и кошки всегда так делают, когда боятся. С одной стороны это позволяет не видеть всего того, что их напугало, с другой они могут отмечать боковым зрением все движения, а с третьей это дает возможность в нужный момент что есть сил рвануть вперед и уйти от атаки. Кузя на секунду закрыл глаза и снова облизнулся. Сейчас он с радостью предпочел бы побегать от стаи голодных собак, нежели находиться в одной комнате с этим жутким созданием.
Открыв глаза, он к своему еще большему ужасу не обнаружил тени на прежнем месте. Может быть это боковое зрение дало сбой? Он повернул морду в сторону комнаты, но тени не увидел, хотя Кузя по-прежнему ощущал ее каждой своей шерстинкой и каждым усом. Снова беспокойно заворочался хозяин.
"Нет! Только не это!.."
Кузя в долю секунды понял РЯДОМ С КЕМ сейчас находился зловещий гость. Ну уж нет, этого не случится! Страх отпал, в голову ударила глухая безотчетная ярость. Шесть встала дыбом, хвост распушился и сейчас скорее напоминал не кошачий, а белечий, вдоль спины вырос заостроенный кверху гребень, пасть раскрылась в хищном оскале.
Никто не тронет хозяев!
Кузя подобрался, напрягся и, издав короткий рык, метнулся к краю дивана. Не думая о последствиях, он выскочил наружу и в тот же миг понял, что не ошибся: тень низко зависла над хозяином, словно готовясь сделать что-то ужасное. Ярость переполняла Кузю, затуманивала разум, кружила голову.
Он вскочил на подлокотник дивана, изогнулся даже не дугой, а крюком, протяжно взвыл и зашипел. От испуга и неожиданности тень сжалась, приняв более или менее схожие с овалом очертания, и предусмотрительно переместилась обратно в центр. Зависнув прямиком под люстрой, она, казалось, внимательно изучала взявшегося из ниоткуда противника. Кузя тем временем переступал с лапы на лапу, намеренно цепляя обивку дивана, и терпеливо ждал от врага следущего шага. Тень не заставила себя ждать. Увидев, что ее планы нарушил какой-то кот, она негодующе раздулась и двинулась вперед. Но Кузя был готов к этому. Он соскочил с подлокотника на пол, широко расставил лапы и мелкими, но невероятно быстрыми шажками ринулся в атаку.
И снова тень отпрянула, оказавшись теперь у окна. На этот раз Кузя не собирался давать ей времени на передышку. Не останавливаясь, он стремительно обошел тень сбоку, вскочин на подоконник и двинулся прямиком на нее. Кот шипел так, что ярость вырывалась из него резкими плевками. Сейчас он уже не был просто котом, превратившись в единый комок праведной ненависти и негодования. Тень явно не ожидала такого напора и растерялась. Она уменьшилась в размерах сильнее прежнего, осторожно отодвинулась от окна и принялась шататься из стороны в сторону, подобно маятнику. Кузя видел, он прекрасно видел, что хитрая сущность понемногу отдаляется от него в сторону дивана. Одним прыжком кот преодолел разделявшее их растояние и отрезал врагу все пути к отступлению. Окончательно сбитая с толку, тень замерла. Ее в прямом смысле зажали в угол, сущность оказалась в ловушке: сзади продолжал блистать ужасной, убийственно яркой аурой гадкий иконостас, а спереди, захлебываясь в своей неистовой злобе, расхаживал кругами кот. Он намеренно не завершал полный круг, оставив врагу один единственный выход - обратно, к себе. Ведь Кузя и сам все еще не представлял, чем может навредить проклятой тени. Оставалось только блефовать.
И он выиграл.
Тень уменьшилась до размеров воздушного шарика и осторожно, по стеночке поползла к своему углу. Кузя проявил вежливость, проводив незванного гостя до выхода, а когда сущность убралась обратно в сумрачную дымку на потолке, он взгромоздился на подоконник и гордо выдохнул. Сейчас ему как-никогда хотелось победно зарычать, да так, чтобы вся округа слышала этот рев. Но он не был львом, он был всего лишь домашним котом.
- Кузя! Кузьма, ты чего?
- Взбесился, что ли?
Только сейчас кот обратил внимание, что хозяева уже не спят, а оба сидят на диване и изумленно наблюдают за своим маленьким питомцем. Разумеется они не видели тени, как не видят домового, цветовой игры аур, темных сущностей, призраков и всего того, что доступно глазу кошки. Кузя не винил их в этом. Уже спокойнее и грациознее он спрыгнул на пол и забрался в ноги к людям.
- Малыш, ты чего?- женщина ласково принялась гладить его по шерстке.- Привиделось что-то?
- Надо бы поменьше его кормить,- проворчал хозяин, забираясь обратно под одеяло.- Совсем сдурел, весь дом на ноги поднял.
- Может быть, у нас мышь?
- Не знаю... Может и мышь... Спокойной ночи.
- Спокойной.
Хозяйка еще долго гладила Кузю и чесала за ушком. Он отдышался, устроился поудобнее и едва слышно замурлыкал. Кузя знал, что тень, потерпев сразу два унизительных поражения, но получив при этом необходимую информацию, непременно пожелает взять реванш. Он чувствовал ее близость, ее невероятную силу, коварство и злобу. Реванш будет, но уже не сегодня. Близился рассвет и приключения этой ночи были позади. Враг бежал, дом в безопасности. Кот молодец.

4.
Наступившее утро огорчило Кузю новыми чувствами. Вернулся ночной страх. Ощущение постоянной опасности и тревоги засело внутри, как изрядно подгнившая заноза. Вместе со сном из головы вывестрились и недавняя ярость хищника, и бесстрашие последнего защитника, и желание самого крупного самца рычать на всю округу и знать, что тебя слышат. Именно такой самец засыпал вчера в ногах у хозяев, милостиво подставив брюшко для почесывания, а утром, на том же месте, опять проснулся Кузя - маленький домашний кот, беззаветно любящий своих хозяев, домашний комфорт и вкусно покушать. Разумеется, вздумай тень сейчас вторгнуться на его территорию, тот самец вернулся бы и прогнал врага немедля. Но так хотелось просто быть Кузей!
Окончательно проснувшись, он поднялся на четыре лапы, хорошенько потянулся и принялся тщательно вылизывать шкуру. Кузя делал это долго, основательно, так, будто это заботило его сейчас сильнее всего на свете. На кухне хозяева гремели посудой и коротко переругивались друг с другом. Вскоре это вылилось в откровенную перепалку.
- Хватит!- недовольно воскликнул мужчина на очередную колкость жены.- В конце-концов не тебе одной чертов кот выспаться помешал!
- Да при чем тут кот?
- При том! Ты когда не высыпаешься, вечно начинаешь срывать на мне свое раздражение! Кому это понравится?
- Я не срываю, просто ты сам еще раньше говорил...
Кузя с недовльством выслушивал подобные прения. Что-то в последнее время хозяева частенько стали ругаться. Раньше такого не было. А ведь это сказывается не только на их отношениях, но и на общей атмосфере в доме и без того изрядно подпорченной минувшей ночью. Кот поразмышлял с минуту и не пошел на кухню. Есть не хотелось совершенно.
Когда хозяева ушли, он еще долго лежал на своем месте, хмуро переводя взгляд с одного угла на другой, с иконостаса на черноту и обратно. За стеной, судя по звукам, шумно протекала очередная попойка. Домовой все еще жалобно поскуливал и беспокойно ворочался. Его можно было понять. Кузьма и сам шкурой ощущал близость врага. Нет, тень не ушла. Она только временно отступила и уже сейчас готовила какой-то коварный план.
Прошло несколько часов, прежде чем Кузя поднялся с незаправленной кровати, встряхнулся и решительно спрыгнул на пол. Нельзя сказать, что у него возник некий план действий (кошачий мозг, что ни говори, не ровня человеческому), скорее сформировалась определенная логика поведения во вновь сложившихся обстоятельствах.
Первым делом кот отправился на кухню и, без особого желания, позавтракал, съев все, что оставили ему хозяева. Нужно поддерживать себя в тонусе и сытости, какие бы неприятности с тобой не происходили. Затем он проверил свои владения, разогнал прочь всех темных сущностей, тщательно пометил углы и хоть сколько-нибудь заметные потемнения. Да, от хозяев влетит по полной, но эта мера казалась коту необходимой, как необходимо воинам в бою установить свое знамя над удерживаемой крепостью, будто сказав тем самым - это мое! А ведь Кузя тоже был сейчас в крепости. В крепости с единственным укреплением в лице иконостаса, и одним... Кузя оценивающе глянул на дряхлого домового... одним защитником.

5.
Поздним вечером того же дня произошло еще одно неприятное событие - их дом посетил призрак. Это был призрак кота: слабый, зыбкий, готовый вот-вот окончательно раствориться в свете электрической лампочки. Он вынырнул из стены, граничащей с притоном, и, едва добравшись до противоположного края комнаты, расплатался на полу. Кузя не сразу почувствовал и увидел его, до такой степени был избит и ослаблен горемыка. Кот опастливо приблизился к гостю. Тот с трудом поднял голову, измученно посмотрел в глаза собрату и улегся вновь, сгорая в мучительной даже для призрака агонии. Соседский кот, а точнее то, что от него осталось, был беспощадно изранен и искалечен. Кузя сразу понял, что осталось бедолаге совсем недолго. Он скорбно сел рядом, не зная, чем помочь, а когда призрак окончательно исчез, медленно повернул голову на злосчастную стену.
Так вот, что произошло там.
Кузя сразу понял, что это предостережение. Еще недавно соседский кот был жив. И жил. И любил своего хозяина, как и положено любому коту. Любил, не смотря ни на что. А теперь от него не осталось даже призрачной сущности. Что тут может быть неясного?
Кузя взобрался на подоконник и задумчиво посмотрел на Луну. Сейчас он отчаянно жалел, что вырос дома, а не на улице. Будь он дворовым сорвиголовой, откормленным на помойках, закаленным в драках и забывшим, что такое боль и саможалость, он сейчас вообще бы не задумывался, а просто спокойно ждал нового визита проклятой тени. Но он вырос дома, хотя и был родом с улицы. Иногда в голове мелькали какие-то обрывки памяти: холодный сарай, гигантские крысы, рев моторов, собаки. Но все это стерлось, осталось позади. Кузя был воспитан в атмосфере любви и сытости, этакая холеная домашняя зверушка. А теперь этой зверушке предстояла война с опасным и коварным врагом.
Кузя как мог давил в себе чувство собственной ничтожности, подспудно оплакивая горькими слезами свой нарушенный покой. А тем временем из подъезда вышел человек с небольшим свертком в руках. Он закурил и, покачиваясь из стороны в сторону, двинулся в сторону помойки. Дойдя до баков, он положил сверток чуть поодаль, торопливо докурил, похлопал по свертку ладонью и снова зашел в подъезд. Все это время Кузя наблюдал за ним, а потом, когда незнакомец скрылся из виду, уловил своим острым кошачьим слухом пьяное ворчание, доносящееся с лестничной клетки.
- Сволочи... Вот ведь сволочи... Чего натворили... Гады...
Вскоре пьяный голос стих за хлопнувшей дверью. Кузя снова уставился в окно. К свертку, что покоился у мусорного бака, уже подбирались бездомные собаки, жадно принюхиваясь и облизываясь. Они умели ловить голубей, охотиться на крыс, питаться помоями и отходами - не побрезгуют и этим. Кузе не хотелось смотреть, что произойдет дальше. Он спрыгнул с подоконника и уселся неподалеку от домового. Если бы он умел говорить, хотя бы даже мысленно, он обязательно произнес несколько прощальных слов.

6.
Наступившей ночью тень явилась снова. Явилась нагло и не таясь, уверенная, что жуткое предостережение подействует на единственного защитника дома должным образом. Но не тут-то было. Кузя уже ждал. Этой ночью он не пошел спать к хозяевам, а выжидательно сел прямо на компьютерном столе, под самым пятном, так, что тень, едва оказавшись в комнате, нос к носу столкнулась с проклятым котом. На этот раз Кузя даже не шелохнулся, хотя ужас мгновенно прокатился по его тельцу, от сердца и до кончика последней шерстинки на хвосте. Он не стал рычать, гнуть спину и выпускать когти, как бы показывая всем своим видом: двинешься с места - знаешь, что будет.
Тень замерла в нерешительности. В ее облике не было как такового страха. Скорее это походило на удивление смешанное с испугом, как пугается человек, которого неожиданно хлопнули сзади по спине. Кот сидел не просто близко, а экстремально близко, не оставив ни единого лишнего сантиметра на маневр.
- Дорогая... Дорогая...
Голос прозвучал с кровати. Хозяин для чего-то будил хозяйку.
- Дорогая!
- Что?
- Погляди на Кузю.
- Что с ним?
- Погляди...
Какое-то шевелиние, секундная пауза и лаконичное "Угу".
- Странный он в последние дни,- резюмировал хозяин и перевернулся на другой бок.
Кузя, отвлекшийся было от немой дуэли, снова уставился на противника. Тень провисела на одном месте еще несколько минут. Потом сжалась и медленно-медленно убралась прочь, намеренно демонстрируя свою неспешность и словно говоря: "Ничего-ничего, я все равно доберусь до вас". Кузя проводил ее суровым взглядом, рыкнув все же на прощанье.
Словно отвечая: "Еще посмотрим".

7.
Шло время. День сменялся ночью, ночь утром, а утро одиночеством и бесконечными часами размышлений над тем, что же делать. Он лежал и угрюмо переводил взгляд с одного угла на другой. До конца не было ясно, какая же конечная цель у врага. Иконостас? Хозяева? Территория? Или же сам Кузя? Иконостаса тень боялась, Кузю - тоже, а вот хозяев нет. Она всегда являлась из одного и того же угла. Что-то это значило, но что? Кузя не мог понять.
Вечерами и ночами Кузя ответственно заступал на "вахту". Но тень, по всей видимости, избрала новую тактику. Она выжидала. Ночь за ночью Кузя, уже весьма изможденный, ждал появления врага на боевой позиции. Но враг все не приходил. Чего он ждал? Неясно.
Хозяева заметили изменения в поведении кота. По ночам то один, то другая просыпались, что-то говорили ему, иногда даже насильно переносили на кровать, но он с завидным упорством перебирался на свой пост. Не смотря на то, что это многого ему стоило: бессоница и постоянная тревога изматывали несчастного кота, оставляя все меньше и меньше сил на предстоящее сражение.
А он знал точно, что это сражение будет.

8.
Кузя, ощеперившись и вздувшись, словно пузырь, забился под диван. Вот и явился тот негодяй, что время от времени портил ему жизнь до появления проклятой тени. Он выл, как адский демон, гудел громче всякого мотора, но что хуже всего, командовал им не кто-нибудь, а любимый хозяин. Кузя с испугом и злобой смотрел на дьвольскую машину, в то время, как хозяин, насвистывая себе под нос что-то непринужденное, спокойно пылесосил...
Наконец, ужасное гудение стихло, хозяин убрал монстра в кладовку, и Кузя выбрался из укрытия. Хозяева что-то обсуждали на кухне:
- ...ну, не ленись. Мужчина ты, в конце-концов?
- Эва, как началось!.. "Мужчина"! Там сервант забитый книгами и шмотками. Как я это один сделаю?
- Блин, хочешь я тебе помогу?..
- Ага, сейчас же... Хрен с тобой, готовь ужин, что-нибудь придумаю.
- Давай я помогу?
- Ну, хватит уже! Каким образом ты поможешь мне двигать сервант?
- ...
- То-то и оно. Готовь, давай. Справлюсь.
Хозяин задумчиво прошел в комнату, почесывая затылок. Подошел к шкафу с одной стороны, затем с другой, снова почесался. Встал между шкафом и стеной, уперся ногами в деревянную стенку и, отчаянно кряхтя, передвинул сервант ближе к кровати. Посмотрел на результат, недовольно выругался и повторил процедуру, передвинув сервант еще на несколько сантиметров. Оставшись доволен, хозяин примерился к небольшой тумбе и одним рывком переставил ее на освободившееся место. Побеспокоенный домовой что-то недовольно проворчал, но человек, разумеется, этого не слышал.
Кузя без особого любопытства наблюдал за действиями хозяина со спинки кресла. Раньше он любил подобную суету: мешаться под ногами, изучать и обнюхивать новые пространства, а то и просто носиться по всей квартире. Сейчас он был слишком утомлен. Но эта домашняя суета успокаивала, отвлекала и как-то убаюкивала. Кузя ненадолго задремал, закрыв один глаз, а другим уже по привычке наблюдая за иконостасом и черным пятном.
- Эй, старик, не хочешь помочь?- хмыкнул хозяин, не отвлекаясь от перестановки.
Кузя приоткрыл второй глаз. И в этот момент его как молнией поразило. Он еще раз посмотрел на иконостас, на пятно и на хозяина, заканчивающего делать перестановку. Ну, конечно! Это и есть выход! Решение всех проблем!
Взволнованный собственным открытием Кузя соскочил с места и прошелся взад-вперед. Вот оно! Гигантская сущность оба раза проникала в дом через темное пятно в углу. Ни разу Кузьме не удалось найти ее следы где-то в другом месте, например, на кухне. Означать это могло только одно: темное пятно над компьютером есть ни что иное как ее единственный путь в дом Кузи. При этом он хорошо помнил, как эта тварь пыталась приблизиться к церковной утвари и что из этого вышло. А значит необходимо перевесить иконостас в другой угол и темная тварь уже никак не сможет проникнуть к ним. Только и всего...
Но как?
- Эй, Кузьма! Ну не мешай!- воскликнул мужчина, в то время, как Кузя отчаянно терся об его ноги.- Чего ты? Проклятье, разбудил на свою голову!
Кузьма не унимался и, наконец, ему удалось привлечь к себе внимание. Хозяин плюхнул на кровать огромную груду верхней одежды и сел рядом с любимцем на корточки.
- Ну, и что же ты хочешь?
Радостный Кузя отмахнулся от руки, тянущейся к его ушку, и пулей метнулся в нужный угол. Там он принялся отчаянно мяукать и извиваться юлой, разве что пальцем не показывая на иконы.
- Ох, безобразник,- хозяин поднялся и снова взялся за работу.- Некогда мне с тобой играть.
Да какие могут быть игры! Кузя снова подбежал к мужчине, не раздумывая укусил за большой палец и буквально повис когтями на штанине.
"Ну же! Ну! Включи мозги!"
- Кузя, мать твою! Не мешай!
С этими словами хозяин бесцеремонно отбросил кота в сторону. Тот не унимался еще несколько минут, но, поняв тщетность своих стараний, разочарованно улегся на кровати. Пятно в углу едва заметно пульсировало, будто насмехаясь над неудачей Кузи.
Надо подумать.

9.
Закончив с уборкой, хозяева уселись перед телевизором. Они пили чай, ели конфеты и печенья, что-то неспешно обсуждали, а Кузя в это время обдумывал дальнейший план действий. Сдаваться он не собирался, хотя несообразительность хозяина нимало огорчила кота.
Для начала он решил показать, что угол над компьютером нехороший. Показать по-своему, по-кошачьи. Кузя воровато пробрался за кресло, оказавшись ровнехонько под пятном, и, когда в комнате наступила относительная тишина, стал отчаянно скрести когтями по голому паркету.
Реакция последовала немедленно.
- Чего это он...
- Кузя, шельма ты такая, ты что творишь?
Взбешенный хозяин тут же подскочил к столу и заглянул за кресло.
- Убью!
- Вот-вот, милый,- смеялась тем временем женщина,- сколько раз я тебе говорила, чтобы ты почаще убирал возле компьютера! Теперь кот считает это туалетом.
- Очень смешно!- буркнул в ответ мужчина.
Кузя вышел из укрытия и призывно посмотрел хозяину в глаза.
"Теперь ясно?"
- Надо будет там водой с уксусом промыть...
- Для чего?
- Чтобы отвадить. Кошки этого не любят.
С этими словами хозяин уселся обратно к жене. Недовольный Кузьма выждал несколько минут, после чего повторил трюк.
- Слушай сюда, кот,- говорил не на шутку разозлившийся мужчина, уже самостоятельно вытаскивая Кузю из-за кресла,- если ты еще раз так сделаешь, я тебе ухо откушу!
Кузя сделал вид что понял. Он честно затаился почти на час и накак не давал о себе знать. В его планы не входило злить хозяев, хотя это, как показала практика, было неизбежно. Он хотел всего лишь показать им, что перестановка еше не закончена, что нужно продолжить, для их же в первую очередь блага.
Но хозяева, как ни в чем не бывало, продолжали смотреть телевизор и обсуждать какие-то глупости. Кузя вернулся с кухни, где за пять минут до этого почти полностью осушил свою миску с водой, непринужденно прошел через всю комнату, прицелился и напрудил огромную лужу аккурат под иконостасом. И только после этого снова стал активно работать лапами.
- Опять начинаешь!?
- Ах! Ты посмотри, что он наделал!- воскликнула хозяйка, относившаяся до этого к проказам любимца с долей юмора.
- Какой подлец! Иди скорее за тряпкой!
Кузьма тем временем юркнул под диван и забился в дальний угол. Как ни странно, вытерев лужу, хозяева не стали ругать кота, а вместо этого разругались между собой.
"Еще не лучше!"
После очередной неудачной попытки, Кузя запаниковал. Неужели из его затеи ничего не выйдет? Ведь вот же оно решение всех его бед, совсем рядом, ан-нет - близок локоток, да не укусишь!
Он опять задумался над своим положением.

10.
В мрачном настроении Кузя просидел под диваном больше часа, краем уха прислушиваясь сначала к тому, как хозяева ругаются, а потом как мирятся. Вскоре они стали готовиться ко сну. Женщина расправляла кровать, стелила простыни, взбивала подушки и меняла пододеяльники, в то время как мужчина разделся до одних трусов и, прихватив с собой кружку остывшего чая, плюхнулся за компьютер.
- А где Кузя?
- Бог его знает, гуляет где-то.
- Кузя, Кузя, Кузя! Ты куда спрятался, безобразник?
Коту совсем не хотелось выползать наружу. Интонации хозяев говорили об одном - они уже напрочь забыли о его проделках. А нужно, чтобы не забывали! Нужно чтобы это вертелось у них в голове: где и что сделал их кот! Тем не менее, Кузя вяло выполз из под дивана и вскочил на подоконник, являя себя миру.
- Вот он, маленький.
- Ага.
Кузя с тоской выглянул в окно. Он вспомнил призрак несчастного кота, приползшего к нему из притона, вспомнил сверток на помойке и пронзительной холодок, что появляется при одном только воспоминании о темной сущности. Он повернул голову назад и прищурился: в дальнем углу коптит черное марево, в ближнем сияет иконостас, аура которого одинаково чужда и опасна, как для ночного гостя, так и для самого Кузи. Кот медленно развернулся в сторону комнаты. Отчаянная, совершенно безумная идея пронеслась в его голове, но решиться ее испольнить мог только... Да, никто!
От страха и волнения Кузя поджался и жалобно заурчал. Потом облизнулся, несколько раз моргнул и, наконец, подобрался, готовясь, возможно, к последнему в своей жизни прыжку. Несколько секунд он смотрел на болезненно яркое свечение икон, хотя для него это было равносильно долгому взгляду на полуденное солнце, после чего изо всех сил оттолкнулся задними лапами от подоконника.
Уже в следующее мгновение иконы и свечи с грохотом посыпались на пол. Вслед за ними полетел и ошеломленный Кузя. Все, что происходило вокруг в следующие несколько минут, слилось для него в единый клубок звуков и ощущений. Он потерял счет времени и чувство собственного тела. Удар, именно удар пришелся не по спине (хотя и по спине кот тоже получил упавшей последней иконой), не по голове, а прямиком в душу. Все, что было в нем духовного, не материального и невидимого для человека, пронзило сотней раскаленных игл, сдуло прочь обжигающим ветром, прошибло насквозь безупречно ярким светом. Это действительно походило на мощный удар, только гораздо более страшный, нежели те шлепки тапочком, что посыпались на кота вскоре от хозяев.
Звуки смешались в одну громкоголосую, кричащую катавасию, безжалостно давившую на уши. С трудом соображая, что вообще происходит, Кузя вырвался из рук разгневанной хозяйки и снова забился под диван. Там он, чуть живой, просидел всю ночь, то и дело погружаясь в тяжелую, больше похожую на бред, дрему.

11.
Утро не принесло особого облегчения. Когда Кузьма выбрался из своего укрытия, дома был только хозяин. Кота все еще мутило и бросало из стороны в сторону, но больше всего его беспокоили провалы в сознании: вот он сидит у дивана, а вот бредет по коридору в сторону кухни. И все это мгновенно, незаметно для самого Кузи. Как продолжать бороться в таком состоянии?
- А, вот и ты, задница,- усмехнулся мужчина, закуривая прямо на кухне.- Ты хоть знаешь, чего мне вчера стоило ее успокоить? Сам под диван, а хозяин расхлебывай, да?
Кузьма сел у дверей и стал сонно клевать носом.
- Ладно, что с тобой делать... Давай хоть накормлю тебя.
Мужчина достал из холодильника ливерную колбасу, порезал ее на кусочки и наложил питомцу полную миску. Потом взял кувшин и налил воды. Есть Кузьме не хотелось совершенно, а вот жажда замучила его еще с ночи. Он подошел к миске и уже склонился к ней, как вдруг его передняя лапа подогнулась и он неуклюже ткнулся мордой прямо в воду.
- Эй, старик, что с тобой?- обеспокоенно спросил хозяин.- Не заболел ли ты часом?
Водная процедура немного взбодрила Кузю. Он встряхнулся, слизнул капли с усов и, собравшись с силами, приветливо потерся об ноги хозяина. Дескать, все в порядке - с каждым бывает.
- Ну, ты артист,- засмеялся мужчина.
Со второй попытки Кузьма вдоволь напился и не без труда перебрался обратно в комнату. Там он удостоверился в своих худших опасениях: иконы вновь стояли на своих старых местах. У Кузи не было ни сил, ни желания расстраиваться по этому поводу. Вместо этого он принял единственно верное решение - хорошенько выспаться, отдохнуть и, насколько это возможно, привести себя в порядок после вчерашнего подвига. Хотя ощущения подсказывали, что полностью восстановиться после встречи с иконостасом он не сможет никогда.

12.
Кузя проснулся ближе к темноте. Сумерки за окном уже сгустились и, хотя звезд и Луны еще не было видно, все говорило о приближающейся ночи. Кот слабо перевел взгляд на хозяина. О, нет! Опять... Каждый раз, когда хозяйка ночевала вне дома происходило одно и то же. Хозяин уходил ненадолго, возвращался с полным пакетом каких-то бутылок, садился за компьютер и пил их содержимое до полного изнеможения. Об этом изнеможении говорило все: и его поведение, и его взгляд, и даже голос, но, в первую очередь его аура - что с ней творилось в моменты употребления таинственной жидкости смог бы описать только кот, да и то, если б умел говорить.
Кузя чувствовал себя немного лучше, но только немного. По крайней мере он снова стал ощущать собственное тело, а мутило уже не до потемнения в глазах. Он сполз с дивана и вяло поплелся на кухню. Там в миске лежала уже изрядно подсохшая по краям колбаса. Стоило отдать должное хоязину: он заметил, что кот вылакал всю воду утром, и вновь наполнил миску. Первым делом Кузя утолил жажду и уже после принялся за еду. Без особой охоты поедая куски колбасы, он отметил для себя вдруг, что со времени появления тени в его квартире не было ни одной темной сущности, и ни одного доброго духа, кроме домового, разумеется. Вот и сейчас обжора за плитой, обычно бесстыдно чавкающий своим ужином или завтраком, молчал и вообще не издавал ни звука, равно как и вчера, и позавчера. Вообще весь дом словно бы разделился на полюса. Вот хорошие, светлые углы и места, а вот тень в углу. И только Кузя, казалось, находился между ними. Раньше и добрые духи, и злые сгустки шныряли то тут, то там. Пестрота эта была привычной и даже забавной для тех, кто мог ее видеть, и в первую очередь для хозяина дома - для Кузи. Что же было теперь? Тишина. Затишье.
Кузя ел кусочек за кусочком, подозрительно озираясь по сторонам. Ему не нравилось, чертовски не нравилось то, что мелкие темные твари спрятались по углам, будто бы им дали распоряжение не мешать. Кот ощущал себя бойцом, вышедшим на ринг первым и ожидающим появления второго и, несомненно, более сильного бойца. Когда все, и зрители, и тренерский состав, и просто случайные свидетели застыли в ожидании. Весь дом застыл в ожидании.
Кузя неторопливо доел и постарался собраться с мыслями. Атмосфера была нарушена напрочь. Неожиданная перестановка в твоей собственной квартире - вот, на что это более всего походит, если переводить на человеческий язык. Когда ночью, отправляясь в туалет, отбиваешь ногу о любимое кресло, стоявшее прежде двумя метрами правее.
Кузя стоял так несколько минут. Потом выпустил когти и беспощадно впил их в жесткий линолиум, злясь, как никогда. И злоба эта была ни на себя, ни на глупых хозяев и даже не на врага. Это была просто злость. Злость в чистом виде. Эссенция злобы. Злость голодного хищника, злость от достоинства, злость последнего спартанца, подставившего свою грудь под отравленную стрелу перса.
"Это мой дом. Мой. Мой! МОЙ!!!"
Тяжело дыша от застрявшей в глотке ненависти, Кузя буквально влетел в комнату.
С хозяином уже творилось что-то невообразимое. Его аура, обычно нежно-салатового оттенка, представляла сейчас из себя мутно-бордовый сумбур, до такой степени неприятный и уродливый, что кот невольно отвел взгляд в сторону. Сам же мужчина, даже сидя на месте, шатался из стороны в сторону и что-то бурчал себе под нос пьяным, сиплым голосом. Еще немного времени, и он окончательно отрубится. Это кот знал наверняка.
Вот, чего ждала коварная тень.
Кузя сел неподалеку. Сумерки мало по малу сменились темнотой. Наступила ночь. Вскоре хозяин перестал ворчать и кряхтеть, а захрапел ровным, неприятным храпом. Рядом гудел компьютер. Удостоверившись, что хозяин окончательно уснул, Кузя вскочил на стол и уселся прямо на клавиатуру, перед мерцающим в темноте монитором. Он хмуро и сурово ожидал начала битвы, математически точно зная, что сегодня она случится.
Прошел час. Другой. Третий. Хозяин что-то бубунил во сне, а один раз даже проснулся и с минуту удивленно смотрел на своего кота. После чего уснул вновь. Кузю тоже клонило в сон. Зная, что непременно проснется при появлении противника, кот позволял себе дремать по несколько минут. Усталость предыдущих дней давала о себе знать. Он резко засыпал, так же резко просыпался, и темнота медленно рассасывалась вокруг него в свете невыключенного компьютера. Но в один из моментов темнота не исчезла...

14.
Кузя проснулся и подождал несколько секунд. Моргнул раз. Другой. Третий. Все вокруг словно померкло. Кот оглянулся и в ужасе сжался. Он не видел окна, не видел углов, не видел дверного проема, ведущего из комнаты в коридор. Все поглотила абсолютная тьма.
Началось.
Только слабое, приглушенное мерцание монитора едва-едва освещало кота, да безупречное сияние иконостаса пробивалось сквозь густой, словно смоль, мрак. В мгновение ока Кузя проснулся и выпрямил осанку, как офицер перед расстрелом. Со всей ненавистью он вонзил взгляд в пятно, что сгущалось сейчас над головой хозяина, и приготовился к драке.
В какой-то момент пятно расплылось. Кузе уже приходилось видеть это, хотя ужас вновь пронзил его насквозь. Не прошло и минуты, как перед котом предстала тень. Кузя зашипел, выпустил когти, но тень даже не шелохнулась. Казалось, что с момента предыдущей встречи она несколько уменьшилась в размерах, хотя по ощущениям и не стала слабее. Кузя почувствовал что-то неладное и, тревожно щурясь и облизываясь, переступил с лапы на лапу.
Действо тем временем не остановилось. Пятно снова расплылось, завибрировало и уже через несколько секунд выплюнуло наружу... вторую тень! В мгновение опешивший Кузя отступил назад. Этого он никак не мог ожидать. Он был готов к схватке с сильным и безжалостным противником. Но не с двумя!
Тем временем тень снова дрогнула. Она сжалась в совсем небольшой комок, задрожжала, как закипающий на костре чайник и, к ужасу кота, превратилась в третью тварь.
Кузя попятился назад. Он ожидал чего угодно, но не этого. За прошедший месяц он научился отпугивать и контролировать навязчивого гостя, так, чтобы тот не проник в дом. Но что делать с тремя противниками?! Этому кот еще не успел научиться.
В какой-то момент Кузя уперся спиной в монитор. Тени продолжали наступать, явно чувствуя свою силу и беззащитность кота. Он не знал, что делать, а потому спрыгнул вниз, в темноту и интуитивно побежал через сгустившийся мрак к подоконнику. Маленькому хищнику всегда важно быть на высоте, пусть это даже всего лишь подоконник. Единственное, чего сейчас хотел Кузя, это выманить врага на себя, не дать ему сделать что-нибудь плохое с хозяином. Но случилось страшное.
Кузя сел у окна, готовый к последнему бою. Он ждал, когда из мрака на него выплывут тени, одна за другой. Но вот появилась первая тень, за ней вторая, а третьей... не появилось.
Вот он план гадкой твари!
Кузя зашипел. Он знал, чувствовал, что его шипение болезненно и неприятно для врага. А потому, когда две тени сжались от нерпиятного для них звука, кот что было сил рванул обратно, к хозяину. Открывшаяся для него картина, напугала Кузю сильнее, чем все что ему приходилось видеть ранее. Даже встреча с иконостасом. Отвратительная тень склонилась над хозяином и медленно, будто через трубочку всасывалась внутрь спящего мужчины. Кузя не мог медлить. Он рванул вперед и прыгнул прямиком в черноту, исходящую от тени.
В тот же миг все тело его пронзила боль. Не та, что была после встречи с иконостасом. Гораздо сильнее и страшнее. Он потерялся, но лишь на миг, хотя миг этот показался целой вечностью. И вот он один стоит рядом с хозяином, светит монитор, а вокруг плавают в дьявольском хороводе сумрачные духи. Вот один возник совсем рядом, вот другой, вот третий. Обезумевший от боли и злобы Кузя метался из стороны в сторону, шипел, падал, поднимался, снова поднимался и снова шипел. Но тени, проклятые тени, лишь приближались. Он кинулся на одну из них. Она отдернулась и ошиперилась, как еж. Им тоже было больно, но что сейчас могло сравниться с болью Кузи? Ничто.
Кузя прыгал то влево, то вправо, свирепо бросался то на одного врага, то на другого. Но сил оставалось все меньше и меньше. В какой-то момент Кузя окончательно ослаб. Битва, да и война в целом, были проигранны. Враг взял свое.
В последнем порыве, Кузя вскочил на грудь спящего хозяина, прижался к нему всем телом и... замурлыкал. Он прощался. Прощался со своей хорошей жизнью, прощался с домовым, так и не распутавшим бороды, с миской, всегда полной еды, с хозяйкой, которой не было сейчас рядом, со всем, что окружало его эти годы. Он прижал уши, чтобы не слышать, подогнул хвост, чтобы не чувствовать, и мурлыкал. Мурлыкал, безжалостно впивая когти в мерно вздымающуюся грудь любимого существа. А тени вокруг все приближались и приближались, в безмолвном торжестве отмечая свою безоговорочную победу.
Кузя уткнулся носом в одну из пуговиц хозяйской рубашки и, будто бы извиняясь, замурлыкал еще громче. Это все, что он мог сделать. От многочисленных столкновений с темными сущностями он не мог встать, не мог поднять головы или хотя бы даже повести ухом. Он мог только мурлыкать, нежно и испуганно прижимаясь к груди человека, которому так и не смог помочь.

15.
Утреннее солнце озарило сначала кухню, а затем и комнату. В приветливом и ярком свете кружатся столбы пыли. Привычный шум моторов с улицы и заливистый лай бездомных собак беспрепятственно проникают сквозь открытые форточки. Где-то играет радио. Звук льющейся воды. Вкусно тянет жаренными котлетами и грибным супом. Нескончаемая болтовня домового.
Кузя повел ухом, как локатором, поправил хвост, затерявшийся где-то в складках одеяла и облизнулся.
"Котлеты..."
Хотелось дальше спать. А почему бы и нет? Он же не человек, а кот, и ему не нужно стремлав мчаться на работу. Можно спать сколько вздумается.
Воспоминания о вчерашних событиях нахлынули разом.
Еще не успев открыть глаза, Кузя вскочил на все четыре лапы. О, лучше бы он не менял положения! Его тело не просто пронзила боль: казалось, что каждая конечность, каждая шерстинка и отдельно взятый ус болят отдельно и по своему. В тот же миг Кузя завалился обратно, тяжело и мучительно выдохнул, и только после этого открыл глаза.
На первый взгляд все выглядело по старому. Все вплоть до деталей. За исключением изрядно порушенной ауры, разумеется. Домовой в углу, чуть заметно гудит компьютер с потухшим экраном, в комнате бардак, какой бывает только если хозяйка не ночует дома. Сам Кузя лежит на кровати, на привычном для себя месте.
Так неужели пронесло? Неужели тени так и не смогли подобраться к хозяину и убрались восвояси? В это сложно было поверить, но искорка радости уже промелькнула в душе измученного кота.
"Так, стоп! А где хозяин?"
Кот прислушался, а когда из ванной комнаты донесся болезненный стон, облегченно выдохнул. Мужчина в душе, пытается привести себя в порядок после вчерашней пьянки. Значит все в порядке.
Кузя положил голову на одеяло. Не было сил ни радоваться, ни торжествовать. Что уж и говорить - сколько кот ни пытался подняться в последущие десять минут, сделать это ему так и не удалось. Он просто поставил для себя отметку об еще одной отбитой атаке. О том, что делать дальше он подумает после.
В комнату вошел изрядно помятый хозяин. Как же радостно было видеть его целым и невридимым в это утро! Мужчина сел на диван рядом с Кузей, икнул и пустым, неосмысленным взглядом уставился в окно. Кузя не без труда перебрался поближе и ткнулся головой во влажное полотенце, обернутое вокруг бедер мужчины. Все, что нужно было сейчас коту, это немного ласки.
- А, вот ты, полосатый безобразник,- мужчина взял кота и переложил к себе на колени.- Иди сюда, мой хороший.
Кузя даже не пискнул, когда его перекладывали, хотя ощущения при этом были не из приятных.
- Чего-то мне не очень, приятель,- усмехнулся хозяин, гладя питомца по голове.- Башка раскалывается, хоть в петлю лезь. Уснули вчера с тобой, как два тюленя на солнышке. Холостяцкий быт... Да, старик, и ничего здесь не попишешь.
Кузя слабо замурлыкал. Он не слушал, да и не понимал, что ему говорят. Вполне хватало интонаций - ласковых, убаюкивающих.
- Небось голодный? Ничего, скоро вернется мама и всех нас накормит. Извини уж, я до магазина не дойду,- мужчина помолчал, задумчиво водя ладонью по голове кота. Примерно с минуту он сидел, прикрыв глаза, после чего заговорил вновь.- Маленький, храбрый малыш. Защитник дома. Помню, как ты поймал мышь, приволок ее к нам, да так и не съел. И даже не убил. Глупый. Да... глупый.
Кузя понемногу засыпал. Он бы все отдал сейчас, только бы не кончался этот момент, только бы спать на коленях хозяина и не думать ни о чем.
- Ты у нас, как ребенок и мы тебя любим. Мальчик наш... Ну-ну, аж заходится!- хозяин засмеялся.- Сегодня тебя надо хорошо накормить. Ты заслужил. Защищал свой дом, дрался, рычал. Жаль только... что победить тебе было не суждено.
Неожиданно левая рука мужчины сжала горло кота, да так, что у того полезли из орбит глаза. Домовой испуганно заверещал, солнечный свет будто бы померк, все ауры в доме разом дернулись.
- Маленький, храбрый защитник дома. Глупый, но до того отважный.
Ошеломленный Кузя уперся задними лапами в диван и попытался вырваться, но рука лишь сильнее сжимала его горло. Язык выпал из пасти, в глазах потемнело.
- Как удивительно: такая мелочь и так долго мешала. Но, всему приходит конец. Можно было просто отступить, но ты этого не сделал. Стоит отдать тебе должное.
Кот отчаянно пытался сделать хоть глоток воздуха, но ничего не выходило. Сознание улетало прочь.
- Знал бы ты, маленький гаденыш, как давно мы мечтали это сделать. Как долго мы ждали этого мгновения.
В этот момент правая рука обхватила голову кота и резко рванула в сторону. Еще через секунду бездыханное тельце Кузи сползло на пол.
Хозяин с холодной улыбкой поднялся с дивана и, неспеша, двинулся к ближнему от окна углу. Туда, где поблескивали в свете солнца иконы жены.

Заключение.

Призрак незаметно пробрался в некогда родной дом. Он оказался в коридоре. У входной двери одиноко лежал небольшой сверток. Призрак бесстрастно прошествовал мимо него в комнату.
- Ты пил вчера! Опять пил! А потом... потом ты убил его...- билась в истерике женщина.- Убил. Свернул шею нашему котенку.
Подавленный мужчина сидел рядом, потупившись в пол. Он пришел в себя на полу, всего несколько часов назад. Иконостас опустел, на нем стояла лишь единственная уцелевшая икона. Остальные были изрубленны топором.
- Это не так. Сегодня утром он был жив. А потом... потом я ничего не помню.
- Ты мерзавец! Мерзавец! Ничтожество!- жена упала на колени посреди комнаты и закрыла лицо ладонями.- Наш котенок... Наш милый котенок...
- Я не знаю... Я...
- Убирайся прочь!
А тем временем вокруг них бесновались тени. Десятки, сотни теней крушили все, что накопилось хорошего в этом доме, жрали, купались в злобе людей. Уже никому и никогда не будет хорошо в этом доме.
Злое пиршество замерло, когда в комнате появился призрак. Он не стал медлить и кинулся на первого же подвернувшегося врага. Тварь зашипела, рванулась в сторону, но не успела и в считанные секунды была сожрана светлой сущностью. Та же участь постигла и вторую тень, а за ней третью и четвертую. Призрак поймал и сожрал их всех и успокоился только тогда, когда дом опустел.
Теперь все зло было в нем, в призраке.
- Я правда не знаю, что произошло,- проговорил сквозь слезы мужчина.- Правда. Я люблю тебя, люблю Кузю и нашу маленькую, веселую семью.
Женщина села рядом и, помедлив, обняла разбитого мужа.
- Наша семья осиротела сегодня.
- Это так.
- Похороним его хорошо. Не на помойке.
- Нет. В парке. Где много птиц и детей.
Наступила тишина.
Призрак посидел в ногах сначала у него, потом у нее и слабо двинулся к окну. Там еще раз обернулся, будто прощаясь, и, не медля больше не секунды, прыгнул прямиком на уцелевшую икону. Раздался хлопок, икона разломилась пополам и призрак исчез навсегда. Вместе с собой он унес и всех теней. 

Хорошая история! | Плохая история :(
118 | 3

Следующая крипипаста называется Снежная ночь. Предыдущая: Кот. Или попытайте удачу, выбрав случайную.

Мы приветствуем уместные, уважительные комментарии по теме. Пожалуйста, прочитайте правила нашего сайта перед тем, как оставить свой комментарий.

2014-01-30T11:20:20
:

Аааа,блин,бедный кот...(((((((((((((((

2014-02-23T22:41:04
:

да, жаль беднягу.

2014-02-24T04:48:31
:

У меня тоже кот умер недавно,так что мне про смерть котов только со слезами читать...(

2014-03-01T07:53:07
:

я очень тебе сожалею....(

2014-04-08T14:37:06
:

я тоже

2014-05-27T17:21:54
:

Хозяин-тварь бездушная, чтоб ты сдох!

2014-08-10T04:04:33
:

хозяин не виноват он был одежим

2014-08-10T08:52:47
:

Знаю. Просто разозлилась тогда.

2016-03-12T10:02:03
:

Читала на одном дыхании! Не могла удержать слез в конце. Очень сильно, автор талантище

Всего 9 комментариев
comments powered by Disqus